12.08.2022

 

НовостиПроектыСтатьиФотоСсылкиКонтакты English version

Главная Статьи

Статьи

« К списку статей

Колея уходит в бесконечность. Продолжение статьи в журнале МОТО.

 

17.07.2008

 

Колея уходит в бесконечность

Евгений Штиль
Мото 7 2008
04.07.2008


Это продолжение рассказа о проекте путешественников братьев Сергея и Александра Синельников пройти по семи пустыням мира на отечественной мототехнике.

КАЛАХАРИ. В Замбии проживает много колонистов ” потомков коренных англичан. Они владеют многочисленными фермами, держатся сообща ” так легче выжить. На некоторых из ферм мы ночевали, пока ехали в сторону Ботсваны. Ставили палатку, нам разрешали посещать туалет и душ. До чего ж приятно пользоваться благами цивилизации, когда уже почти забыли, что это такое! Один из фермеров, Эйвош, очень смахивал на исследователя Африки Дэвида Ливингстона ” с такими же усищами. Уезжали с незаданным вопросом (кто знает, как к нему отнесся бы) ” не родич ли? Или, может, он и есть?.. В столице Замбии Лусаке купили новый навигатор ” взамен похищенного эфиопами. Нашли нужный в рыболовном магазине. Владелец-индус, тоже мотоциклист, сделал нам скидку. Вот он, мотоциклетный интернационализм, в действии! Да здравствует международное братство двухколесных!


До границы с Ботсваной оставалось 15 км, все в нетерпении привстали на подножках, вглядывались в даль ” ну где же ты, Калахари?.. До сих пор спокойно ехавший Виталик Мельничук прибавил газу. Почему рвался вперед, рассказал вечером у костра. Увидеть Калахари мечтал давно. Несколько лет назад на разбитом внедорожнике, без GPS он прошел всю Сахару, угодил к алжирским повстанцам, а те поставили его к стенке. Что тогда отвело пулю, сам гадает до сих пор ” как-то странно вдруг отпустилиЎ После много где бывал, но до Калахари доехал только сейчас. Из-за того, что спешил ее увидеть, а все его догоняли, Ижики установили два рекорда (на асфальте): за 14 часов движения прошли аж 500 км, из них один отрезок в 100 км ” без остановки! Для отечественной техники это невероятный результат.

...Еще на старте экспедиции Семь пустынь наш научный консультант, знаменитый ученый-геоморфолог, академик РАН, профессор Института географии Дмитрий Андреевич Тимофеев предупреждал: самое страшное в пустыне не жара, не дикие звери и не песок, а наводнение. Во влажный сезон ни с того ни с сего на безводную бесконечность обрушиваются многотонные потоки водыЎ Не верили, во всяком случае, не испугались. Но именно такую, мокрую встречу и организовала нашей четверке пустыня Калахари.


Первые дождики напоминали домашние грибные. Это и есть влажный сезон, которым нас пугали?! Но на въезде, едва свернули на песок, с неба рухнула стена воды. Стена ” не метафора: это было что-то вроде водопада Виктория. Рукой не пробивается. Хотелось бы эту стену продемонстрировать, но снять на видео или сфотографировать такой интенсивный ливень невозможно ” получается лишь мутная белая картинка. Постепенно сквозь непромокаемые плащи стала сочиться вода, теплые струи текли между лопатками, по животу, наполняли ботинки. И так не один день. Дождь начинался ближе к обеду: небо резко затягивало тучами, и потом лило часами. К концу дня все шмотки становились насквозь мокрыми. Спасало лишь то, что здесь тепло. Мотоциклы? А что мотоциклы: они смиренно тащились по песочной жиже. Ничего хуже в их механической жизни, наверно, не случалось. Вода доходила до осей, аппараты тонули, мы их вытаскивалиЎ Эта подводная езда длилась без конца. Так ведь и не поешь по-людски!

Кстати, о еде. Из Москвы везли сублимированные продукты. Ими постоянно и питались ” в центре Африки привычной для нас пищи не найдешь. И мешок с харчами опустел еще в Танзании. Начались пищеварительные муки. Заказывая еду в местных селениях, пытались объяснить поварам, что хотим чего-нибудь простого, например, ку-ка-ре-ку. Но на здешних языках этот возглас никак не связан с петушиным криком. В итоге получали невесть что да еще и за большие деньги. Чтобы хоть как-то помочь организму продезинфицировать съеденное, пренебрегли главной заповедью водителя: за рулем ” ни капли. Признаемся: пили спирт. Доза ” одна столовая ложка перед едой. Успокаивали совесть тем, что скорость нашего продвижения 60 км/ч на асфальте и не более 5 км/ч по бездорожью.

Итак, плывем. Колеи практически размыло, и они превратились в речушки... Зато увидели цветущую пустыню. Не выжженные солнцем кусты средь бесконечности песка, а настоящую яркую зелень.


Проехали долину Макгадикгади. Название ” неплохая тренировка артикуляции, а?.. Держим путь в центр заповедника Калахари ” селение Матапа. Оттуда ” на запад в Намибию. Подъехали к заповеднику ” территория обнесена колючей проволокой в два ряда. Нашли ворота, но едва въехали, как навстречу выскочили молодцы в военной форме с автоматами наперевес. Один, видимо главный, закричал: No, no! Мы предъявили все имеющиеся документы, сопроводительные письма ” ему пофиг. Кое-как, через пень-колоду разъяснил: передвигаться на мотоциклах тут опасно ” сожрут хищники и читать наши документы не станутЎ. Но ведь мы предварительно созванивались, нам отвечали, что проехать здесь можно. Как же так?.. В ответ главный замахал руками ” прочь! Пришлось повиноваться ” выехали за территорию.

Бесконечно пилили вдоль колючки в надежде найти лаз или другой въезд. Дудки ” проволока никак не заканчивалась! Через несколько километров на нас выскочил отряд все тех же охранников. Неужто следовали параллельным курсом по внутренней стороне?! Уже не без угрозы в голосе приказали сваливать по добру-по здорову и дружески помахали автоматами. Провоцировать еще один бой в многострадальной Африке (тем более, что его итог был понятен) в наши планы не входило, и мы изменили маршрут, поехали на север, в надежде вырваться на трассу, заправиться и попытаться обогнуть заповедник, чтобы добраться до юго-западной части Калахари, где гуляют символы этой пустыни ” гигантские дюны.

И в сердцах благодарили злых секьюрити: то и дело стали натыкаться на следы то ли львов, то ли леопардов. Самих животных, спасибо судьбе, встретить не удостоились, но могли ” тут такие заросли!.. Воображение разгулялось: может, из-за них хищники за нами и наблюдали?.. Под колесами сновали какие-то грызуны, над головами проносились ночные птицы. Кровососы? Про насекомых и говорить не приходится: их здесь тучи!

Когда добрались до границы с Намибией, с прискорбием отметили, что так и не увидели ни одного приличного бархана.

НАМИБ. Даже когда пересекли границу между Ботсваной и Намибией, Калахари все не кончалась ” по-прежнему вокруг поросшие кустарниками песчаные холмы и холмики. На горизонте виднелись горы, и само естество путешественников после однообразия пустынного рельефа потянулось к ним. За горами нас ждала последняя, седьмая, пустыня ” Намиб. Но прежде свернули в столицу страны, город Виндхук ” передохнуть и подсуетиться в делах, связанных с возвращением домой.

Город увидели издалека ” ночные огни подкрасили нижнюю кромку густых низких туч. Столица Намибии удивила еще в первом нашем походе на Уралах пять лет назад: вдруг среди пустыни и гор открылось творение рук человеческих ” современный город с идеально чистыми улицами. Будто перенеслись в Европу.

Принялись искать нашего товарища Шона, с которым совершенно случайно познакомились в прошлый приезд. Разыскали его дом, но оказалось, он переехал. Нам посоветовали: спросите первого встречного байкера, где живет намибийский ковбой байк-доктор? И точно: едва мы назвали встретившемуся мотоциклисту прозвище нашего приятеля, тот тут же указал: Вам туда!

Словами не описать, насколько обрадовался Шон. Несмотря на то, что едва владели языком, который мы бессовестно называем английским, и его русский в объеме двух слов, прекрасно понимали друг друга. Шон ” свой парень! Сам он объясняет это свойство своей натуры тем, что его предки ” настоящие буры, первые колонисты на юге Африки, отважные, умные и решительные люди. От них он унаследовал и добродушиеЎ Тут же заявил: Еду с вами! Только теперь у него нет мотоцикла ” лишь джип. Вот и ладушки ” теперь у нас будет автомобиль сопровождения. Все легче в песках.

Выспаться в те дни в Виндхуке удалось только Виталию ” остальные либо готовили технику, либо занимались организацией возвращения в Россию. А Виталик проспал напролет почти четверо суток! Богатырский сон возвращал ему силы. На пятый день Сергей Муравицкий всех заторопил. Говорит, постоянно во снах вижу океан. По коням!

Пустыню Намиб мы не то что увидели ” ощутили. Вокруг все стало другим: кустарнички ниже и реже, пески и камни коричневые, а не светлой охры, как в КалахариЎ Намиб простирается на 2000 км вдоль побережья Атлантики от Анголы до ЮАР в виде полосы шириной 150”200 км. Всю ее вдоль не проедешь, да и ни к чему. Чтобы познать, что она собой представляет, чем дышит, достаточно полосу пересечь в нескольких местах.

Держим курс к океану. Зубодробительная гравийка сменилась колеей такой плотной, словно под колесами образовался асфальт. Оглянулись ” и показалось, будто мы в Бурятии или Казахстане: вокруг такие же степи, растения чем-то похожи, а вдали, у горизонта, узенькая полоска горЎ Скоро желтоватые песчаные горы вдруг выросли под небо, и свободная езда закончилась. Пошли мучения ” въехали в царство намибских дюн. Невероятно, но эти громадины движутся: от подножия до маковки они состоят из сыпучего песка...
Шум океана прозвучал неожиданно: вот она ” Атлантика!.. Место для ночевки на берегу Сергей Муравицкий выбирал по одному принципу ” чтобы было удобно подойти к воде. Едва заглушили моторы, как он, на ходу сбрасывая с себя все, кинулся в бушующие волны. Холодная вода остудила его, но счастье исполнения мечты согрело.

Поутру ” дальше. Откуда ни возмись ” асфальт. Видно, жители близлежащих поселков скинулись деньгами, чтобы уложить нормальную дорогу и ездить друг к другу с комфортом. И все же мы свернули на дикую тропу и продвигались параллельно тому пути, по которому ездят прибрежные жители. И тут пустыня Намиб выкинула фортель. Мы, конечно, читали, что выше Свакопмунда, выше Уолвиш-Бэя она соляная.

Считали, так говорят для пущего колорита ” ну, увидим привычные, вроде среднеазиатских, солончаки, и все. Ан нет! До самого горизонта простирается пространство, сплошь покрытое огромными кристаллами соли, некоторые величиной с голову и больше. Инженер-механик засомневался: мол, не сдюжат здесь слабосильные Ижи. Но покататься тут надо из принципа!.. И ничего, едем. Соль под колесами скрежещет, трескается, разлетается осколками. Хорошо, что не было дождяЎ Набрали для коллекций кристаллы, лизнули ” горечь морской воды.

Вот и Берег Скелетов. Он уходит вдаль на сотню километров. То тут, то там из зыбучего песка торчат остовы-скелеты ” останки деревянных кораблей, еще тех, первых колонистов. Не многим из них посчастливилось выйти на глубоководный Кэйп-Кросс ” большинство сгинуло на этом мелководье, уходящем далеко от берега. Отсюда и название ” Берег Скелетов.

ВОЗВРАЩЕНИЕ. На обратном пути до Виндхука предстояло еще раз пересечь пустыню Намиб ” еще 200 км песчаников, камней, редкой растительности. Приблизились к самой высокой точке Намибии ” горе Брандберг, 2606 метров. Собрались было взобраться на нее, но когда прикинули, успеем ли на следующий день доехать до столицы, оказалось ” мы в цейтноте: на завтра у нас авиабилеты. Увы, тронулись, а величественный Брандберг проплыл слева и долго еще возвышался над горизонтом...

Появился асфальт трассы, ведущей в столицу Намибии, и только тогда нас сковала дикая, нечеловеческая усталость ” едва держали рули. Как-никак два месяца в дороге по чужому континенту. Сил осталось ” а куда денешься ” только на предполетную суету. Когда самолет взмыл в высоту и взял курс на север, прильнули к иллюминаторам. Внизу развернулась пустыня Намиб, но даже отсюда ее границ не видать. На песке куда-то далеко-далеко уходила колея. Наш след?..

 


« К списку статей

©® «Братья Синельники», разработка сайта - Vinchi Group
Оформление и программирование Ильи

Экстремальный портал VVV.RU