27.09.2020

 

НовостиПроектыСтатьиФотоСсылкиКонтакты English version

Главная Книги и диски о путешествиях братьев Синельников Африка Сергея Синельника

Африка Сергея Синельника


Часть 4

АФРИКА СЕРГЕЯ СИНЕЛЬНИКА

Наша Кругосветка продолжалась, она набрала силу и, прежде всего, в наших сердцах, она стала нашим делом на этот период жизни. Уже начался даже некоторый ажиотаж - скорее, скорее, чтобы промежутки между стартами были покороче, нас звала к себе Дорога, и встала очередной задача - проехать "Чёрный континент", весь, с севера на юг.

После сбора и изучения информации, карт, встреч с людьми, побывавшими в разных странах Африки, выяснилось, что этот материк - трудный из-за плохих дорог, политической нестабильности и непредсказуемости поведения местного населения.
Первой и самой красивой была идея проехать по западному побережью Африки с севера на юг, этого нам, на самом деле, больше всего хотелось. Но изучение вопроса привело к тому, что от западного побережья вскоре вообще пришлось отказаться, потому что кое-где там совершенно нет дорог, война в Конго-Заире, неспокойно до сих пор в Мавритании, Мали и Анголе. Да ещё надо проехать 15 стран, а значить 30 границ, да плюс визы, депозиты, чиновники!
Маршрут же по восточному побережью показался нам более подходящим, война в Эфиопии с Эритреей закончилась, граница Судана с Эфиопией временно открыта, а значит, юг Судана, где до сих пор идёт гражданская война, можно объехать и попасть в Уганду. Сомали останется в стороне, а в остальных странах спокойно, границы открыты.
Но с дорогами и здесь проблемы: например, в пустыне Сахара их вообще нет, в Судане, Эфиопии, Кении - очень плохие. Но - выбор сделан! Едем по востоку!

Определились с составом команды, решили ехать вчетвером: мы - братья Синельники, Сергей и Александр, Сайгаков Владимир - механик, Новиков Владимир - фотограф и видеооператор, едем на двух мотоциклах: "Урал-Соло" и "Спортсмен", последний с приводом на колесо коляски, что очень важно в условиях пустынь. Коляска также будет служить складом для воды, питания, бензина и мастерской с запчастями, - рассчитывать в Африке придётся только на себя.
Оформили визы, но не во все страны, некоторые предстоит оформлять по ходу путешествия. Заняло много времени ожидание виз в Судан, мы так поняли, что люди там очень неторопливые (в чём впоследствии непосредственно убедились!).
Кроме всего прочего, обзавелись "охранными грамотами" (сопроводительные экспедиционные письма) от разных учреждений на английском и русском языках. Чтобы не вылететь "в трубу", и не огорчить печалью любимых родственников, сделали прививки от заморских болезней, в том числе и от коварной жёлтой лихорадки.
Окончательно утвердили маршрут по Ближнему Востоку. Сначала планировали из Турции морским паромом добраться в Египет, но тариф проезда огорошил нас, если так и дальше пойдёт, то наш бюджет с треском лопнет. Поэтому, без лицемерного сожаления, отказались от сулившего лёгкий путь парома, и решили своим ходом проехать по Турции, Сирии, Иордании до Египта.
Первый месяц весны щедр на морозные утренники, да и вьюги снежные не в диковинку.

mainbrowser-34.jpg


НОЧНОЙ СТАРТ ОТ НОЧНЫХ ВОЛКОВ

Старт третьего этапа мотокругосветки, состоялся 13 марта 2003 года в Москве, в байк-центре "Ночные Волки", там же мы стали членами Байкерской Ассоциации "Racing Team".
Переправиться из Новороссийска паромом по Чёрному морю, к берегам Турции, в день нашего прибытия в этот стратегический порт Краснодарского края не представилось возможности - ближайшее судно отойдёт нескоро. Связался с Сочи, выяснил, что через 20 часов оттуда идёт паром в Трабзон. Рассчитывали успеть, но не так-то просто гнать по зимней дороге, если учесть, что участок длиной в 350 км серпантинный, из-за холода и снегопада дорога оказалась скользкой.
Сайгаков Володя управлял "Уралом" с коляской, на крутом повороте его кинуло в сторону, спас бордюр, а то бы улетел в пропасть. Отделался ушибленной ногой и помятым баком. Решили не спешить, лучше опоздать на судно, чем разбиться. На паром мы, конечно же, не успели. Ожидание. Через двое суток зафрахтовали другой, и 17 марта покинули Россию.
Вышел на палубу, на горизонте в дымке виднелись очертания гор, ещё чуть-чуть и берег растворится в облаках, густо нависших над морем. Когда мы увидим тебя снова, Россия?!

РАЗВЕ МОЖНО БЕЗ АФРИКИ ?

Африка с детства виделась нам с братом необычным и загадочным континентом, привлекала уникальным растительным и животным миром. Необычность ландшафта, буйство красок, разнообразие цветовых сочетаний пейзажа, делают Африку невыразимо привлекательной для путешествий. Если сравнивать все пять материков, Африка - самый трудный и опасный. Но ведь мы поставили цель пересечь все материки, и Африку из списка не вычеркнешь.
Припомнились слова гаишника, который нас остановил недалеко от Новороссийска, увидев обмёрзших путешественников, и узнав, куда мы едем, сказал: "Я, ребята, вам не завидую!?"
Но на самом деле, несмотря на холод и неизвестность предстоящей жизни в пути, я чувствовал себя счастливым человеком, счастливым, потому что хоть на какое-то время отпустила на волю банальная городская жизнь.

БЕРЕГ ТУРЕЦКИЙ. СНЕГОПАД.

Утром мы выгрузились в Трабзоне, и я окунулся в пучину таможенных бюрократических, процедур. К вечеру мы двинулись вдоль черноморского побережья к Самсону.

mainbrowser-36.jpg


От первоначально запланированного короткого маршрута - от Трабзона через горы к границе с Сирией, нас отговаривали все наперебой - и водители, и работники таможни, в это время года дороги там и без того плохие, ещё и размыты, а главное, снова восстали курды. Придётся ехать через горы, но только западней, ближе к Анкаре, там дороги лучше, но и лишних километров аж пятьсот. Но я уже знаю из предыдущих походов, что не всегда короткая дорога короче, чаще получается длиннее, лучше прислушиваться к местным людям.

Турецкий бензин kursunsuz, типа нашего 93-го, очень дорогой - около 1,2 $, зато питание - дешёвое. Мартовская погодка сбила намеченный график. Мы очень торопимся, у нас истекает срок визы в Судан, поэтому надо спешить в Египет, в город Асуан. За пять дней предстоит покрыть расстояние в 3000 км. Опаздывать никак нельзя. Надо уложиться в коридор времени, указанный в визах. Стремительно мелькают дни.
В Турции нам посоветовали не въезжать в “глубинку, в центральные горные районы - курды безобразничают по глухим дорогам. Да мы потом и сами порадовались, что не поехали. Погода встала отвратительная, валит снег, температура в горах минусовая, крепкий ветер, одним словом - циклон. Турки удивляются больше нас, говорят: "Фантастика! фантастика! Зима! Впервые за двадцать лет в марте в Турции случился такой снегопад!"
Четверо суток пробирались мы по сугробам. Так хотелось из снежной мартовской Москвы оказаться сразу в лете - и на тебе, угораздило!
Пальцы рук застывают в перчатках, пришлось надеть на руки шерстяные носки, а сверху полиэтиленовые пакеты. Через каждые 30-40 км останавливаемся, отогреваем руки. Холод жуткий. Надели все, что было тёплого, но к концу дня одежда стала мокрой, экипировка явно не по погоде. Купили свитера, плащи и сапоги - стало чуть легче.

mainbrowser-37.jpg


Наше появление в городках вызывает переполох, вокруг мотоциклов собирается толпа человек по 30, обступают и громко, гортанно обсуждают. Звучит незнакомая речь, руки жестикулируют, пальцы складываются в эмоциональные символы: обсуждают наш маршрут в далёкую Африку, изучают русские "Уралы".
Население встречает нас радушно, зазывают в какой-нибудь магазинчик погреться возле печки, угощают душистым чаем. Восточная гостеприимность, предупредительность, желание выказать уважение способны растопить горы льда.
Я как-то переобувался, подбегает паренёк, подстилает коврик под ноги - тёплой волной благодарности отозвалось сердце: хотелось всех турецких ребятишек обнять и расцеловать троекратно, крепко, по-русски. От столь искренней услужливости и уважения то ли к путнику, то ли вообще к человеку - это не важно, главное - стало, как дома, тепло и уютно! Кажется, проявление элементарной заботы, а душу наполнило до краев радостью прикосновения к другой доброй жизни. Это ведь тоже счастье - на чужбине встретить добрых людей.
Грудь сдавило, трудно дышать сделалось:
- А что же с нами-то, русскими, стало? Куда подевались широта, сострадание и милосердие во все времена свойственные народу русскому? Не Россия ли дала миру столько великих гуманистов, мужей-мыслителей, учёных, поэтов, гениальных политиков и полководцев, дипломатов, финансистов и путешественников.
Сегодня пресловутое понятие "русский менталитет", уже даже не "русский характер", звучит неприветливо, оскорбительно и обречённо. Если глубже вглядеться в процессы, происходящие в обществе, напрашивается вывод - нация регрессирует. А ведь именно с русскими, все вместе, и башкиры, и чуваши, и эрзяне, украинцы, татары и прочие народы, входившие в состав России, показывали миру пример человечности, хотя бы взять, к примеру, войну с турками в 1843 году. Наши воины подбирали после боя на поле брани не только своих раненых, но и раненых турок, и не только на своей стороне, но и на стороне врага, и не добивали, а приносили в полевой госпиталь и врачевали раны.
Ведь - это не шутка - сейчас перестали мы быть русскими. Оглянись назад и узришь щит, хранивший во все времена твою Родину с ярко начертанными словами: "Мужество, Достоинство, Доблесть и Честь!", увенчанный немеркнущей славой минувших поколений. Радугой Радонежа соедини взыскующую память прошлого и сегодняшний день.
Всматриваюсь в себя и думаю, не в том ли моя задача, чтобы объехать мир, не с листа, а в реальном пространстве всеми чувствами и умом познать самобытность, традиции, духовную ценность племён, рас и народов. Сроки исполнились: настало время через неповторимую историю, бесценную, уникальную культуру других народов осознать судьбу страны своей, как равную величину в цивилизованном мире.

* * *

Рассвело. Синие тени бродят по нежным снегам. Уже три дня в Турции, а результат слабый, проехали всего 950 км. Мы находимся в глубине страны, в высокогорном районе, над нами все время нависают густые серые штормовые тучи, снег все идёт и идёт, горы, поросшие редким кустарником сильно заснежены, - всё это угнетает.

mainbrowser-38.jpg


Полицейские не пускают нас дальше в горы, потому что на дорогах снег не тает, лежит толстым слоем, только ближе к 12-ти часам, если выглядывает солнышко, становится чуть теплей и проявляется кое-где асфальт.
Утром пускают машины, у которых на колесах цепи, но стоило полицейским отвлечься, мы срываемся вперёд. Я еду на "Соло", а Володя с Саньком на "Урале" с коляской. Нарушаем запрет, но ведь у нас истекают визы!
Катастрофически не хватает времени любоваться турецким снегопредставлением. На одиночном мотоцикле передвигаться больше преимуществ: легче управлять, обгонять встречные машины, ямы на дорогах объезжать, а главное - скорость больше. Но зато внимания больше требуется, по сторонам не глянешь!
"Урал" с коляской часто отстаёт, особенно на серпантине и при крутых подъемах: груза много, да ещё Санёк в коляске сидит как противовес, но механику Володе за рулём так спокойней, уверенней, знает, что не перевернётся.
От холода невозможно сдержать дрожь, стужа коленками выстукивает ритмы степ-озноба по бензобаку. Устроившись на ночлег, лишь к утру согреваемся.
В некоторых городах останавливаемся, чтобы перекусить и обогреться в тёплом кафе. Такое впечатление, что в Турции на каждые 10 человек по парикмахерской - наверное, любят делать причёски. Девушки все невысокого роста, исключение можно увидеть только на экранах телевизоров и почему-то только поющие!? Догадка-нет, может такой ныне эталон восточной красавицы?
Вечером стали спускаться с гор. Все мы почувствовали облегчение, когда заснеженные вершины остались за спиной, и счастье, когда увидели внизу зелёные деревья.
Продолжаем спать по шесть часов, остальное время в седле, чтобы успеть вовремя в Асуан. Не знаю, на сколько нас хватит: Володя уже разговаривает мало и не улыбается - устал.
После приграничного города Антакия (Antakya) узкая дорожка, проложенная в густом хвойном лесу, вывела нас к сирийской границе.

СИРИЯ - СТРАНА "ВКУСНАЯ"

Пограничники долго не хотели нас пускать в страну, делали запрос в Дамаск - заподозрили в причастности к военным действиям в Ираке, война началась два дня назад. Придирались к визам. Мы смекнули, что попали в неблагоприятный для нас исторический момент. Наконец, разрешили въезд в Сирию, но всего на двое суток, несмотря на то, что виза у нас была месячная.
Хотели уже уезжать, да не тут-то было - таможня не даёт "добро! - не пускает - надо платить по 70 долларов за эксплуатацию дорог. Мы не рассчитывали на такие расходы, если и дальше так пойдет - не миновать банкротства - денег не хватит даже до юга Африки, не говоря уж о затратах на возвращение!
Сомневаясь в реальности таких поборов, позвонил в российское посольство, но наш консул подтвердил, что платить нужно и нам не отвертеться. Оформление заняло ещё около часа, и в сильный ливень мы рванули вперёд.
На дорогах повсеместно выставлены военные патрули, идёт много машин с военными. Нас иногда останавливают, чаще ночью, но несмотря на военное положение, объявленное в стране, соблюдают субординацию, такт: проверив паспорта, отпускают, не копаются в багаже, нашим гаишникам следует поучиться у них корректности и учтивости!
Дожди так и льют, но всё же стало теплее.

Сирия страна "вкусная", много всяких "печёностей" и "слоёностей": пирожные, печенье, булочки - в одном кафе насчитали более 20 видов и всё свежее, сладкое. На остановках чаепитие превращалось в маленькое пиршество, а вот с нормальной едой - трудновато: в столовых готовой еды нет, всё нужно заказать и ждать, да и то не знаешь, что тебе "сварганят".
С непривычки не всегда можем проглотить приготовленную на очаге горячую пищу. Может, это действительно очень вкусно, и сирийцы едят да нахваливают, но оно несовместимо с нашим вкусом.
Дороги тут - не зря мы отдали госпошлину! - действительно в прекрасном состоянии, но движение автомобилей в городах беспорядочное, очень интенсивное, водители ПДД не соблюдают, никто никому не уступает: кто успел прорваться первым, тот и едет! Иногда попадаются светофоры, но их чаще всего игнорируют, но в то же время - вот чудесно! - аварий не видели.
Поначалу чувствуешь себя щепкой в произволе некоего водоворота, будто ты в зазеркалье, где всё происходит наоборот: полное противоречие нашим правилам и разумности поведения на дороге! Но в любом хаосе существует своя внутренняя логика, которая упорядочивает и управляет действиями и событиями. Особый, универсальный, механизм восточной логики очень эффективно и своеобразно проявляется на дорогах крупных сирийских городов, устраняя критические ситуации, провоцирующие столкновение транспорта. Факт безаварийности - очевидное тому подтверждение.

ИОРДАНИЯ - БОГ НЕ ВЫДАЛ ВРЕМЕНИ

Война в Ираке смешала все наши планы. Пограничники дали два дня, чтобы проехать транзитом Иорданию. Да нам, собственно, больше и не понадобилось, от границы до города Акаба всего 400 км, страна маленькая - нам хватит и одного дня.
Ни в Сирии, ни в Иордании из-за войны не удалось осмотреть достопримечательности, остались исключительно дорожные впечатления. Так вот - дороги ещё лучше, чем в Сирии, ночью светоотражающие катафоты светятся на асфальте, указывают полосы движения. В отличие от Сирии на дорогах есть горячая готовая еда и очень дешёвая; мы - мужики экономные, рачительные, с удовольствием поели, заплатив за всех всего-то $5. Здесь живут тоже арабы, и очень злые на американцев. Встречают они нелюбезно, во взгляде - вражда. Но узнав, что мы - из России, отношение сразу меняется, тогда доверчиво делятся мнением: "Ирак? Гуд! Америка? Вери бед!", или "Путин? Гуд!", значит, молодец - Россия.
Мы не в курсе, что происходит в мире, не имеем никаких подробностей, связанных с событиями в Ираке. Даже не знаем, какую Россия заняла позицию по отношению к Ираку?! Но из доброжелательного расположения к нам делаем вывод - явно как союзник арабского мира.
Иордания в полной боевой готовности, военизированность населения налицо - преобладает военная форма, даже у дворников одежда цвета хаки.

mainbrowser-40.jpg


Ночью остановили на дороге то ли полицейские, то ли военные, не поймешь - форма зелёная. Я подумал: "Ну, сейчас начнётся проверка документов, вопросы: "кто? куда? зачем?" Подходит к Володе патруль. Володя с ходу: "Салам алейкум!", сразу их разоружил, один из них: "Гоу ту?" Я - "Гоу ту Африка!" Отпустили, даже документы не посмотрели! Это же вам не демократическая Россия, а королевство Иордания, здесь автоматически человека не подозревают в злом умысле, а просто верят тебе, куда надумал - туда и кати, хоть в Африку или на Северный полюс, несмотря на то, что страна в полной боевой готовности! Сознавать, что тебя воспринимают вполне нормальным, здравомыслящим человеком, а не потенциальным преступником или, паче того, готовым злодеем, очень даже приятно.
Следуя по дорогам Иордании, устраиваемся на короткий сон в одной из комнат отдыха придорожной столовой. Поспали - и снова в путь! Доводим себя до изнеможения, спим уже не по 6, а по 5 часов. Время не деньги, но и его не хватает! И то и другое в обрез - отличный стимул для быстрого передвижения по намеченному маршруту.

Иордания - страна пустынных дорог. Через столицу Амман ехали долго из-за бешеного движения авто, далее дорога пролегла через пустыню, среди сыпучих жёлтых песков. Но вот, наконец, и Святая Земля. Остановились, чтобы немного передохнуть, побывать на Святой Земле - Бог не выдал времени, а виза была оформлена в Москве на целый месяц. Там недалеко, за горами к западу, когда-то жил Иисус Христос, а справа высятся коричневые островерхие склоны гор.

mainbrowser-39.jpg


Острое чувство отверженности: рядом Святые места, но не взойти четырём паломникам туда - лишь взгляни издалека и следуй мимо дальше, своим путём! Обидно, но мы не оспариваем волю Горнего мира, смиренно продолжаем земное предназначение: перед нами - наша дорога!
Ранним утром приехали в Акабу, город расположен на побережье Красного моря. В 15 часов отсюда уходит паром в город-порт Нувейба на Синайском полуострове, на территорию Египта. Все таможенные, пограничные процедуры прошли на удивление быстро, оттого, наверное, что мы покидаем страну, а не въезжаем.

ЕГИПЕТ. АВАРИЯ.

Странно. Неужели мы в Египте? Ужасная бюрократия на границе. Всю ночь оформлялись. Бегал по кабинетам, и везде нужен "бакшиш". На каждый мотоцикл ушло по сто пятьдесят долларов! Но на этом наши беды не кончились, а только начались!
На пути в Суэц попали в песчаную бурю. Под сильным боковым ветром, на скорости 130 км в час, вилку моего аппарата повело, и я рухнул на асфальт. Как на экране, молнией пролетели кадры, сознание высветило перспективу: если сейчас вылечу из седла, подхватит сила инерции, закрутит, безжалостно протащит по асфальту и покалечит. Вцепился намертво в руль, и метров 150 тащило меня вместе с мотоциклом. Еле-еле встал: одежда разодрана, но сам вроде жив, осознал чуть позже, что чудом уцелел.
На попутном грузовике довезли поломанный мотоцикл до Хургады. Там произошла встреча с нашим фотографом - Володей Новиковым. Теперь у нас два Володи. Различать их будем очень просто: один, механик, Сайгаков, просит себя называть “Дед - уважительно! А Володя Новиков - оператор и фотограф, как услышал про Деда-Сайгакова, так запросил себя называть Папой. Посмеялись только!
Уже через сутки наш друг - Тимур Ибатуллин из Москвы прислал цилиндр для мотоцикла, клапана и прочее нужное для восстановления; он всю ночь просидел в Шереметьево, в конце концов отправил запчасти с кем-то из вылетающих в Анталию. Мы отремонтировали технику и двинулись в путь.
В Египте все дороги ведут в Каир, это севернее, а нам - на юг.

ЛУКСОР - СТОЛИЦА ДРЕВНЕГО ЕГИПТА

Вскоре мы прибыли в Луксор. В Луксоре величественные храмы Карнак и Луксор, расположенные на восточном берегу Нила, в так называемом Городе Живых. Луксор - это бывшие Фивы, столица Древнего Египта. С Карнаком их соединяла Аллея Сфинксов. Эти храмы являлись важнейшими святилищами Древнего Египта. Строились они при нескольких поколениях фараонов.
Монументализм построек поражает. Огромные колонны. Обелиски. Статуи. Обработанный камень - сколько ударов нанесено долотом мастеров?
Перебравшись на западный берег Нила, осматриваем Город Мёртвых. Посещение гробниц знати в Долине Царей и Цариц даёт представление о погребальных обрядах древности. На стенах многих гробниц сохранились изумительные рисунки, изображающие жизнь египтян. Самая знаменитая усыпальница - конечно, Тутанхамона. На той же стороне Нила находится погребальный храм Хатшепсур - единственной женщины-фараона.
Некогда певшие на утренней заре колоссы Мемнона после реставрации замолчали, но своим размером по-прежнему производят ошеломляющее впечатление. Стоя рядом с ними, чувствуешь себя крошечной песчинкой. Когда-то эти гиганты, изображающие Аменхотепа II, стояли у входа в храм! Но время течёт, меняются поколения, эпохи, исчезают храмы.
А Нил всё продолжает нести свои воды, как и многие тысячелетия назад. Только вот беда - разливов больше нет! Асуанская плотина, которую построили в верхнем течении, убивает жизнь по берегам реки, ибо вода больше не выносит ила на поля. Всё ближе подступает пустыня. И крокодилов больше нет. Местные жители объясняют это тем, что рептилии не могут перебраться через плотину. Зато цаплям раздолье: река зарастает болотной травой. Красивые стройные птицы стоят на одной ноге, будто задумавшись.
Вниз по течению Нила на теплоходе туристам предстоит посетить другие наиболее интересные места Египта. Мы же движемся в сторону города Асуан, на юг.

Заушурх ях Ацабы дя Цфъы


АСУАН

Несколько лет назад в Египте террористы расстреляли автобус с туристами - теперь иностранцы обязаны передвигаться только в сопровождении полицейской машины. Так, с конвоем, добрались мы до Асуана, который стоит на той же великой реке Нил.
По бескрайней поверхности бесконечно снуют крошечные парусники-фелюги, очень красивые на фоне синей воды, и туристы не отказывают себе в удовольствии на них покататься.
Управляют крошечными корабликами в основном нубийцы, темнокожие и белозубые - улыбка не сходит у них с лица.
Можно в Асуане полюбоваться и на плотину, построенную нашими соотечественниками в 70-е годы.
В Египте повсюду с вами очень приветливы и любезны, но буквально за все просят "бакшиш" - "чаевые". Если, к примеру, вы начали что-то фотографировать, к вам может тут же подойти местный житель, поцокать языком, покачать головой, одобряя ваш вкус, и глазом не моргнув протянуть руку: "давай бакшиш!"
Из Асуана по огромному озеру Насер, протяжённость которого исчисляется десятками километров, и которое создал Великий Нил, мы переправились на пароме - старом-престаром судне, в Судан.

СУДАН

Прибыли в Вади-Хальфу спустя 20 часов. Началась разгрузка вещей с судна - коробки, мешки, ящики, тюки, что-то кладут на пирс или в грузовички. Этот хаос пытаются упорядочить таможенники в голубой форме. Уже 3 часа мы ожидаем на изнуряющем солнцепеке баржу с грузом и с нашими мотоциклами, которая болталась на буксире за нашим судном, на тросах, во время движения по водохранилищу, но перед самым городом вдруг пошла своим ходом.
Здесь жарче, чем в Египте, чувствуется жгучее дыхание пустыни Сахары.

С трудом сняли мотоциклы с баржи. Осматриваемся. И тут к нам подбежал какой-то старичок и давай что-то говорить на ломаном английском и чистом арабском, сильно шепелявить, - из всего сказанного я только понял то, что он поможет оформить все документы в таможне. У Мухаммеда, так звали нашего нового знакомого, я даже не успел спросить - сколько будут стоить его услуги, как он уже лихо вскочил в седло на крыле коляски (Володя с Саней ещё в Египте переставили сиденье с штатного места сзади на крыло, чтобы в песках можно было быстро спрыгивать и толкать мотоцикл!) и энергичным жестом руки указал по направлению к одноэтажным зданиям, находящимся в пятистах метрах от нас.

- Кто он такой? - размышлял я, - наверное какой-нибудь брокер или уважаемый человек в этом городке, судя по тому, как его приветствуют люди - зарабатывает своим авторитетом.
Кто бы он ни был, ясно одно - с таким энергичным старикашкой все таможенные процедуры мы пройдём быстрей. В одном из зданий, в помещении суета - идёт процесс растаможивания грузов и проверка багажа, работёнка для пограничников и таможенников один раз в неделю, - что же они делают в остальные дни?
Мухаммед помогает заполнять разные бумаги, бегает по кабинетам, между делом успел нам обменять у кого-то 100$ на суданские динары (1$ - 250 динар).
К нам подходят таможенники - интересуются нами, засыпают вопросами: "Откуда? Куда? Зачем?" Я тоже время зря не теряю - у них узнаю какую избрать дорогу до Хартума, либо ехать вдоль железной дороги по пустыне, она короче на 100 км, чем та что проложена вдоль реки Нил.
Но если ехать по первой, то около 370 км не встретишь ни одного населённого пункта, а наши мотоциклы не позволяют нам взять лишний запас воды и бензина.

Bо втором варианте привлекает близость реки и населённые пункты, которые хоть иногда, да будут попадаться по пути. Все эти выводы делаю после бурного обсуждения с разными людьми на эдакой "конференции", в ходе которой собралась целая толпа, и из-за шума и гама пришлось закончить совещание - запутался окончательно! Тут подбежал прихрамывая наш дедушка и вручил паспорта уже с въездными штампиками.
О том, что наши визы почти закончились, никто даже не заикнулся, а мы так торопились и переживали! Мухаммед привел таможенников, которые проверили номера шасси и двигателей, слегка досмотрели багаж, потребовали указать в декларациях не только сотовый телефон, GPS, фотоаппараты, видеокамеру, но и все номера, модели (которые даже проверили до единой цифры) - такого ещё нигде мы не встречали!
Через 2 часа мы вырвались на свободу, дедушка тот с нами даже не хотел расставаться.

Свобода продолжалась недолго, через 100 м дороги не стало, тяжёлые "Уралы" увязли в песке. "А где же дорога?" - недоумевал я - Всё... придётся отвыкать от асфальта, и привыкать к бездорожью, если здесь в довольно-таки крупном населённом пункте творится такое - что же будет дальше!?"
Стемнело как-то быстро, въехали в Вади-Хальфу, я ожидал увидеть городок похожим на египетский Асуан с многоэтажными домиками, судя по кружочку того размера, которым его обозначают на карте, но был очень удивлён: двухэтажных домов вообще нет, всё это напоминает кишлак или аул в нашей Средней Азии. Дома одноэтажные с плоскими крышами, огорожены забором, все из глины.
Дорог нет, все свободные пространства в городе могут служить дорогой - сотни автомобильных следов в песке, куда хочешь туда и езжай.
Остановились возле магазина, запаслись водой и продуктами, рассчитался я с нашим другом по 25 $ за каждый мотоцикл, он на радостях истратил почти все деньги себе на продукты.

Теперь я ему объяснил что нам надо запастись бензином, поехали мы его искать: я думаю, он умышленно гонял по многим улицам сидя на крыле "Ураловской" коляски с двумя переполненными пакетами в руках, чтобы все его видели в таком виде, с людьми европейской внешности да ещё восседающим на мотоцикле. С довольным видом триумфатора он приветствовал буквально всех, кто встречался на пыльных улицах. Люди с удивлением и с восхищением в глазах провожали нас взглядами, многие узнавали в одном из мотоциклистов Мухаммеда, в восторге тоже приветствовали его, чтобы засвидетельствовать своё почтение. Мне кажется после такого рейда слава о нём ещё долго будет ходить по Вади-Хальфе, - молодец, что говорить! - не упустил момента поднять свой авторитет.

Вях яъ - бяжцфж "буяцеу"


Наконец-то мы остановились возле какого-то дома, вышел хозяин, поздоровался, между собой они долго о чём-то беседовали, а мы сидели на стульях, которые нам принесли дети из дома, стулья поставили прямо в песок. Оказывается, наши новые знакомые обсуждали вопрос - где взять бензин, и приходилось подождать. Через 30 минут подъехал грузовичок с полными канистрами, мы заполнили бензином баки и две канистры по 30 литров. К моему огорчению, бензин оказался дорогим - почти доллар за литр. Эх жаль, надо было запастись в Египте! Теперь нужно было окончательно решить основной вопрос, который не давал мне покоя - какой дорогой всё-таки ехать. Тот человек, который нам продавал бензин, мне без лишних слов - понимая, что мы не говорим на арабском - жестами дал понять, что "вдоль железной дороги лучше не ехать! - увязните, сплошной песок да к тому же заносит дорогу-колею в песке!" Посоветовал ехать вдоль Нила, дорога до Данголы 450 км - камень с песком, да и люди есть. К ночи мы и выехали.

Первые 110 км от Вади-Хальфы проходят по пустынной местности, кроме камней, песка и невысоких гор, ничего не увидишь. Стоит страшная жара, нет никаких признаков жизни, одним словом - мёртвая земля, даже если в воздухе и пролетит какая редкая муха "типа цеце" и той рад, хоть какая-то живность есть, организм всё же!
Дорога очень плохая - одно название: вся в ямах, кочках, часто занесена песком. Тяжёлые "Уралы" быстро закапываются в песок. По песку мой "Урал-соло" идёт хуже, чем "колясочник": его бросает в разные стороны, трудно удерживать руль, но ещё не падал. Но зато если задним колесом застреваю в песке, проще вытащить, чего не скажешь про "Урал" с коляской - тот, если застревает, то Володе Новикову приходится выползать из коляски, а Санька или “Дед-Володя Сайгаков (буду называть его Дед, раз уж он так просит!) выпрыгивает из седла, и начинают выталкивать, иногда помогаю и я.

Первая ночь в Судане. Уже часа четыре в дороге, а встретили всего лишь один грузовичок, да и проехали всего километров 180.
- Да-а-а, глухомань...- делится со мной Саня, когда в очередной раз мы останавливаемся, чтобы дождаться двух Владимиров - они как всегда ползут медленнее на "колясочнике". Думаю - "хватит на сегодня езды, пора искать место для ночевки!" Отъехали за ближайший холм и, пока Саня и я ставили палатку, Дед на примусе вскипятил чайку, - пьём и делимся впечатлениями дня. А фотограф наш в это время потихоньку пролез в палатку и уснул, и это явление, как оказалось впоследствии, будет повторяться всегда, пока мы будем ехать по Африке.
Вот пришла пора - отогреться, после езды по холодным и снежным странам - России, Турции.

- Всё-таки жара лучше, чем холод, да Сергей!? - спрашивает Дед.
- Не знаю, не знаю, дальше может быть ещё жарче, из крайности в крайность тоже плохо, - отвечаю ему. А что ещё ответишь, в таких местах мы все - впервые!

Передвигаемся очень медленно - это вам не асфальт, километры даются тяжело. Доехали до посёлка Коша, а вот и домики суданцев, огороженные стенами из глиняных кирпичей, или как их ещё называют у нас в Казахстане - из самана. Здесь все дома за сплошными стенами высотой в рост человека, крыши плоские. Надо попросить воды.
Пустынные улицы по нашему приезду сразу наполнились ребятишками, из домов вышли женщины, укутанные в платки (сколько уже едем по арабским странам и я нигде не видел женщин с непокрытой головой!). Вышел мужчина, пригласил нас всех сразу в свой дом к столу, угостил чаем и фулем. Фуль - это варёная фасоль, в Судане - самое распространённое блюдо.

Внутри дома стены замазаны глиной (заштукатурены), хоть и бедно, но чисто, - кроме стола и кроватей ничего нет, а простыни зато очень чистые. Кстати, и одежда на людях чистая, белая, странно это очень. Как они умудряются среди такой пыли выбеливать одежды и простыни?
На кухне тоже просто: котёл, несколько кастрюль, вот и всё убранство.
Здесь люди не могут поверить, что мы едем из Москвы на мотоциклах на юг Африки. В Сирии, Иордании, Египте, когда люди узнавали наш маршрут, верили, а здесь не верят, наверное потому, что даже не предполагают, что где-то могут быть сплошь асфальтированные хорошие дороги. А весь маршрут ехать вот по таким плохим колеям в песке было бы очень сложно - это они понимают!

Женщина, продавшая нам бензин, никак не могла понять, что мы едем на мотоциклах из Москвы в далёкий Кейптаун. Говорила: "Флайт? Флайт? Вы наверное на самолёте туда полетите?"
От Вади-Хальфы до Донголы попалась всего одна бензиновая станция, да и то ближе к Донголе. С бензином в этих местах сложно, продают его люди в каких-то сараях, да надо ещё поискать где! Бензин расходуется (улетучивается?) с невероятной скоростью, бак пустеет уже через 115 км, это очень большой расход топлива. Удивляться тут нечему - едем только на второй передаче, часто и на первой, да ещё приходится частенько буксовать в песках.

Осталось 100 км до Донголы, дорога почти не улучшается, но зато появилось в населённых пунктах электричество, до этого я электрических столбов нигде вовсе не видел.

ПЫЛЬ

Пыль, пыль, пыль.................
У нас пыль везде: в волосах и в одежде, в ботинках, и под одеждой, в лёгких, во рту, в животе - всюду. Пыль подействовала отрицательно на самочувствие фотографа Новикова, на него без сочувствия не посмотришь - дышит тяжело, куда-то делась обычная его весёлость.
Смотрю на суданцев, на их жизнь и понимаю - насколько они здоровее и чище духовно и физически европейцев и американцев - живут просто, простая пища, не смотрят телевизоров, не слушают радио, нет компьютеров, а значит не засоряются их души и разум.
Ещё дома я планировал ехать по Сахаре и в очень жарких странах перемещаться ночью, а днём отсыпаться. Ночью кажется холодней, двигатели так не перегреешь! Но на практике вышло иначе: ночью трудно различить дорогу, днём хоть видно куда дорога разветвляется, и туда, где больше колей накатано, едешь, или можно спросить людей про нужное нам направление. Ночью же очень легко заблудиться, и ни у кого не спросишь, хоть я и становлюсь здесь словно настоящим следопытом. Воздух тут чуть ли не горит, пахнет как в очень горячей сауне, температура +50 градусов С.

А вообще, Судан - страна очень бедная, магазин встретить можно только в городке, а городков за 700 км мы проехали только 4-5, вернее, не городков, а посёлков, да и то иногда в ихних магазине нет даже лимонада, который, кажется, уже по всей планете вездесущ.

Йауа, вяда, српхыъо. Прдаъ.


И вот именно тут, посреди бескрайних песков, произошёл неприятный случай в нашем путешествии: мы растерялись, разъехались, друг с другом не доезжая семидесяти пяти километров до Донголы. Получилось это так! Я всегда еду первый, а тут вдруг Санька вырвался вперёд, я же немного приотстал, а впереди пылил и пылил ещё какой-то грузовик. Выезжаю я с небольшого населённого пункта, спрашиваю дорогу на Донголу, и мчусь в том направлении догонять Сашку. Но проехав 20 км, вдруг понял, что его впереди нет, что это какой-то грузовичок пылит по дороге, и что мы где-то разъехались, растерялись, он поехал какой-то другой дорогой.
Ищу по GPS своё местонахождение, гляжу на карту, оказывается, дорога на Донголу раздвоилась. Нил делает тут петлю, одна дорога вдоль Нила, вправо, по которой я и поскакал, а другая - наперерез, через пустыню, левее, более короткая, скорее всего Санька поехал по этой короткой дороге. Разворачиваться уже не хотелось, 20 км назад по такой плохой дороге - ни за что! Мы - я и Володя Сайгаков, решили ехать вперёд. "Ведь в любом случае встретимся на переправе!" - подумал я тогда.
"Дорога по восточному побережью заканчивается где-то через шестьдесят километров и далее пойдёт от Донголы по западному берегу, - сообщение между берегами осуществляется паромом. У них денег нет, так что без нас не переправятся, должны будут ждать, а если мы приедем первые, то тоже будем ждать!" - так размышляли мы.
Поехали мы вперед, а сами конечно же переживаем, - а вдруг они сломались, а вдруг их остановят на полицейском посту, а ведь документы, на оба мотоцикла, у меня. Но это, рассуждаю, маловероятно, постов пока не было, да и вообще никто пока до сих пор документы у нас не спрашивал.

Остановил я несколько встречных машин, пытался объяснить водителям, что мы потерялись, раздал записки, просил передать мотоциклистам, которые встретятся им на дороге. В записке написал о своих планах. Подъехали к переправе, я решил уточнить - один только паром осуществляет сообщение между берегами, и одна ли существует дорога, или их несколько? Работники - негры, нас не поняли.
Мы решили попить чаю, посидеть, подумать. Тут же рядом сидело двое мужчин за столом, ждали паром. И внезапно один стал разговаривать с нами на русском, я несколько опешил, услышав русскую речь. Разговорились, зовут его Асан или Асуан, не помню уже точно, оказывается, учился он в Ростове шесть лет, на врача, живёт и работает в Донголе. Он подтвердил, что дорога здесь одна и паром только один. Сказал: "Увидимся!", и мы расстались навсегда.
Мы легли в тень под соседнее дерево и стали ожидать своих ребят. Прошло три часа, их всё нет и нет, решили сходить поесть, попросили работника последить за мотоциклами, а он кричит: "Ноу Донгола, ноу Донгола!" - и показывает вправо, - "Донгола! Донгола!" Мол, туда, вам, вдоль Нила.
Я так понял, что паром прекратил свою работу, и теперь всех желающих переправиться посылают дальше. Рядом проезжал джип, на мой вопрос водителю - где дорога на Донголу? - тот согласился нам подсказать, вывезти из этой деревушки. Вывел, махнул рукой в нужную сторону, сказал, что надо приблизительно проехать двадцать пять километров, и будет паром в Донголу.

Мы опешили, как это понять, как можно верить суданцам: один говорит - одно, другой - другое, как всё совместить, что за народ?! Поехали.
- Вот так, Сергей, а то сидели бы мы сейчас и не дождались бы никогда Саньку и Володю! - кричит сзади сидящий Дед. Бог нам помогает. Он нас ведёт! А в голове крутятся слова из Нового Завета: "Итак, смиритесь под крепкую руку Божью, да вознесёт вас в своё время?"
Начало темнеть, а дорога - сплошной песок, "Урал" вязнет, буксуем, падаем. За два часа проехали лишь двадцать километров, колеи опять расходятся сразу в трёх направлениях, и куда ехать, непонятно! Люди подсказывают что-то, но как теперь можно верить суданцам!?

Проехали уже тридцать километров, а никакого обещанного парома всё нет! Стемнело, мы окончательно завязли в песке. Двигатель остывает, мы по сторонам смотрим, видим - сидят люди, подошли к ним уточнить дорогу. Они и давай как могли, объясняли все наперебой, сказали: "Ещё пятнадцать километров - не меньше!" Схему на песке изобразили со всеми предстоящими поворотами, короче, я почти ничего не понял. Проехав пять километров в темноте, мы окончательно запутались, и попросились на ночлег в каком-то селении. Нас напоили чаем, потом хозяева вынесли традиционные кровати, застелили, поставили возле мотоцикла, и долго на нас смотрели. Мы им в знак благодарности подарили парафиновые свечи, которые у нас от жары порасплавились.
Правильно гласит русская пословица: "Утро вечера мудренее!" Утром всё стало ясно, мы за тридцать минут доехали до селения, смотрю и удивляюсь - станция заправки, есть бензин, арбузы продают, столовая под навесом из хвороста, и паром стоит. Цивлизация - одним словом! Подъехали, дали круг, слышим крики, выбегает из-за угла дома мой Санька, подбежал к нам - лицо прямо сияет от счастья, нас на ходу стал трогать, наверное, чтобы удостовериться, что мы в реальности, а не плод его воображения! Остановились, обнялись с ним, все счастливы, встретились!
Санька давай рассказывать о своих приключениях вчерашних. Разъехались мы действительно в том селении, где была развилка двух дорог, они укатили по более короткой дороге, им кто-то сказал "френдз!", и показал рукой туда, куда уходила короткая дорога. Они подумали что люди говорят про нас, а оказывается, те просто приветствовали их. Погнались за нами, ехали, ехали, потом Санька понял, что меня впереди нет, возвращаться назад смысла не было, и они поехали искать сами переправу. Заблудились, закопались, не раз их вытаскивали из песка водители машин, а потом так получилось, что и их пара растерялась.
Наступила ночь, фотограф-Володя Новиков, побрёл пешком по пустыне к переправе, а Сашка один пробивался, один выкапывался, и вконец обессиленный добрался ночью до переправы.

К середине ночи туда же прикатил, но уже на ишаке, наш фотограф, а на вопрос - "Где он его взял?", тот промолчал. Санёк потом рассуждал так: "Господь нам это специально учинил, чтоб, пройдя через временную разлуку, и испытания, мы ценили, терпели, уважали друг друга, были более дружные и сплоченные. Чтоб каждый знал своё предназначение, и не задавался. Это ещё один знак - не вырываться вперёд, пусть Сергей едет впереди, как и ехал до этого - и у нас всё будет нормально!"
Саша и дальше делится с нами:

- А ещё я видел голландцев, Питера и Кэрин, они сегодня рано утром проехали в грузовике вместе с велосипедами. Лица испуганные такие, измученные!
- Так не честно! Везут велосипеды на грузовике! А потом скажут, что проехали Сахару сами! - отреагировал вдруг Дед. - Надо преодолевать и бездорожье, и сильную жару, а то привыкли ездить по асфальту у себя в Европе, и при нормальной температуре, - слишком хорошо вам будет, надо стараться ехать на велосипедах даже по песку.

А это почему он так разговорился? Дело в том, что год назад, в 2001-м, "Дед-Сайгаков" предпринял сложное одиночное путешествие на велосипеде, кстати, тоже на "Урале", от города Уральска до Актау, через город Атырау - это 2000 км, и по пескам уж ему там вдоволь пришлось поездить.
Сейчас дорога проходит по пустыне, но недалеко от Нила - вдоль реки. И всё равно - очень жарко +50 градусов - не меньше, двигатели очень сильно греются, через каждые 30 км останавливаемся, чтобы попытаться двигатели охладить, если этого не делать, то к вечеру точно застучат. Но реально даже частые остановки слабо помогают, хоть час стой, а двигатель всё равно горячий. Здесь даже на машинах стараются днём меньше ездить. Хотя, подумалось, просто мало тут машин - были бы они, то ездили бы, не берегли бы.
Попадается тут много гниющих и высохших тел верблюдов, или верблюжьи скелеты с сохранившимися участками высохшей кожи. Жуть.

Ябычъао цаухфъа


Остановились как-то недалеко от Нила, поставили мотоциклы под пальмы, они тени почти не дают, но жару переждать всё-таки можно. Я сегодня дежурный, приготовил кашу, сразу образовалась вокруг нас толпа любопытных мальчишек, уселись и пристально изучают нас, многие не решаются близко подойти, но потихоньку-потихиньку берут “в окружение.

Здесь, вообще, где бы ни остановились, всегда сбегаются с разных сторон дети, да и взрослые приходят и приезжают на ишаках, на верблюдах поздороваться, посмотреть. От людей не скроешься.
Смотрю, солонка пустая, видимо соль высыпалась, подзываю мальчишек и пытаюсь объяснить им, что, мол, "мне нужна соль!", показываю на сахар, на пищу, делаю рукой движения, будто солю пищу. Один махнул головой, значить понял, схватил солонку и убежал к своим землянкам. Другого я "припахал" принести воды, дал пустые бутылки. Вообще воды выпиваем мы очень много, удивляюсь, по литров восемь, наверное, в день на каждого выходит. Пьём, пьём, но никак напиться не можем.
Новиков воздерживается пить такую воду, боится каких-то осложнений и болезней, покупает дорогущую "кока-колу" или "пепси", потому что вода уж очень мутная - цвет кофе с молоком, но иногда попадается и посветлей. А мы пьём любую воду.
Через пять минут прибегает мальчишка, приносит солонку набитую перловой крупой. Я опять пытаюсь объяснить, другой парень кивнул и убежал, приносит пакет сахару. Если так дальше пойдет, то мы будем иметь запас провизии на несколько дней.
Соль наконец принесли. С третьей попытки.
Поели каши, последний запас из России, попили чай, кстати, интересно называется - "Сафари", когда покупал в Новороссийске, даже не обратил внимания. Пошёл к Нилу постирать свои брюки и рубашку, выгляжу как последний бомж. Всё из-за ужасной дороги. Пыль.

Но мы знаем, что скоро это кончится, потому что наконец-то преодолели на пароме Нил. Переправились на его левый берег, оставили позади Донголу - этот камень преткновения нашего пути. И после парома дорога хоть немного, но радует, появился грейдер или подобие его, на 3-й передаче иногда ехать можно.
Но что важно ” в Донголе мы также не смогли зарегистрироваться: эмиграционный офис закрыт, как впрочем, и все заведения в мусульманских странах - в пятницу тут отдыхают, как у нас, в воскресенье.
Пришлось порассуждать. В Судане, при въезде в страну, всем иностранным гражданам надо зарегистрироваться в течении трёх дней. Мы въехали 1-го апреля, если завтра доедем до Хартума, то опоздаем всего на один день, я думаю, нас за это в тюрьму не посадят, лишь отругают.

Надеемся доехать до столицы за один день, это в лучшем случае, а то скорее - придётся ехать двое суток. До Хартума ещё 570 - 600 км, пока что мы проехали по территории Судана всего 450 км; очень тяжело дались нам эти километры.

Прдаъ. Ъуавфхпо.


Искупался в Ниле. Вот даже сейчас пишу эти строки, а на берегу образовалась толпа чернокожей ребятни, обступили меня, разглядывают. Если бы не было Нила, Судана тоже не было бы, как и Египта, сплошная пустыня тут - песок и камни. Но зато люди очень приветливые, гостеприимные, я уже об этом писал. Повторюсь ещё и ещё. Правда это, и кто кроме путешественников её подтвердит?! В официальных контактах руководителей стран этого не видно, не заметишь, а тут - как на ладони! Чувства реальные.

Над Нилом марево, знойный воздух вибрирует. Спрашиваю у пацанов - "Крокодилы есть?" - и пытаюсь изобразить, как он кусает за ногу. Кивают головой, значит есть. А Новиков говорит что "нет!", где-то он читал.
Грейдер закончился, как будто его и не было вовсе, и началась настоящая пустыня. Дороги как таковой не стало, следов от машин множество, но все они, опять же, расходятся в разные стороны, что очень интересно для нас и немного тревожно одновременно. Ехать по пустыне - радости мало! Мотоцикл вязнет в песке. Сзади меня сидит Володя, каждую минуту спрыгивает, начинает выталкивать, я включаю вторую передачу и отталкиваюсь ногами. Потихоньку выползаем из песка, разгоняюсь, Володя на ходу запрыгивает сзади. Разгоняемся, если песок более-менее спрессованный, едем, но это не надолго, опять сыпучий пошёл; удерживать руль очень сложно, мотоцикл бросает в разные стороны, двигаюсь зигзагами, порой переднее колесо не может пробить толщу песка и мотоцикл заваливается на бок. Мы в таких случаях вылетаем из седла и падаем рядом, но быстро встаём, поднимаем мотоцикл - а "Урал"-то 270 кг вместе с багажом! - опять выкапываемся, опять едем. И так целыми днями под палящим солнцем.
Через каждые 30 км "охлаждаем" двигатели (если можно это так назвать этот процесс в Сахаре). По GPS определяю местонахождение, но карты в приборе - не точные, "дороги" показаны не все, это наверное потому что они здесь меняются, едут кто куда хочет - пустыня большая!

Здесь, в Судане, кроме джипов - Toyota Lаnd Rover c кузовом, и грузовиков, трёхмостовых, "Мерседесов" - не видно никаких других марок автомобилей, и где наши КАМАЗы-то, ведь они так хорошо себя показывают на гоночных трассах “Париж-Дакар по Сахаре, а вот тут, в деле - не видно их?! Неужели они дороже “Мерседесов и “Тойот? Вряд ли, скорее всего - это конкуренция такая, хоть аппарат и хуже, но задавил экономически, тот же “Мерседес - вот и покупают его, а КАМАЗ - в стороне пока! Надо пробивать!
Но что у нас ещё хорошо, что река Нил рядом, едем вдоль неё, так, по крайней мере, показывает GPS. Направляемся к городу Даба. Река слева, а справа простирается бесконечная, знойная матёрая Сахара, её другой край заканчивается уже возле Атлантического океана. Какой-то внутренний голос или инстинкт самосохранения подсказывает не отклоняться вправо. Там можно оставить "Уралы" навсегда, да и самому сгинуть. Даже испытываю страх перед этой дышащей жаром бездной. Неужели там где-то, в глубине её, люди живут, сейчас смотрю в качающуюся даль - и не верится в такое чудо! Но ведь есть же там оазисы - и живут! Приспособились.
"Уралы" такие тяжёлые, и конечно, для пустынь не подходят, тут лучше мотоциклы-эндуро, кроссовые, лёгкие, приспособленные специально для бездорожья и песка. Но - мы выбрали своё, и ничего - движемся же, и будем надеяться, что наши "Уралы" выдержат. Мы-то сами уж как-нибудь да выдержим испытания, вот техника бы не подкачала. Железо слабее человека.

Здесь едущие грузовики воют и стонут от больших нагрузок, а каково мотоциклам? Но вот что интересно - у кого бы я ни спросил, из местных жителей, все говорят одно и то же, что “дальше дорога хорошая! - "гуд роуд". Когда выезжали из Вади-Хальфы, Мухаммед посоветовал ехать по дороге вдоль Нила. И тоже сказал, что эта дорога до Хартума "хорошая", и вторая, тоже "хорошая", правда, не советовал по ней ехать, говорит - "400 км людей нет!" Та, вторая, проложена через пустыню вдоль железной дороги, но единственно, что плохо, иногда её заметает песком! Подумаешь пустяк, только и всего - заметает песком, - а в остальном - хорошая дорога!

Какой разговор не вспомнишь, по всему Судану, во всех беседах - одно и то же. Как-то доехали мы кое-как до посёлка Акаша, там спрашиваю у местных жителей - “как дорога дальше, до Донголы? Отвечают не моргнув глазом - "хорошая!" Ближе к Донголе, человек продавший нам бензин сказал, что дорога дальше - "Отличная!", я поначалу обрадовался, но дорога лучше, конечно, не стала, также едва-едва едем на второй передаче. Есть такая пословица - "Каждый кулик своё болото хвалит", и тут, среди песков, так же - хвалят.
А когда уже в Донголе у водителей спрашивали, так они в один голос сказали, что теперь уж до самого Хартума - "Прекрасная дорога! Вери гуд роуд! Автобус за 6 часов от Донголы до Хартума доезжает!" Чудеса? А мы уже почти сутки едем, а проехали всего 150 км, я уже их словам и не доверяю.

Заехали в какое-то селение, запастись водой, смотрим, вдалеке, возле одного дома, много женщин в ярких цветных одеждах, а мужчины (как всегда - в белом) все танцуют! Что такое? Подъехали посмотреть, нам обрадовались, пусть и не все, но ничего - смотрим! Оказывается - свадьба, люди, наверное собрались со всей окрестности - человек сто, сто пятьдесят! Стучит барабан, мужчины и детвора прыгают, размахивают палками. Володя сразу пустил в работу камеру и фотоаппарат. Нас окружили, поют, кричат, палками машут, хорошо бить не начали, а то не успели бы и убежать. А вот невесту, оказалось, снимать на камеру запрещено, можно только жениха.

mainbrowser-76.jpg


Отъехали мы 7 км от этой деревушки стемнело. Здесь вообще солнце всходит и заходит быстро, как будто падает. Опять увязли в песке, выкапывались. Чаще всего стараемся не останавливаться пока в движении ещё можно ехать, а только встал,- сразу закопался. Я уже упоминал, мне на одиночном "Урале" приходится несладко: более 40 км/ч разгоняться нельзя, если песок из плотного, вдруг резко становится рыхлым, переднее колесо сразу вязнет, руль в этот момент почти не управляем, кидает в сторону, бывают падения. Привык уже.
Разогнался как-то, внезапно мотоцикл как бросит в сторону, я вылетел, а ручку газа заклинило, "Урал" при падении поднял столько пыли, и тут ещё, продолжая работать на больших оборотах, выпустил из цилиндров клубы чёрного дыма. Видимость - ноль, дышать невозможно! А ребята ехали сзади втроём метров за 400, и потом рассказывали - они подумали, что мотоцикл загорелся вместе со мной, и только когда ближе подъехали, успокоились.
Осмотрели аппарат - поломок нет, но вот ехать дальше невозможно - много песка рыхлого. Ребята говорят: "Ты нас куда-то не туда завёл, дорога, наверное, в стороне осталась. Вон видишь, огоньки слева движутся - это машины, наверное!"
Тут Санька вызвался сходить проверить, пока двигатели - почти красные от работы! - остывают, а проехали-то всего 8км! А темнота - хоть глаз коли! Я ему дал фонарик и GPS, чтоб не заблудился. Ушёл он во тьму. Мы уставшие, вымотанные пустыней, легли в песок ожидать его. Через минут сорок донеслись крики, Санька орёт во всю глотку, но где-то вдалеке и в стороне - "Сергей! Сергей!" - зовёт! Я откликнулся, стал тоже кричать, он не отзывается, потом опять откуда-то издалёка послышались крики, и только минут через двадцать показалась взволнованная, со взъерошенными волосами физиономия брата, он едва нас нашёл. Вот тебе и GPS.

- Ты был прав, Сергей, - говорит мой брат - надо ехать в том направлении, в котором мы едем. На меня набросились собаки, когда я подошёл к селению, но хорошо - люди вышли и загнали их! Местные там смотрели на меня как на какого-то пришельца из космоса, разглядывали, дотрагивались, один старик даже в небо пальцем показал, мол, ты не оттуда ли?!
Их понять можно: живут себе где-то вдали от цивилизации и тут вдруг среди чёрной ночи появляется белый человек с бородой.
Буксовали, буксовали мы, двигаясь к огням, и о-чудо! - вдруг почувствовали под собой асфальт! Но как внезапно начался он, так внезапно и закончился. Интереснейшее явление! Даже в России такого не видели.
Ехали мы эти 5 км по асфальту и были охвачены такой радостью, такое чувство полёта возникло после песков - редко бывает! Как сказал Иисус Христос: "В Царствии Небесном рады больше одному покаявшемуся грешнику, нежели ста праведникам, не имеющим нужды в покаянии!" Так и мы не познали бы этой радости, не проехав бы по бездорожью Сахары. Вот только жаль, что дорога так быстро кончилась, едва успев начаться. Но благодаря этому отрезку я понял эти слова Христа, даже не могу точно понять - почему? Через 5 км дороги не стало вовсе и только следы автомобилей веером потянулись в разные стороны.

За этот короткий промежуток времени вспомнил и слова Хирурга, президента известного московского мотоклуба "Ночные Волки", он, когда провожал нас, сказал, что "После проезда по всей Евразии, и по Южной Америке, я могу уже на куртку пришить значок-ромбик, внутри которого нарисовано "- 1 %" - это отличие такое, но я решил проехать по всем материкам, и тогда, может, пришью.

Свернув в какой-то городок сразу увязли в песке. Что же дальше будет, если даже в селении такие дороги? Два раза до этого спрашивал - как проехать на Дабу? А дорога разошлась в пяти направлениях, куда ехать? И спросить не у кого - поздний вечер. Сигналил, кричал, из домов никто не выходит. Взял фонарик и пошёл во тьме дороги (если так можно назвать эти колеи в песке), давай изучать, какая же правильная? Ходил полчаса, просматривал, все они - одинаковые. Богу помолился, и из темноты появились два чёрных араба на ишачках. Спросил их - как ехать к Дабе, а они зовут нас на ночлег - утро вечера мудренее! Мы не против, завели мотоциклы и поехали за ними, а точнее - начали опять буксовать в песке. Смотрю на них сзади, какие же они смешные всадники - это надо видеть: две фигурки в белых платьях и чалмах так резво скачут, ишаки быстро передвигают под ними ножками, вздрагивают, а всадники всё время трясутся в седле, едва не задевая песок ногами. Вот техника-то!

Суфвычъао ябпхаъявца в тфйфъе.


Подъезжаем. Вытащили хозяева нам свои две кровати из маленького глиняного домика, почесали затылки, мол, где ещё взять две, и убежали к соседям. Смотрю, несут каждый по кровати из соседнего дома. Гостеприимство. А после - принесли чая и лепёшки. Мы только сейчас заметили, что рядом в разных углах на улице под навесом спят ещё двое мужчин, один проснулся и начал ворчать, призывая нас не болтать, а ложиться спать, что мы и сделали.
Через 10 минут ребята уже спали, и я тоже было засыпал, завернувшись в тент палатки, как услышал вдалеке, что где-то далеко в пустыне стонет грузовик, пробиваясь ночью к той самой Дабе. Тому шофёру было не до сна.
Проехали мы 700 км по Судану, и нас ни разу не останавливали, не проверяли, даже паспорта не спрашивали: было два полицейских поста, там просто спросили - "Откуда вы? - и всё на этом. Когда проезжаем селения, люди приветствуют нас, дети бегут за нами, кричат на бегу.
Едем как-то. Сидят человек десять вдоль дороги, Володя приветствует их на ходу взмахом руки, они все как один ответили тем же жестом. И так всегда: стоит только поднять руку вверх, и все кто находится рядом на улице, как один поднимают руку, даже смешно, ей Богу!
Всё-таки выползли мы из моря пыли и песка к асфальту - и это было настоящее счастье! Началась настоящая трасса до столицы Судана - федеральная, как сказали бы у нас! Это две полосы полуразбитого асфальта среди безграничного песка.
Выбрались, столько радости - асфальт, асфальт, и не кончается! Да ещё под навесом продавали фуль. Мы голодные, пыльные, готовы были плясать от радости. На нашей одежде не то что не было чистого места - она полностью стала серой от пыли. Да ещё тут вдруг оказалась бочка с водой, мы по пояс облились, на нас сбежалась смотреть целая толпа людей.
С жадностью съели по целой тарелке безвкусной фасоли, но были рады, что она хоть не пахнет машинным маслом, а то вчера вечером нас хотели накормить фулем именно на машинном масле. Зато здесь - когда пришло время рассчитываться за пищу, с нас ещё взяли 200 гиней ($0,8) за то, что мы обливались водой!
А пацаны местные, продававшие нам лимонад, хотели обмануть, и просили не 500 гиней, а 1000, но я конечно, им ничего не дал. Поблизости дрались мужчины между собой, сбежались люди, кто - посмотреть, а кто - разнять. Потом подошли два полицейских и увели виновников драки. Разнообразие.

Увидел наконец-то вторую заправку бензином за всё время езды по Судану. Бензин стал дешевле на 5000 гиней, (1 литр тут - 0,6 долл.) - это потому что ближе к столице. Асфальт всё не кончается! Даже не верится!

[карта]

Теперь дорога всё больше и больше удаляется от Нила на юг, к Омдурману и Хартуму, или это Нил отворачивает на восток? С ним, а вернее - с его истоками - Белым Нилом, мы теперь встретимся только после Хартума, гораздо южнее. А сейчас нам - всё так же, через Сахару - но уже к цивилизации.
Указатели и дорожные тут знаки встречаются здесь очень редко, да и то на арабском языке - почему-то не дублируются они на английском, не ждут путешественников. Так что ничего не поймёшь!

Вода в наших канистрах снова превращается в кипяток жара, жара, вечная жара, как тут можно жить? Я и Володя частенько радуемся, что купили ещё в Египте по большому платку на голову, которыми пользуются бедуины. Я укутываю лицо, голову и шею, а глаза закрываю очками. А на самом деле - тут всё тело должно быть закрыто: вчера минут 10 постоял на солнце раздетый - сейчас спина ноет, вся красная, сгорел! Тут никто и не помышляет о загаре, как наши люди рвутся куда-то на “юга загорать, и зачем - главное? Чтобы зоровье поубавить? Вот бы тех загоральщиков сюда, в Сахару, на 10 минут голыми - на всю жизнь, думаю, отбилась бы у них охота без толку загорать под солнцем!
Пример вам: Володя Новиков лицо не прикрывал, у него нос уже - сплошная болячка, и лицо красное - всё облазит и облазит. Видок - не описать!
Слава Богу, иногда по дороге попадаются навесы из тростника, можно хоть укрыться от палящих лучей. Володя-Дед занимается под навесом ремонтом мотоциклов - всегда есть проблемы: на "Урале" с коляской не работают габаритные огни, и поворотники уже поотвалились все. Естественно - упал, сбил, где их взять новые? Стартер не работает, Дед ищет причину. Резина на заднем колесе не выдержала нагрузки - образовалась глубокая трещина по всему диаметру, заменили. Привод на колесо коляски не всегда включается, и не всегда выключается. На моём "Урале" проблемы (почему пишу на моём? Да потому что с России еду один, хочу проехать все материки за рулем сам, один. А Санёк - мой брат, и Володя Сайгаков ведут "Урал-Спортсмен" по очереди) - вчера Дед подтягивал гайку ступицы заднего колеса или точнее регулировал подшипник.

За весь Северный Судан встречали один только раз мотоцикл, это был SUZUKI, а вот в Египте - много мотоциклов JAWA, в Турции, ближе к границе с Сирией, очень много наших ИЖЕЙ разных моделей. Маловат мир мотобайкеров! Но крепок!

ХАРТУМ

Слава Богу, медленно, но верно продвигаемся мы к цели, вопреки пророчествам тех "специалистов" по "Уралам", которые уверенно говорили нам: "В пустыне очень жарко, и много пыли, таких нагрузок двигатель не выдержит! Когда в гонке Эль-Шот, по Сахаре, в Северной Африке, участвовал мотоцикл "Урал" с коляской, двигатель меняли на нём каждый день!" Но я надеюсь на успех - выдержим!
В пустыне, когда заходит солнце, устнавливается духота, всё равно жарко, только к утру становится чуть прохладнее, а почему-то раньше я часто слышал и читал где-то, что в Сахаре ночью холодно. Может это о другом времени года говорилось - скорее так? Но у нас тут весна - и ночью не замёрзнешь.

Направляемся к Хартуму, к столице; дорога всё улучшается, асфальт ремонтируют, уже не заблудишься, можно ехать ночью! Но разгоняться тут опасно: на дороге из темноты неожиданно появляются верблюды, совсем недавно появился передо мной такой гигант, еле успел его объехать. Нарушитель - одно слово.

[рисунок верблюды]

Ночью верблюды кажутся при свете фар какими-то животными из мезозойской эры, удивительно, но днём они почему-то мне динозавров не напоминают.
К полночи подъехали к городу Омдурману, триста километров за полдня - скорость! А предыдущие семьсот километров по пескам проехали за пять суток! Сравните!

Нас остановили на посту полицейские, проверили паспорта: "О, русские! Это хорошо!" Смотрят на мой паспорт и на Санькин, удивляются. Я объясняю - "Бразе, туин бразе!" Тогда полицейский показывает
на фотографа - "А-А! Хи из фазэ?" Мне стало смешно - "Ноу, ноу!" А Володя-фотограф не огорчился, а наоборот - добавил с юмором:
- Ребята, слушайте своего папочку!
- Володя, пора тебе худеть, а то скоро дедушкой назовут? - подшутил Дед-Сайгаков.
Перед Хартумом ещё раз остановили, полицейский говорит: "Россия френдз Судан, Россия гуд!" Я ему: "Ин Судан пипл гуд, Судан кантри гуд, анд роудз, вери бэд!" А он спрашивает какие дороги в России - "Наверное, хорошие?! (Ин Руссия гуд роудз?) Я ему: "Ноу, ин Руссия бэд роудз" - тогда он мне пылко пожал руку. Добавил, что во всём Судане нас должны с удовольствием встречать и оказывать нам гостеприимство.
Дальше разговор пошёл как обычно: "Америка очень плохая, а Англию, и Израиль нужно растереть в порошок!" Политика.

В Хартум приехали уже поздно, на дорогах машин почти нет, нарвались на патрульную машину, в ней пять полицейских - негров. Я говорю, мол, ищу гостиницу, они решили проводить нас. Гостиница оказалась дорогая, да к тому же там не было гаража, а присмотреть за мотоциклами никто не хотел. Тогда я им объясняю, что мы хотим выехать из Хартума, заночевать в пустыне, а утром двинуться на Гедареф. Мне уже расхотелось делать регистрацию, думаю, будь что будет, лучше на таможне заплатить штраф, чем оставаться здесь. Они повылезали из машины, либо меня совсем понять не хотят, либо такие медлительные, что до сих пор до них не доходит - что делать! Вызвали ещё одну патрульную машину. И все вместе, толпой, стали обсуждать, что с нами делать, как нас пристроить? Где найти дешёвый отель с гаражом? Задача для них, чувствую, трудная, обсуждают, чуть ли не потеют, как будто исход войны Ирака с Америкой решают. Мы переживаем, как бы не заметили, что у нас нет регистрации, а то начнутся другие трудности, но втайне надеюсь на их общую безграмотность. А они паспорта наши крутят и так и сяк! Потом самый умный негр пригласил следовать за ним, мол, есть один дешёвый отель.
На наше счастье, там не оказалось мест. Вокруг отеля и в коридорах спали грязные оборванные нищие негры, издавая такой запах, которым трупы поднимать можно, вместо нашатыря. Я объяснил, чтоб нас вывели из города на трассу Хартум-Гедареф. И, о чудо! Они согласились, включили сирены, и минуя ночные полицейские посты, без остановок, уже почти вывели нас на окраину. Я так радовался, если б не они, сколько нам пришлось бы плутать, останавливаться, объяснять свою сущность полицейским.
Но рано радовался - на последнем посту всю кавалькаду остановили, тут хозяева заупрямились, стали ругаться между собой. Мы стали как бы причиной их конфликта, я так понял, что те кто нас сопровождал, были полицейские - следящие за порядком в городе, а эти - дорожные полицейские (как у нас ГАИ). Нашла коса на камень! Стоят, ругаются, каждый хочет доказать свою значимость. Тут подъехали ещё две патрульные машины, вокруг нас просто толпа полицейских. Друг другу что-то доказывают, показывают то на нас, то на дорогу, галдят. Ну, мы так поняли, что дорожники не хотят нас выпускать из города - не положено! - а патрульные хотят доказать, что они главнее и всё могут разрешить. Я переживаю, да-а-а, думаю, попали в переплёт, хотели потихоньку выскользнуть из города незамеченными, а тут такое началось!

Вдруг подъехал джип, в нём сидел смуглый дяденька, с большими звёздами на погонах, наверное, большая "шишка" - тхний генерал. Вышел, стал разбираться, в чём дело, забрал мой паспорт. Ну, думаю всё, привет, попали. Он подозвал меня, оказывается, говорит на английском (только он один), визой удовлетворился, а вот, спрашивает, "где регистрация?!"
- Да мы ж транзитом, мимо! Быстро, нам нужно в Эфиопию. И сразу добавляю, - помогите нам, пожалуйста, нам спать нужно, а здесь гостиницы дорогие!
В итоге, ночевали мы эту ночь на крыше полицеского участка! Это выяснилось, правда, только утром, потому что ночью куда нас разместили - мы не поняли. Зато выспались. Нормально.

Прощай, Хартум! Были такие мысли, когда оставили мы позади столицу страны, но если б знали мы как дальше всё повернётся - не думали бы так! Но - давайте по порядку.
Подъезжаем к Гедарефу, пустыня плавно переходит в степную местность, по которой разбросаны невысокие горы. От Хартума до Гедарефа 400 км. Далее направляемся к Галлабаду, находящемуся на границе Судана и Эфиопии. Надеемся сегодня же покинуть Судан.

Едем, я вспоминаю, как читал справочник путешествий по Африке знаменитого автостопщика Антона Кротова, так он пишет, что границу с 2001 года опять закрыли. Вот оказия - неужили будут новые проблемы? Спещу отбросить такие мысли - надо надеяться на лучшее. Если бы граница в данный момент была закрыта, нам об этом давно сказали бы полицейские, которых от Дабабы до Гедарефа было очень много.
Пока ещё едем по асфальту. Тут на обочинах много дохлых коров, и в кюветах много перевёрнутых заброшенных грузовиков.
Жара не спадает. Наш оператор Владимир Новиков очень плохо переносит жару, на него без жалости смотреть не могу, стал он молчаливый, за вчерашний день сказал всего несколько слов, находится в тяжёлом депрессивном состоянии, говорит, что такой ритм и тяжёлые условия езды его сильно вымотали. Да ещё, к тому же, почти не спим, это тоже сказывается на общем состоянии. Часть ночи едем, а днём уснуть невозможно - даже в тени очень жарко. Быстрей бы выбраться из Судана, в Эфиопии, насколько я знаю, температура нормальная, наладился бы там и режим сна, отдыха и работы. А сейчас просто выматываю себя и свою команду, знаю, что этого делать нельзя, усталость накапливается, понижается иммунитет организма. Но сейчас надо вырваться из пустынных краёв.
Видели уже двух змей.
В этом районе страны арабов мало, в основном, тут негры, а вообще в Судане даже арабы очень чёрные, это сразу бросилось в глаза после Сирии, Иордании, Египта. Люди все разные, кто-то, по законам гостеприимства, и спать домой пригласит, и чаем напоит, а встречаются и такие, кто пытается цены накрутить на продаваемые продукты и на другие разные услуги.
В который раз говорим одно и тоже: "Мы из России!" и пошло-поехало - "Россия гуд! Америка бэд! Владимир Путин - гуд мэн, вэлком ту Судан!"
Проехали Гедареф, асфальтовая дорога и закончилась, начался грейдер, есть участки, где надо вовсе ехать по земле. Домов глиняных не стало, только соломенные. Они около 4 метров в диаметре, круглые крыши имеют вид сопки, встречаются напоминающие юрту. Заборы из соломы, сарайчики из соломы и палочек. Новиков Володя, где бы мы ни останавливались, ищет воду, обливает голову, тело, мочит тряпку, и обвязывает ею голову. С водой здесь трудно, в селениях стоят ёмкости из глины, в виде больших кувшинов, иногда бочки. Порой он меня смешит: подойдёт к бочке и готов туда погрузить всё своё большое тело, настолько жара достала его.
В Гедарефе было - проезжали мимо рекламы - огромная банка из-под "кока-колы". Бедный наш фотограф чуть шею не сломал, оглядываясь на эту банку.

- Вот, Володя, тебе бы туда залезть и не вылезать, пить всё время газированную пепси-колу! - подшучивает над ним Дед, которому жара нипочём.
Фотограф не проявляет никаких эмоций, бедный, страдает больше всех.

На всех дорогах Судана водители встречных машин моргают нам фарами, сначала я думал, может это как у нас - предупреждают о гаишниках впереди? - нет! Потом подумал, что надо выключить ближний свет, в СНГ по правилам ПДД положено и днём, при езде на мотоцикле, включать ближний свет, а во всех странах, которые мы уже проехали, мотоциклисты двигаются без света! Нет, не то - выключил ближний свет - всё равно моргают! Потом понял - это они так приветствуют нас. При обгоне сигналят, машут руками из кабин. Весёлый народ!
Приближаемся к границе с Эфиопией. Останавливаемся остудить двигатели, порою даже не спрятаться от солнечных лучей, хорошо иногда проезжаем какие-то мостики, можно посидеть под ними.

Однажды на дороге нас остановили солдаты, у них сломалась машина, изнывают от жары, мы поделились с ними остатками воды. А как останавливали - это отдельный рассказ. Технически - очень просто: дают автоматную очередь в воздух - тут уж, хочешь-не хочешь! - остановишься. Подходят - и что у них на уме, кто знает? И вид такой - бандиты и бандиты, разве разберёшь в этих пустынных краях - кто есть кто? Ждём - что скажут! А что говорить-то, языка не знаем всё равно! Есть жесты - и общепринятый ” пить, пить, воды, воды! Вот тебе и бандиты, все хотят пить. Пустыня. Мы уехали, они остались возиться с двигателем.
Едем себе дальше, вдруг слышим сзади грохот, оказывается догнали нас солдаты, и в знак приветствия пальнули автоматными очередями в воздух, кричат на ходу: - Русские, как дела?! - удивительно, что знают наши слова, наверное кто-то из них учился в СССР, или ещё лучше - в этой группе есть кто-то из наёмников из России - и такое бывает. Расстались душевно. Говорят, что каждый патрон - один доллар ценой, вот они выпустили не за грош сотню в воздух - не своё, ясное дело! - никому бы эти деньги не помешали, если б вместо патронов пустить бы их на еду, или на благоустройство дорог! Экономика.
Часто на юге Судана проверяют паспорта, полицейских мёдом не корми, а дай посмотреть заграничный паспорт, российский, такой редкий для них. К визам не придираются, регистрацию не спрашивают, а просто рассматривают чужой паспорт - как в музее картину. Изучают.

Подъехали к таможне, быстро сдали документы на мотоциклы, и так же быстро нам поставили выездные штампики. Прощай жаркий Судан! Так ли?

[таможня]

Подъезжаем к эфиопской таможне, наши паспорта рассмотрели работники миграционной службы, и говорят: Вам надо возвращаться назад, ваши визы закончились ещё 12 марта, а сейчас - 8 апреля, так что, ребята, просим покинуть территорию свободной Эфиопии! Шок. Как? Ведь нам объяснили в той тур-фирме, где мы делали визы в некоторые страны Африки, что виза действительна не один месяц, а на два? Вот я и говорю им это в ответ. А они своё:
- Гудбай. Возвращайтесь в Хартум, там есть посольство Эфиопии, и делайте заново визы!

Пришлось вернуться опять в жаркий Судан, для этого проехали тридцать метров назад. Эх, какой облом! Мы так были близки к горной Эфиопии, там, на горизонте возвышались горы, сулившие прохладу. Больше всех возмущался фотограф, ему никак не хотелось возвращаться в Хартум по такой нестерпимой, ненавистной жаре, целых шестьсот километров! Потные, грязные, голодные, не знаем - куда теперь девать свои "Уралы".
Чтобы не гонять мотоциклы, и без того уже уставшие не меньше нас, от бездорожья и жары, решили ехать в Хартум на попутных машинах. Но проблема - где оставить аппараты?!

Кто-то может возразить - а в чём же трудности, найдите автостоянку, или, в крайнем случае, кому-нибудь во двор поставьте. Но дело в том, что здесь вообще люди не знают - что такое автостоянка, а дворов никто тут не имеет, если не считать заборы из "хвороста"; какие могут быть дворы, если у людей шалаши вместо домов? Даже, не поверите - Эфиопский миграционный офис размещается в шалаше!
На дороге кишат тысячи людей; люди, повсюду люди, почему их стало так много?! Пыль, нищета, духота, суета, безводье - как эта обстановка не похожа на ту, к какой привыкли мы.

Возле таможни мы познакомились с парнем - арабом, зовут его Абию, к нам он проникся, хотел он нам помочь, я объяснил, что мотоциклы девать некуда и нужен транспорт до Гедарефа, и где-нибудь в деревне постираться и помыться. Кое-как договорились поставить мотоциклы в гараже таможни, это удача, оставлять на улице, конечно, не просто нежелательно, даже под носом таможенников - растащат по винтикам местные жители, пацанята чёрнокожие, которых здесь большое множество. Они и так уже бродят да высматривают - что бы такое стащить у нас.
Абию мне всё рассказал - машины пойдут в Гедареф только с утра, уехать легко. А вот помыться и постираться вообще нереально, вода - большой дефицит, дорого! Раздобыл он нам четыре кровати, на них мы потные и грязные уснули, прямо на улице возле таможни.

Всю ночь не давали спать бродячие псы - лаяли на нас. Мы все по очереди вставали и кидали в них камни, а Дед-Володя оказался дипломатичней - решил задобрить их остатками курицы. Те слопали косточки с удовольствием, но после этого стали лаять ещё громче. Кроватки тут очень маленькие, мы с Саней мучились, трудно уместить свои габариты.
Абию сказал, что надо ехать до Гедарефа около полутора часов на машине. Мы утром погрузились всем скопом в кузов старого джипа TОYOTА, в нём уже находились 10 мешков лимонов и ещё 7 пассажиров, так что сидеть пришлось, в буквальном смысле, друг на друге. Я сидел с краю, у борта, крепко уцепившись за верёвки, чтоб не вывалиться на поворотах и на кочках.

Жара +50 градусов, смотрю на пассажиров - им тоже не в радость такая температура, хоть и местные. А главное - ехали мы до Гедарефа никаких не полтора часа, а целый день - 8 часов, вот тебе и прогнозы нашего нового друга. Я уже привык к суданцам, они любят преувеличить: то у них дороги у них всегда хорошие, то от Донголы до Хартума на автобусе можно доехать за 6 часов! Мы гнали на мотоциклах и то доехали за 40 часов, и вот сейчас - как удаётся суданцам путать полтора часа с 8-ю, это - национальная тайна!

Во-первых, нашего водилу подвела старая резина - четыре раза не выдерживали камеры на всех четырёх колесах. Один раз на скорости мы чуть не улетели в кювет, поймали колесом острый камушек. Этот же путь мы вчера проехали за 4 часа. Смотрю на фотографа Володю и так жалко его, и в то же время не могу удержаться от смеха - в кого он превратился. Нос и губы в болячках, лицо всё облазит, красное, небритое, голова обмотана белой тряпкой (я просто настоял, чтобы он это сделал!), в такую жарищу сидит в он спортивном синтетическом костюме, одежда и обувь грязные. Видели бы его сейчас друзья, коллеги из Москвы, с его цивильной работы в самом центре столицы - что бы подумали?! От усталости он стал раздражаться, когда на остановках нас облепляет куча чернокожей детворы, стал гонять их, кричать - "Я Бармалей, у-у-у!" Все в испуге разбегаются, но через минуту облепляют нас снова, и ещё в большем количестве. Просят Володю повторить. Что те “Каникулы Бонифация!
Когда в четвёртый раз лопнула камера, мы попросились в кузов попутной грузовой военной машины. И эти последние 40 км до Хартума поездочка была, как это сейчас модно говорить - экстремальная, но зато быстро доехали. Водитель грузовика дороги не разбирал, гнал по плохой дороге очень быстро, как будто в кузове не было людей, мы же летали в разные стороны вместе с мешками с лимонами.
Фотограф, надо отдать ему должное, страдает, но терпит всё молча, не причитает, не канючит, не подрывает дух команды. Это хорошо!

В Гедарафе мы сели на последний автобус, идущий до Хартума, и к ночи были в столице Судана. Опять этот нищий город.
Утром я решил начать с Российского посольства, у них всё расспросить о работе посольств Эфиопии и Кении (виза Кенийская у нас тоже уже заканчивалась), Танзании и Замбии. Территория нашего посольства - небольшая, вся огорожена высоким забором, а сверху несколько рядов колючей проволоки под напряжением. Чтобы дойти до главного входа, нужно преодолеть несколько дверей и коридоров. Это признаки неспокойной обстановки в стране. Иного объяснения не вижу.
Нас встретил консул Андрей Пестров:
- А где мотоциклы потеряли?!
Объяснили. Обещал помочь, пригласил в зал. Нам включили телевизор, с удовольствием смотрим РТР и еще ТВ-6 (здесь работают два канала). Андрей был занят, и объяснил, что займется нами завтра. Я показал ему наши документы: сопроводительные письма - из фонда этнографических исследований при правительстве Москвы, Байкерской ассоциации, и от журналов.

Посол - Чистяков Алексей Фёдорович, в данный момент отсутствовал, но Андрей созвонился с ним, тот распорядился, чтоб нам выделили комнаты, где мы могли отдохнуть, постираться, и ждать получения виз. Передавал нам привет и успешного продолжения экспедиции. Моё сердце было переполнено радостью и благодарностью, о таком можно только мечтать.
Квартира с кондиционером, с душем, да ещё посол снабдил нас водой, соками, фруктами, овощами, арбузами. Предварительно я узнал у Андрея, что Алексей Фёдорович очень добрый человек, верующий - православный. Спаси его, Христос!

[посол Чистяков]

Как хорошо побывать на маленьком островке России! В таком далёком пустынном Судане, спасибо русским, что так отнеслись к нам, а я сразу вспомнил Российское посольство в Бразилии, в Сан-Пауло, там нас даже не впустили на территорию. Может там много русских туристов, а в Судане туристов нет вообще, здесь русские - редкие гости. Не знаю, что и ответить за "бразильцев!"

Как нам поведали ребята, работающие в посольстве, год назад к ним заезжал велосипедист из России, он пересекал Африку. Потом были бегуны-супермарафонцы, их вёл известный бегун из Подмосковья Эдуард Яковлев. Они задумали пробежать материк от Каира до Кейптауна, а организаторы проекта отказались их спонсировать, когда те уже были в Египте, но бегуны, а их было человек 30, решили всё равно бежать без средств. Прибыли в Судан, просили посольство оказать материальную поддержку, на предложение Андрея отослать их всех в Россию отказались, и побежали дальше к югу. Потом, вроде бы, дошла информация, что до цели добежали только человек 12, остальные кто устал, кто заболел, вернулись домой.
Андрей нас похвалил: "Вы мне симпатичны, импонируете своими трезвыми реальными планами, взглядами. Имеете средства, хоть и небольшие, снаряжение, мотоциклы, запчасти. А те бегуны словно фантазёры, и планы у них нереальные - без денег добежать до ЮАР?! Если спонсоры подвели, то не надо было дальше рисковать собой!"
Рассказал консул, как захаживают ещё редкие русские путники, вот, автостопщик Антон Кротов был. А вообще-то, здесь русские нечасто бывают, в основном, если кто и появляется, то какие-нибудь чудаки.
Помылись мы, постирались, столько грязи сошло с нас!? Вся пыль Сахары - удивлялись, даже с трусов. Наконец-то нормально поспали. Легли спать в 18 часов, а проснулись в 7 утра. Утром, мне, как руководителю, надо было ехать с консулом на его джипе в Эфиопское посольство. Там он договорился о получении визы, и к тому же, не по 60 $ за каждую, а по 41 $. Я стал доставать деньги из пакета, а он взял всего сто долларов:
- Всё, Сергей, больше с тебя не надо, деньги вам ещё пригодятся, остальные я сам доплачу!

Эфиопы сказали - в 15 часов забрать паспорта с готовыми визами. Андрей позвонил в посольство Кении, там у негодоговорился, чтоб нам сегодня же поставили Кенийские визы, и тоже не по 60$ за каждую, а по 37$. Вот молодец какой, настоящий русский человек!

Возвратились мы в наше посольство, а ребята уже приготовили картошку, салат из помидор и огурцов, ну, прямо как дома - едим, радуемся. От такого отдыха быстро стабилизируешься, восстанавливается баланс - и в голове, и в организме всё пришло в порядок, можно хотя бы нормально рассуждать, мыслить! А там, за забором - другая жизнь, пыльная, жаркая, скоростная, полная опасностей, шальная. Да-а-а, нам нужен был отдых, некая пауза в пути, расслабление нервов и тела. Всё же вокруг чужое, сложно с чужими так долго.
В дороге мы нормально не отдыхаем - всё гоним и гоним. Консул Андрей сказал, что "Африка здорово подтачивает силы и здоровье, незаметно для человека, питание здесь, несмотря на кажущуюся со стороны полезность, не имеет нужных нашему организму элементов и витаминов!" Советовал купить разные витамины, обещал подсказать какие.
- Вы попали в самый пик жары, здесь особенно высокая температура в апреле и в мае. Но и такой, как сейчас, давненько не было, в общем вам "повезло!"
Андрей интересовался дорогами на севере страны, которыми мы ехали, хочет тоже туда съездить. На мой вопрос как и где купить карты Африки, он ответил:
- То, что у тебя с собой есть тем и радуйся, здесь вообще ничего не найдёшь!
Кажется, что столица страны, всё же, и книжные магазины должны быть, как в России, а здесь такого нет, иногда попадаются эдакие "книжные", но в них книги кучами навалены и всё. Я понял, что суданцы такой глупостью, как чтение книг, не занимаются.

Эфиопы подвели: они вовсе не спешили выдавать нам паспорта с визами, пришлось просидеть до 16-30 в консульстве. Зато там я встретил опять голландца Питера, он тоже ждал визы в Эфиопию. Рассказал, как сильно их с женой вымотала жара, до Хартума добирались, в основном уже, на попутках, а не своим ходом (вот бы опять высказался Сайгаков - будь он здесь!). Поговорили, пожелали друг другу удачи, он забрал свои паспорта и ушёл.
Кое-что узнал из истории Судана: с 1969 по 1985 был у власти некий Джафар Нимеери, в 1983 году он ввёл официально шариат, а в 1989 году в стране водворился жёсткий исламский режим, тогда страна потихоньку пришла в упадок. Шариат, надо сказать, это некий свод законов, уголовно-административных, “шаре - в переводе, “обычай, древний закон. С той поры на юге страны идёт гражданская война, мы хотели направиться на юг Судана и через Уганду попасть в Танзанию, но консул сказал, что нас туда не пропустят военные. Перед теми районами, где неспокойно, заблаговременно выставляются военные КПП, контрольно-пропускные посты, и никого туда не пускают. На юге страны продолжается эдакое народно-освободительное движение во главе с Джоном Героном, он требует независимости от правительства Судана. Всё как везде.

Поехали мы обратно из Хартума на автобусе в Гедареф, и на одной из остановок, по пути следования, произошла драка между пассажирами автобуса и местными жителями какого-то селения. Дрались на ножах, но всё обошлось без смертельного исхода, вот только мы потеряли два часа, пока с драчунами разбиралась полиция и суд на каком-то полустанке.
С Гедарефа в Галлабад, 150 км, ехали в кузове стоя, тут автобусов уже нет, перевозка пассажиров осуществляется именно таким образом: в кузов набивают человек 40-50, кто сидит, кто стоит, молодёжь залезает на борта или на кабину и сидят там. Пыль, жара, а женщины везут в такой давке, в такой страшной тряске, маленьких детишек.
Глядим мы на всё это - так что нам, живущим в России, в СНГ, надо ещё радоваться, как мы ездим!
Не доезжая 30 км до границы, путь нам преградил БТР, рядом человек пять автоматчиков, и ехать дальше запретили. Все люди, и мы в том числе, вынужены были выйти, и отправились спать, кто где нашёл место в маленьком селении из шести домов.
Я как смог выяснил причину остановки: оказывается вчера, со стороны Эфиопии, было совершено нападение бандитов, троих суданцев взяли в плен. В этих местах движение по дороге с вечера до шести часов утра запрещено! Война.
Мы присели на кроватку возле женщины попить чаю, я её назвал кудесницей: сухая, сморщенная, она ставит чайник на угли, а когда вода закипит, то через широкое ситечко, в которое насыпан чай и какие-то травы, ловко разливает кипяток в стаканы. В Судане все так чай готовят. Но мы такое чаепитие не понимаем? Пить очень хочется, а стаканчики маленькие, на один глоток, да к тому же чай очень сладкий, выпьешь - и хочется ещё таких стаканчиков штук десять. Да и приготовление чая на углях - это такая медленная процедура, что уже на третьем цикле, с жаждой во рту, решили идти спать. Это только потом мы узнали, что такому чаепитию и тому чайному рецепту уже миллион лет, наверное, и что именно такой густой сладкий напиток лучше всего утоляет жажду и восстанавливает силы в Сахаре.

Теперь остаётся только надеяться проехать границу, которую могут в любой момент закрыть. Мы расстелили палатку недалеко от грузовика, который нас сюда привез. Ршили её не ставить, слишком жарко и ушно, легли так, под небом, и укрылись спальниками. Заснуть не давали снующие туда-сюда военные джипы с автоматчиками.
Но слава Богу, пришло утро! Прощай Судан! Страна гостеприимных, хороших людей, страна жары и песка.

НАША ЭФИОПИЯ

В паспорта, в иммиграционном офисе, нам быстро поставили штампы. А временный ввоз мотоциклов сделали в селении Шенди, в 37 км от границы. Пришлось подождать, пока позовут офицера таможни для оформления нужных бумаг.
Здание большее, но производит впечатление заброшенности, грязное, на стенах краска облупилась во многих местах. Всё что нам требовалось таможенник быстро оформил в одном кабинете, так просто! Я ему рассказал о том, как долго оформляют документы в таможне Турции, Египта, подарил ему коллекционный рубль России. Офицер остался доволен, а взял с двух мотоциклов всего 5 $.

В Эфиопии деньги называются - бир, обмен таков: 1 долллар - в среднем, 8,5 бир.
Опять это отсутствие бензина! Всегда везем с собой 30 литров про запас, в двух канистрах! На станции бензина не оказалось, пришлось объездить весь Шенди, продают его, как и в Судане, из дома, из больших канистр. Бензин 76-й очень плохой, маслянистый какой-то, непонятно чем разбавлен, а цена ” 1 долл. за литр! Пока в Африке ценой на бензин и качеством порадовал только Египет.
В селениях очень большое скопление людей, такая же нищета и убогость. Стоит нам где-нибудь в селении остановиться, как сразу собирается огромная толпа, как на митинг. Я, наверное, завтра произнесу речь толпе. Тема будет - бездорожье и нищета Эфиопии, и поиск путей решения проблемы. Митинг пройдёт под девизом - Ударим по бездорожью и разгильдяйству Эфиопии русским мотопробегом!

Вообще это какой-то ужас: мы сильно устаём от людей, от их назойливости, они буквально липнут к нам сотнями. Кто просто стоит, смотрит, а кто-то щупает всё, и нужно быть внимательным, могут стащить что угодно. Шумят, кричат, каждый что-то спрашивает на непонятном языке, находятся такие, которые проявляют знание английского, произносят все слова какие знают без порядка, невпопад. Всё это очень утомляет. Нам кажется теперь, что по сравнению с этими эфиопами, суданские арабы - воспитанный народ, вот так и записываю это в дневник! Всё познается в сравнении.

А нам уже и не хочется останавливаться в селениях, дети бегут за нами не отставая, предлагают услуги гидов и помощников. Не зря думаю, из Эфиопии выходят лучшие в мире бегуны. Почти все дети проявляют знание английского, но их словарный запас ограничивается несколькими словами главные из которых - “you-you-you! (ю-ю-ю-ю) и Where you go? (куда вы едете)? Так мы их и назвали - "ю-юкающие дети!"
Нормального магазина ни в Судане, ни в Эфиопии, не видел; вспоминается, как мы, когда по России ехали во Владивосток, в любой деревне могли найти магазин, где есть и овощи, и крупы разные, чай и другие продукты, сладости, да всё что нужно. Здесь же, если и есть магазин, то это - сарайчик из хвороста, в котором лежат какие-то упаковки, коробочки, зубная паста, мыло, спички, и минимум съестного - только печенье, типа сухих галет. Нам, однако, и то хорошо, пьём чай с этим печеньем, и думаем - голодный край! И почему так? Трое суток никакой горячей еды не видели, если не считать, что пьём чай да едим лепёшки.

Заехали в столовую, но там не было ни супа, ни салата, надеялись, что там будет суданский фуль - не было! Есть некая пища, напоминает блин, но только очень кислый и совсем невкусный, называется "ынжера", и к нему (к ней - не знаю как верно сказать!) подаётся какая-то коричневая гадость переперчённая - похлёбка "айвук", говорят! Существует ещё распространённое блюдо из баранины, со странным названием "тынс", но нам пока не попадалось.

Так что первое впечатление от Эфиопии нехорошее. Но зато радуют глаз горы, каньоны, зелёные деревья, правда, и их не так пока много. Но после однообразной Сахары в Судане здесь кажется природа цветущей, и не так жарко, к тому же, мы медленно поднимаемся в горы.

[в песках стоят]

Видимо мы попали в засушливый период: все русла речушек высохшие, деревьев много повысохших, дорога пыльная, такой пыли в России не видел. Но всё к лучшему, а вот если бы мы попали в период дождей, положение было бы вовсе незавидное, дорога тогда, говорят, становится вся в ямах-промоинах, ухабах, да ещё посыпанная камнями. Удовольствие.
У "Уралов" очень низкое расположение глушителей, постоянно задеваем о камни на дорогах, подножка, наверное, скоро отлетит от таких ударов. Но никак иначе не проедешь.
Везде в Эфиопии дети, вездесущие дети. Рождаемость - не то что в России, исчезнуть эфиопам не грозит! Проезжаем какое-нибудь селение, со всех сторон бегут дети и кричат: "You! You! You!", да так пронзительно - "Ю-ю-ююююююю!!! Почему "you"? Неужели ума не хватает крикнуть "Нello!" или "Welcome -Добро пожаловать!?, или, просто, “Эй!" Успокаиваю себя - пусть кричат, лишь бы камнями не кидались.
Какое бы селение не проезжали, везде за нами бегут сотнями, это надо видеть. Мне кажется, здесь мало кто работает, люди, особенно молодежь, все слоняются без дела толпами, наверное потому и нищие - работать не хотят!?
Зато каждый четвёртый мужчина тут вооружен, за спиной висит либо ружьё, либо автомат Калашникова, а почему - не знаю? Вдоль дороги стоят много танков, БТР и прочей военной техники, но все давно заброшены, без колёс, одни "скелеты". Наверное это после войны с Эритреей всё побросали?

По мере углубления в страну, эфиопские дети начинают проявлять лучшее знание английского языка, слышим слова - "Мистер, мистер!" Даже приятно, а то где ещё назовут тебя мистером? Проехали с Санькой по Европе, но что-то нас там “мистером никто не называл.
Рано утром сегодня проснулись, собрали палатку, вскипятили чаю, позавтракали, и даже в поле от эфиопцев покоя нет, сходятся со всех сторон и наблюдают за нашими действиями, по всей видимости деревенские, скромные, не пристают, сидят тихо. И смотрят. Даже когда мы в туалет ходим - смотрят, внимательно, словно удостоверяются, что мы такие же люди как и они.
Мы сложили в кучку банки из-под консервов, пустые бутылки, бумажки и как только отъехали, все зрители налетели на наш мусор и мгновенно разобрали, кто - пустую банку, кто - бумажку от печенья, кто - фантик от кнфеты, а кто - бутылку, удивляюсь их нищете, разве так можно?!

Проехали по Эфиопии уже 520 км, а дорога лучше не становится. Больше 30 км/ч тут не разгонишься. Жаль наши мотоциклы, вот им достаётся - то песок и пыль мучили, теперь - камни, ямы. Да и нам тоже несладко. Когда ж будет нормальная дорога?! Пусть хоть чуть-чуть поровнее, а то повсюду одно и то же: большие камни, острые, вот и маневрируем и трясёмся целый день по кочкам, да ещё утопаем в море пыли, и тут её хватает. Я представил, как мы выглядим со стороны, и понял - на кого мы похожи. На грузчиков, разгрузивших вагон цемента. К концу дня сильно устаю, хотя ничего и не разгружал.

Эфиопы не похожи на негров, они тоже чёрные, волосы курчавые, но не у всех, и черты лица тоньше. Многие похожи на индусов. Толстых нет, все худые как тростинки, иногда спиной ко мне кто-нибудь стоит, думаю паренёк, а разворачивается - мужчина зрелых лет.

Одежда эфиопов проста. Носят юбки короткие похожие на шорты, тело и голову покрывают материей, чаще зелёной, из-под которой торчат худющие ноги. Нельзя сказать, что эфиопы некрасивы. Но очень уж они надоедливые, приставучие, так и липнут к нам: кто с вопросами, кто с предложениями, хоть палкой отгоняй. Кстати здесь те, кто не носит оружие, носят с собой палки - тонкие, длинные - с ними и стар и млад. Пока не понял - зачем?!

[туземцы с флагом]

В селениях, на наше счастье, находятся нормальные парни, которые отгоняют от нас толпу детей палками, иногда даже бьют их ими. На дорогах можно увидеть много техники со времен СССР - грузовики "Уралы", "УАЗики", “ЗИЛы.
Едем вдоль строящейся дороги, поверхность посыпают щебёнкой, значит скоро будет асфальт. Тому, кто поедет здесь после нас, может повезёт - будут ехать по асфальтированной дороге.
Характерная картина тут: по дороге идут люди, несут тюки, несут и носилки, на которых видны завёрнутые тела - может больных, а может мёртвых? Часто ведут скот: овец, быков, ослов или ишаков.
А с пищей всё также трудно, едем голодные - ни столовых, ни магазинов, ничего.
- Они что здесь вообще не едят? - удивляемся. - Потому и ноги у всех тоненькие?
Это делает выводы оживший фотограф Володя. Опять вспоминаю Россию, как в любой захудалой дорожной столовой можно поесть, а здесь если и есть вдоль дороги какая-нибудь "забегаловка", то продают там только чай. Чайная, короче.

И всё также царит непролазная грязь, пыль, и нищета, люди живут в сараях, в нашем понимании, но они считают свои соломенные хижины - домами. Такой пыли как в Судане и в Эфиопии я в своей жизни ещё не видел. Дороги бывают такие пыльные, что мотоцикл буквально погружается в пыль на сантиметров пятнадцать, и мы соответственно, отталкиваясь ногами, как бы купаемся в ней.

Проехали уже 750 км, появились АЗС, и бензин стал дешевле - 0,6 $ за 1 литр - значит, скоро столица. Зато людей с ружьями попадается меньше, но теперь часто многие ходят с чёрными зонтиками, защищаются от солнца.
Дорога проходит на высоте 2000 км над уровнем моря, но пока нет крутых подъёмов, серпантинов мало, в основном - пологие спуски и подъёмы. Радует полное отсутствие полицейских постов, и вообще, людей в форме, кроме военных, я ещё не встречал, - как хорошо, что не надо никому показывать паспорта и права.
Природа меняется, появляется много растительности: деревья, трава. Наконец-то! Пока ни в одной стране, которые мы уже проехали, достаточно зелени не встречали, ну, в Турции чуть-чуть. НО там зима была!

Вечером удачно купили бананов, на дороге мальчишки продавали, забрали сколько было, поддержали сельское хозяйство крестьян одиннадцатью бирами.

[]

Дорога, как уже говорилось, в основном проходит по плоскогорью, а когда забираемся выше - начинается серпантинная дорога. Впереди, в километрах двадцати, уже виден глубочайший разлом гор, а внизу течёт тот самый Голубой Нил. Вид восхитительный, напоминает американские каньоны из рекламы сигарет MARLBORO.
Начался спуск вниз, дорога, если это можно, конечно, назвать это дорогой, узкая, в таком состоянии более 20 км/час не разгонишься. Спускались по серпантинной дороге около 1,5 часов, как же тяжело будет теперь подниматься!?
Мост через реку охраняют автоматчики, нам кричали и жестикулировали, кажется, просили остановиться, но мы сделали вид, что не поняли, помахали им рукой, посигналили, и скорее умчались. Если догонят, скажу - знака "stop!" не было, жезлом тоже не махали, поэтому ничего не поняли.
Что-то чувствую себя неважно, хочу спать, спим мы вообще мало, да и в палатке хорошо выспаться трудно. Искупались с Санькой в Голубом Ниле - река горная, течение сильное. Пришлось долго спускаться с горы к реке, чтобы искупаться, а фотограф и "Дед" поленились, но зато мы были вознаграждены - вода дала нам новые силы. Полегчало!
Километров двадцать продолжался затяжной подъём по серпантину. Сейчас мы опять едем по плоскогорью.

Утром долго приходим в себя. Но я рад что за тридцать дней пути, снова возвращаюсь к нормальному режиму - спать ложимся в 22-23 часа, подъём всегда в 6 часов, днём едем. Я, например, сейчас совершенно потерял физическую форму: уже 40 дней не бегаю по утрам полумарафоны, сплю мало, питание плохое. Дед каждое утро часа два занимается мотоциклами: прочищает, выстукивает от пыли воздушные фильтры, иногда ставит новые, прочищает и регулирует карбюраторы, регулирует клапана, сегодня подтянул головки цилиндров, почему-то они "потеют" (на них выступает масло). Вообще двигатели "Уралов" во многих местах "потеют", масло выступает в местах прокладок, цилиндров, там, где входит тросик спидометра, и т.д... Но это для российской техники нормальное явление. "Уралы" требуют к себе повышенного внимания, но вообще-то, такое внимание потребовали бы любые мотоциклы в таких тяжёлых дорожных и природных условиях.
Володя у "Урала-Спортсмена" в карбюраторе заменил жиклёр, всё-таки нашёл причину прожорливости мотоцикла - бензин уходил как "в прорву", на 100 км расход был 15 литров! Володе эта загадка несколько дней не давала покоя, теперь будем надеяться, что расход станет в норме.

У моего "Урала-Соло" аппетит нормальный, на 100 км - 6-7 литров. То что каждый день механик возится с мотоциклами, является минимумом, для того чтобы ехать. Много накопилось неисправностей требующих большого времени на исправление: нужно всю проводку пересмотреть, реле портачит, из-за этого не включаются поворотники, габаритные огни, кроме того, на "Урале" с коляской плохие тормоза, а это уже опасно - на горных дорогах что делать? Опять же, масло менять регулярно нужно, часто меняем его из-за высокой запылённости. Если уж у нас пыль в лёгких и во рту, значит и в двигателях тоже.

[в горах]

Уже два дня как начал снова бегать по утрам, попробую привести своё физическое состояние в норму. Не могу по-другому. Есть и альпинистская мечта - будем проезжать Танзанию, может удастся подняться на высочайшую вершину Африки - Килиманджаро.
Много тут куропаток, цесарок бегает по дороге, нас, можно сказать, игнорируют, а Дед не унимается:
- Эх, сейчас бы мне ружьё! Подстрелил бы куропатку на ужин! Да хотя бы, дайте мне лук, и стрелы. Сами, ведь, они в руки лезут!
Мне нравится молиться Богу на природе, поставим палатку, над нами звёздное небо, простор, лучше сосредотачиваюсь. А дома в комнате всё как-то формально, поверхностно проходит. Вообще в походных условиях человек становится ближе к Богу, здесь присутствуют риск, жара, холод, голод, дождь, различные проблемы, трудности, встающие на пути и замедляющие движение вперёд, но всё это заставляет постоянно думать о Вседержителе. А дома всё идет по плану, всё рассчитано, предсказуемо, завтрак вовремя, работа, отдых, всё нормировано. В походе не так - не знаешь что будет вообще с нами завтра, будем ли целы, живы, здоровы, я уж не говорю про обед вовремя!
Утром собрали палатку, готовим завтрак, нас окружила толпа крестьян и внимательно смотрят за тем, что мы делаем. Один старичок подошёл к нашему фотографу и доктору в одном лице, стал жаловаться на какую-то болезнь, я так понял глазную, потому что он показывал на глаза. Володя дал ему две пачки аспирина и анальгина, от болезни глаз ничего у нас не было. Тот заметно повеселел, обретя надежду на выздоровление. Но вот когда я попросил у него узенькую длинную палку, подходящую для древка к нашему флагу, то получил отказ - вот, и помогай им, называется! Они тут все с такими палками ходят, словно привязанные к ним ” и дети, с определённого возраста, и старики. Палка у них как необходимый атрибут человека ” или это ружие такое, самое простое, чтобы мелочь какую, дикую, отгонять, типа шакала, или это принятый тут порядок, как у нас галстук на официальном обеде ” что за мужчина без галстука? Вот туземцы и ходят с этими палками. Самое интересное, что они ими ещё и дерутся, да так бьют наотмашь ” как головы не раскалываются?
С удовольствием присмотрелись с эфиопском усельскому хозяйству. Тракторов на полях не видели нигде, крестьяне, как в старину, пашут плугом, который тащат быки, иногда можно увидеть в упряжке быка и лошадь. Мне было интересно понаблюдать за процессом пахоты земли, труд тяжёлый у пахаря.
Электричества в деревнях нет, и газа тоже нет, пищу тут готовят на древесных углях.

АДДИС-АБЕБА И ДАЛЕЕ ” НА ЮГ

Наконец то добрались до столицы страны ” это город Аддис-Абеба. Город грязный, люди кишат. В глаза бросилось большое количество наших "Жигулей" первой модели, их используют как такси. Оказывается, как мы потом узнали, в советское время, из СССР отправляли много разной техники в Эфиопию, поддерживали так сказать, а сейчас Китай присылает им запчасти к нашим же Жигулям. Вот как жизнь изменилась, что же это такое - в России что, запчастей жигулёвских нет?
Сразу принялся расспрашивать людей о местонахождении Российского посольства, таксисты пожимают плечами, помог какой-то студент, запрыгнул на крыло коляски мотоцикла, чтоб проводить.
Бумага от правительства Москвы помогает и в российских посольствах, помогатет и в музей зайти, с 50% скидкой, как студентам, в общем, бумага универсальная. Территория Российского посольства в Аддис-Абебе огромная, в сравнении с посольством в Хартуме, например. Тут мы побыли сутки, нам выделили квартиру, здесь все интересуются нашей экспедицией, и особенно нашими "Уралами"! Удивляются выносливости российской техники.
Консул Меркулов Виктор спросил:
- А где вы были трое суток?
Меня такой вопрос удивил, и немного даже возмутил, ведь наши русские даже не знают страны, в которой работают по несколько лет, а если бы знали, то не спрашивали бы, а наоборот похвалили бы за то, что мы за такой короткий срок преодолели тысячу километров от Хартума.
В посольстве давай все нас предупреждать, чтоб мы были осторожнее: на юге Эфиопии часто происходят нападения банд, ограбления, убийства, места глухие, вечерами и ночами просили останавливаться только в населённых пунктах, кстати, в Африке вообще движение машин к вечеру прекращается, но мы всё равно едем как можем и отстанавливаемся ” где получается. Разве подгадаешь!
Взяли они с нас расписки, что "посольство снимает с себя всякую ответственность за нас, и в случае несчастья мы не будем иметь претензий к ним!" Смешно и, конечно же, обидно за такое отношение к соотечественникам! Это называется -"моя хата с краю, я ничего не знаю". А мы уж как-нибудь обойдёмся без таких советов и такой помощи. Мир не без добрых людей!
Познакомились со здешним инженером Фомичёвым Евгением Николаевичем, хороший, такой, весёлый мужик, здорово помог нам с ремонтом. Раньше он имел тоже свой "Урал" с коляской.

Встречается тут в Эфиопии много больных-прокажённых с нарушениями костного состава, пальцы кривые или вообще деформированы, таких людей много. Они пытаются дотронуться до нас, вместо рук у некоторых из плеч растут отростки, напоминающие длинный палец или змею, этими отростками они тычут мне в спину, наверное, опасно, можно заразиться! Это такая зараза, которая разрушает кости в организме. Полиомиелит, что ли - с такой болезнью здесь много людей остаются с иссохшими конечностями, без рук, без ног, без плеч. Много уродов
видели, но говорят сия болезнь не заразна! Знать бы!

На юге страны больше мусульман, а на севере - православных христиан. Эфиопы крестятся не справа налево, а слева направо, и пальцы складывают иначе. В некоторых городках из церквей на улицы выставляют громкоговорители, служба начинается рано и продолжается 1,5 часа, окрестность оглашается молитвой. Вид у здешних церквей самый непрезентабельный, часто это просто хижина, и только крест и маленький куполок над макушкой крыши выдаёт церковь.

[церковь]

Фу-у-у, выехали из Аддис-Абебы. Наконец-то мы опять на трассе, движение к вечеру, на выезде из города, очень интенсивное. Погода дождливая. Но дорога пока хорошая. На западе страны вдоль дорог много брошенной военной техники - БТРы, танки, а здесь, на юге Эфиопии, много заброшенных перевёрнутых грузовиков - и почему это после аварии их никто не забирает? Такие картины, действуют угнетающе.
Вдоль дороги так и тянутся тростниковые хижины, селения не кончаются и люди тоже бродят повсюду. Завидев нас издалека, дети, даже очень маленькие, бросают свои игрушки и бегут к дороге, взрослые прекращают работать, выстраиваются вдоль дороги в ряд и машут руками, приветствуют.
Был случай, когда толпа начала хлопать в ладоши и петь, как мы подъезжаем. Мы как-будто триумфаторы какие-то, а нас вдруг чествует народ. Нужно быть очень осторожным за рулём, дорогу здесь любят все - и люди, и животные, овцы даже спят на дороге, ослы и верблюды разгуливают преспокойно, люди
- дети, и взрослые - несут хворост, тюки, ходят по дороге, наверное, они думают, что асфальт положили только для них. Много ослов тут валяется без голов, но живых ослов это всё равно не останавливает - с трудом разгоняем всех звуками своих клаксонов. А они не боятся, даже не вздрагивают.
И опять всё то же: "Ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю!" Голова от них идёт кругом. "Where you go?! Where you go?! Where you go?!" одно и то же - как они мне надоели! Люди, вездесущие люди, их так много - как тараканов. Везде, где бы ни остановились - люди, люди, люди. Даже в туалет без них не сходишь, отойдёшь за деревья, а они тут как тут, возьмут в окружение и смотрят, а если вам кажется, что никого рядом нет, что это тихое место, что вам посчастливилось, то будьте уверены - это только видимость, на самом деле, на вас незаметно смотрят из кустов десятки глаз.
Подъезжаем уже к границе Кении, осталось всего 100 км.

Природа всё больше радует глаз, зелёные горы, пышная растительность, саванны, и не так голодно - ананасы продают пучками, как у нас редиску, в столовых могут пожарить яичницу, картофель. А в посольстве нам офицер безопасности, да и все остальные тоже, столько наставлений дали совершенно ненужных, и столько опасений высказали, мол, до Адсы ещё не так опасно, а вот дальше вас могут ограбить, и даже убить, много там банд, очень много, вечером и ночью лучше не ехать. Утверждают, что часто грабят европейцев к югу от Аддис-Абебы. Но мы ехали вчера и сегодня до позднего вечера, разбойников не встречали. Но зато ближе к границе, вдоль дороги, можно увидеть много верблюдов огромных размеров, такие великаны часто бегают даже по дороге, один долго бежал рядом с нами, сигналом не могли отогнать.

В городок Мояле приехали в 20 часов, таможня уже была закрыта, продавец, у которого мы купили пирожков и чаю, сказал, что откроется только завтра в 8 часов.
- Почему тут работают так мало? - возмущались мы. - Даже в России все таможенные автопереходы работают почти круглые сутки!
Утром подъехали к таможне, дождались восьми часов, но никто не торопился открывать контору. Ждём, через каждые три минуты подходят разные менялы, предлагают обменять деньги. То эфиопские биры на шиллинги, то кенийские шиллинги на доллары, то доллары на все эти местные штучки. Узнаём курс, но менять воздерживаемся, один предлагает за 1 доллар - 70, другой 81, лучше уж обменяем деньги на кенийской стороне.

Мы спешили проехать быстро Эфиопию, чтобы успеть попасть в Кению к 17-18 апреля, потому что визы наши заканчиваются 20 апреля. Переживаем, а вдруг не пустят, скажут, возвращайтесь в Аддис-Абебу и делайте новые визы. Не дай Бог! Но всё прекрасно - нас выпускают, да ещё работник иммиграционной службы спрашивает:
- Вам поставить въезд на сколько? Я могу и на месяц!
- О'кэй, ставьте лучше на месяц!
Прекрасно! Штампы стоят. Осталось оформить мотоциклы в таможне. Но тут меня ждало разочарование... Слова таможенника на меня подействовали как удар грома:
- Впускаем иностранное транспортное средство по специальной бумаге!..
Её вы должны были сделать ещё в России. Проезжают финны, немцы - и все имеют такую бумагу!
И показывает мне листок с какой-то печатью типа ваучера.
- А почему у вас такой нет?! Впустить не могу!
- Помогите, пожалуйста, может, есть какой то выход?!
- Попробую позвонить своему боссу в Найроби, а вы ждите, я позову.
Ребята сразу приуныли, когда я рассказал о создавшейся ситуации. Володя стал изучать карту, размышляя, как бы объехать Кению. Никак её не объедешь: с востока - Сомали, которая на юге всё равно граничит с Кенией, а с запада - Уганда, и "родной" Судан, где идут военные действия.
- Не хотите ребята вернуться в "любимый", жаркий Судан? - пошутил я.
- Нет, не допустим, чтоб это случилось, проехать половину пути, проехать снежную Турцию, пустыню Сахару в Судане, столько стран и границ и встать вдруг перед Кенией, откуда только начинается самое интересное - саванны, джунгли, богатые диковинными животными, - завопил Володя-фотограф.
Через пол-часа ожиданий меня позвал таможенник:
- Вопрос решённый, раз нет сей бумаги, вы должны положить здесь на депозит сумму, а в Найроби, в таможне, вам её вернут, какая стоимость мотоциклов?
Я смекнул в чём дело, умышленно занизил:
- Один 800, а другой 600 долларов.
- Что-то дешёвые у вас мотоциклы? Такие большие и мощные, странно!
Меня так за решётку упекут. Насчитал таможенник 405 долларов себе - вот так процентики у них! Выписывал соответствующие бумаги кассир, с язвами на руке, писал долго, много ошибался, всё-таки сделал. Ну, наконец-то! Мы поехали.

Прощай голодная страна ю-юкающих детей, и плохих дорог!

КЕНИЯ. МАСАИ. ДОРОГУЩАЯ ВОДА И ” ЭКВАТОР!

Но дорога лучше не стала, одноколейная грунтовка, местами просто земляная, или глинистая, да к тому же, начался сезон дождей в этих местах. Размыло дорогу там, где нет камней. С трудом едем, вязнем в грязи, иногда даже трудно удержать равновесие, мотоцикл мой мотает в разные стороны, иногда заваливаюсь на бок, часто едем в глубокой колее, которую оставили грузовики. Встречаются такие глубокие промоины, хватит не только для нашего "Урала", но и для хорошего грузовика ” трёхмостового "Урала". Вообще для плохих дорог Судана, Эфиопии и Кении идеально подошли бы лёгкие мотоциклы, типа эндуро ” это нам однозначно ясно. НА таком мы с Тимуром проехали Южную Америку ” очень похоже местами. В смысле размытых донельзя грязевых дорог.
Движение в Кении левостороннее, пытаюсь привыкнуть ехать по левой стороне, но сейчас, конечно, не имеет смысла ехать по своей стороне, тут машин нет или, бывает, по одной встречной в час попадается. Глухие тут места - на севере страны, людей тоже почти нет, местность пустынная, растительность редкая, в основном сухой кустарник, земля неплодородная, много камней, поросших жёлтой травой. Иногда встречаются пастухи, гонящие куда-то стадо коров, где тут у них напрвление домой - непонятно!
Смотрю на карту - до первого населённого пункта Чоба от границы около 250 км, хоть бы бензина хватило, ведь едем на пониженных передачах, расход топлива огромный. Привет! У Саньки на "Урале" с коляской бензин уже кончился, а проехали-то всего 130 км, расход ого-го - 20 литров на 130 км!
А для меня вывод один - "Урал-Соло" негоден для бездорожья: в песке закапывается, неустойчив, мотается в разные стороны, в дождь по грязи тоже самое, трудно удерживать равновесие. Вспоминаю "Урал-Волк", на котором проехал от Владивостока до Гибралтара, он был даже более устойчив, послушен - даже на песке и грязи, как это ни странно! Решил теперь, что в Австралию обязательно возьму Волка.
И всё же я на Соло обгоняю всегда аппарат с коляской. Часто приходилось мне его ждать: то бензин в бачке кончится, то крыло отвалится, то багажник откроется, то в гору не тянет. Но и "Соло-классик", бывало, задерживал нас в пути: три раза клеили камеру.

Наконец-то кончилась спешка из-за заканчивающихся виз в Кению, спешка совершенно ненужная, только напрягавшая нервы. Как хорошо, когда с бумагами всё решено и не думаешь о них вовсе!
Первый вечер провели хорошо, отдохнули за все эти 36 дней пути. Впервые встали на ночлег при закате солнца. До этого всегда ехали и в тёмное время суток, до самого начала ночи. Теперь нам можно не спешить, виза в Кению есть на 30 дней вперёд. Смогли не спеша попить чайку, посидеть под звёздным небом, поговорить, помечтать: вот это и есть настоящий поход, когда случаются такие вечера, а до того была гонка, гонка для подрыва сил. Каждый день езда по 12-15 часов на мотоцикле, и по очень плохим дорогам, сказывается и на физическом состоянии и на психике.
Ложишься спать, а в ушах стоит шум мотора, и перед мысленным взором - дорога, руль, дорога, руль, мотоцикл. И вот заметил, что несколько дней назад началась депрессия, плохое сонное состояние - это от усталости, конечно.
Оглядываю Кению и сильно удивиляюсь, представлял её себе совсем иной. Думал ” будем ехать по зелёным джунглям, а началась опять пустыня, кое-где растёт выжженная солнцем трава, и всё усыпано булыжниками, равномерно так усыпано. Дорога узкая, покрытие из тех же мелких камней, с глубокими вечными колеями. Пытаюсь ехать ровно, но руль удержать очень трудно, недавно выбросило меня из колеи, завалился на дугу. Руки-ноги целы и то хорошо! Потёр ушиб и дальше!

Продвигаемся медленно - около 20 км/ч. А где же она ” моя Кения? Где страна полная растительности и высоких гор. Где разные животные, слоны, зебры, бегемоты? Где? Вокруг - безжизненная пустыня. Вдруг выстрелы ” да не одиночные, а очередь! Вот и дождались! Откуда! Смотрю, метрах в трёхстах от нас бегут два чёрных мужика, машут руками, просят остановиться. Подошли, один с автоматом, другой с карабином, у одного на груди две ленты патронов висят крест-накрест, ну точно как у красноармейцев из кинофильмов! Что-то нам говорят, руками показывают в разных направлениях дороги, я ничего не понял. Потом жестами показывают, мол, есть хотят и пить. Поделились мы с ними двумя лепёшками.
- А вода у друзей, - говорю. - Они отстали. Во-о-он там!
Володя мне:
- Две ихних пули нам хватит, пустыня же, людей вокруг нет! И нихто никохда не найдёть!
- Да, ладно ты! Прекрати так думать!
А Дед не унимается:
- Тела наши оттащат подальше, спрячут, и нихто, никохда не найдёть ” где могилка моя-а-а!
Тут подъехали Санёк с Фотографом, налили чернокожим братьям воды - литра полтора. А фотограф достаёт фотоаппарат и только вскинулся, как человек с ружьём ” стой! ” и резким таким жестом призывает не фотографировать их.
- Да-а-а, этого не стоит делать! - Дед опять за своё. - Лучше аппаратуру вообще не показывай!
- В чём дело, Володенька? - высоким голоском протянул Фотограф и всё равно пытается щёлкнуть. Не получилось.
Попрощались мы тепло со встреченными и поехали. Я еду и думаю: А что, собственно, удерживает их от выстрела, вполне могли бы шлёпнуть и забрать себе всё! Значит ” совесть ещё есть! Просто не бандиты нам попались!
Санёк не в восторге от езды на "Урале" с коляской, всё время жалуется и часто вспоминает свою "Яву-Стиль":
- Дурацкий это мотоцикл, на нём только картошку возить в колхозе. Эх, были бы у нас сейчас эндуро, вот погоняли бы!
А в посольстве, помнится, офицер безопасности Виктор Михайлович, ну тот, который объездил все эти места, сказал, что дорога до Найроби - столицы Кении, от границы с Эфиопией, асфальтовая, хоть и разбитая! Но мы проехали уже 200 км, и видим, что эта дорога со времён своего рождения не видела никогда асфальта. Или обманщик оказался Виктор Михайлович, не знал, а говорил, или, может, о какой-то другой дороге рассказывал?! Но на карте больше никаких нет - только эта!
Мне кажется, что все русские, находящиеся в наших посольствах, совсем не знают страну, в которой находятся. Разве они ездят, разве путешествуют по ней? Живут на своей территории, и имеют представление настолько искажённое, и об обстановке в стране, и о местном населении, и о дорогах, в общем, полны они страхов и иллюзий. Считаю, что это обязанностью должно быть: приехал в посольстве работать ” отправляйся в путешествие по этой стране и знакомься сам с ней воочию, а не по слухам и не по картам только! Вот было бы дело!
- А может, они и должны призывать нас к осторожности, ведь у них работа такая, им как никак, приходится за нас отвечать, раз мы находимся в стране, где есть посольство,- возражает Дед.

Перед городком Морсабитом у Сани совсем кончились все запасы бензина, явно преждевременно. Мы их с фотографом оставили в пустыне, и поехали с Володей в городок за топливом. По пути остановили нас полицейские, уже перед городком. Я рассказал им, кто мы, и о всей создавшейся ситуации. Полицейский, с чёрным как смола лицом, поинтересовался:
- А у вас-то бензина хватит доехать до города?
- Да, у нас 2 литра есть, должно хватить.
- Палатку в буше не ставьте - слоны затопчут!

Бензин тут дорогой, почти доллар за литр. Зато в Морсабите пообедали в столовой, и тут к нам подошёл немец, худощавый такой мужчина с добрым лицом. Познакомились, зовут его Андреас. Живёт в этих местах с чернокожей женой и двумя детьми около 8 лет, очень любит Африку, особенно буш - это пустыня поросшая кустарником, и на вопрос - "Кем работаете?", сказал, что "делает всё!" Пообщались, как смогли, он помог обменять деньги - наши 100 долларов, которые быстро иссякли, в связи с дороговизной в этой стране на бензин и продукты питания.
Попросил Андерс прокатиться на Урале, ему понравилось, но сказал, что слишком большой мотоцикл, и тяжёлый, трудновато управлять с непривычки.

Мы были рады встрече с таким простым и в то же время интересным человеком. Он предлагал остаться у него, но мне не хотелось задерживаться в селении, где суета, много воришек, что-нибудь ещё отвернут ночью с мотоциклов. Тепло попрощались и уехали в дождь.

[с андерсом]

Проехали 40 км, дождь всё не прекращается, дорогу размыло, мотоциклы вязнут в грязи, особенно тяжело мне на Соло, под крыло набивается грязь, и колесо не крутится, пришлось снимать крыло. С юга, куда мы направляемся, надвигаются густые, страшные тучи.

Стали искать место для лагеря, кругом заросли, и много камней. Воспользовавшись временным затишьем ветра, быстро поставили палатку в лесу, вскипятили чаю. Только успели накрыть мотоциклы полиэтиленовой плёнкой, как хлынул страшный ливень. На палатку обрушились потоки воды.

Лежим в душной палатке, но спать всё не хочется, рановато, друг к другу прилипаем грязными, потными телами.
- Вода, вода под нами! Тонем! - закричал Фотограф и схватил в руки сумку с фото и видеоаппаратурой, прижав к груди самое драгоценное, как ребёнка. По небольшому склону, на котором стояла палатка, устремились потоки воды, грозящие смыть палатку вместе с нами.
- Дно водонепроницаемое, выдержит. - успокоил я Володю.
- А вообще-то положение наше шаткое, и молния может ударить, и слон может "лапкой" раздавить! - уже засыпая, высказал свои мысли Дед. И захрапел.
Утром спустились с холмов, в пустынную долину, поросшую мелкими деревцами, на карте название пустыни - Чалби.
- Едем долго, а всё пустыни, пустыни, когда же будут джунгли? - разочарованно тянул Санёк.
- Ох, Виктор Михайлович, дорогой, - вспоминая посольство, - где же ваша обещанная асфальтированная дорога?! - это Дед.

[масай стоит с копьём]

И тут нам повезло как редко каким другим путешественникам. Мы встретили масаев.

Масаи ” это такой особенный народ, который не признаёт современных государственных институтов, живёт независимо от границ и мнений о нём других людей, живёт по своим законам и развивается. Народ кочевой, это отличные скотоводы. По виду люди странные, женщины одеваются в яркую юбку, а грудь открыта, обвешиваются разными бусами. Впечатление, конечно, когда видишь их особенное: взгляд у них гордый, независимый, свободный, в руках - копьё, на боку висит длинный нож. Одеяние мужчин скромнее - набедренная красная повязка, на запястьях браслеты, на голове пучок перьев.
Встретили мы их два раза. Думали, что утром увиделись, ну, и всё ” прощай! ” но нет, повезло ещё раз.
Днём нас остановили воины-масаи, молодые ребята, человек семь, с копьями, с огромными ножами за поясами, и перьями на голове. Стали что-то спрашивать, на своём, непонятном нам, языке, размахивая при этом копьями, выражение лиц было не очень дружественным.
- Если произойдёт схватка, - подумалось, - то победа будет, однозначно, на их стороне!

[масаи на мотоцикле]

Поначалу атмосфера рядом с ними была напряжённой, но стало ясно, что их привлекли наши мотоциклы. И вот после того, как мы некоторых масаев покатали, трое залезли в коляску, один сзади Володи, ещё один ко мне ” тут обстановка разрядилась и стала вполне тёплой, и они даже разрешили фотографу их снимать. Тот аж засиял от счастья ” далеко не каждому выпадает такая удача, Володя и давай, давай щёлкать. Но вполглаза видно, что не любят они фотоаппарат, разрешили как мену на катание, но напрягались при каждом щелчке аппарата.
К сожалению, видеокамерой воспользоваться мы не успели, только Володя достал её, как к нему подошёл ихний старший, поругал и запретил снимать.
Тут в разговоре, в суете, Саня одного старенького, из их компании, угостил помидорами, так тот
в чувствах даже пытался поцеловать ему руку. Дошло до того, что масаев трудно было заставить слезть с мотоциклов, восторгу их не было предела, такие непосредственнеы ” как дети! ”д а это и понятно, люди первый раз в жизни проехались на мототехнике.
Расстались мы уже почти друзьями.

[]

И ещё случай был.
Стоим на глухой дороге, отдыхаем. Вдруг послышался рокот моторов с той стороны, куда мы направляемся, и появились два мотоциклиста. Увидели нас, остановились. Они оказались немцами, едут на двух эндуро - HONDA, из Найроби до Аддис-Абебы. Их маршрут в 1500 км определил короткий отпуск. Среднего возраста мужчины, одного зовут Йорг, а другого - Ульрих. Мотоциклы они отправили из Германии самолётом, как багаж, в Найроби, а когда накатаются, то из Аддис-Абебы отправят обратно домой. Но мне подумалось: К чему такие расходы? Лучше уж поэтапно доехать на них до Европы! Но они - немцы, и мыслят по-другому. А скорее всего именно такой короткий отпуск всё у них ограничивает.

Йорг в 1992 году путешествовал из Германии до Крыма. А Ульрих ездил на мотоцикле до Санкт-Петербурга, оба немного говорят на русском.

Мы давай расспрашивать их о качестве дороги до Найроби, и ответ конечно, не порадовал - очень плохая, сплошная трясучка. Они были удивлены тем, что мы едем по таким плохим африканским дорогам на таких тяжёлых "Уралах", с такой низкой посадкой рамы, двигателя и глушителя. А когда мы им сказали, что вообще поедем на них и дальше вокруг света - они, наверное, не поверили!
Разъехались. Но настроение от такой приятной встречи улучшилось! Радостно было встретить в эдакой глухомани, где машины и то редко увидишь, белых единомышленников.

[]

Жарко, душно. Рек и ручьёв, к сожалению, тут нет, едем уже пять дней потные и грязные, и так хочется искупаться, помыться. Иногда встречаются русла рек, но, опять же, пересохшие. Не сезон, что ли?
Ура! Увидели первую зебру, довольно-таки крупную, точнее её зад. На дорогу иногда выбегают антилопы, такие хрупкие на вид и небольшие по размерам, можно их запросто перепутать иногда с зайцами. Животный мир начинает понемногу становиться разнообразней, наверное потому, что появляются всё чаще деревья, заросли.
Страна Кения - дорогая, пищи мало, продукты дороже, чем в России, а вода имеет просто бешеную цену: 1 литр воды стоит больше 1 доллара. Иногда воду приходится покупать, но в основном просим людей в селениях налить нам воды в пластиковые бутылки, потом кипятим и пьём её.
Люди тут живут ещё в более убогих хижинках, чем в Эфиопии, там хоть домики из соломы и палочек, а здесь какие-то низенькие, мне по пояс - шалашики, с полукруглой крышей, накрытые пакетами, кусками брезента от дождя, - подумалось сначала, что это кучки мусора, вдоль дороги, а оказалось - жилища масаев. Так же как и в Судане, и в Эфиопии, электричество здесь встретишь нечасто.

Разбили лагерь в саванне, встали на ночлег, а утром недалеко от палатки увидели кучу скорпионов. Неприятно как-то стало от мысли, вдруг они бы ночью захотели нас пощупать!
На моём "Урале" образовалась боковая дырочка в камере, поменяли камеру, Дед уже так наловчился, что поставил колесо на место очень быстро.

Приближаемся к экватору планеты! До него осталось около 100 км. Я представлял, что будет очень жарко, а оказалось вовсе и не так, в Сахаре было намного жарче, а в Эфиопии, вообще, было холодно.
Вчера вечером остановились в деревушке. В придорожной хижине попили чаю, купили хлеба и консервов. Меня обступили три негра, спросили: "Откуда мы? И собираемся ли сейчас ехать в ночь дальше?" Я сказал: "Да! Едем!" Они стали нас усиленно отговаривать ехать ночью, явно с нехорошей целью, мол, в буше много бандитов. Но мы выпили два литра воды, купили бутылку "кока-колы", и с собой Дед взял две порции баранины, за это с нас попросили очень дорогую плату - 580 шиллингов - это 8 $, мы тогда вернули им баранину, но 380 пришлось всё равно отдать. Говорят про бандитов, а сами оказались обманщики!
После этого, прежде чем что-то тут купить или поесть, сначала мы спрашиваем цену, торгуемся, а потом покупаем, потому что здесь верить чернокожим нельзя - каждый продавец стремится взять побольше ни за что!
Люди очень удивляются, когда узнают, что мы приехали из России, кто понимает, где это, конечно.

Кенийцы - народ не пугливый, даже проявляют агрессию, если что-то делаешь против их воли. В эфиопском посольстве нам рассказывали, что они не очень хорошо относятся к белым. Но явной враждебности с их стороны пока не встречалось. И поверьте, мне нравится их видеть, когда я еду на мотоцикле, а они стоят рядом и машут руками. Так или иначе, а контактировать с местным населением приходится. Терпим, а что делать?

[девушки эфиопки]

Хорошо бы видеть, конечно, только одну природу и животных, но таких идеалов тут нет! Да и нигде уже нет, планета заселена плотно!
Опять стоим, Дед бортирует то же самое утреннее колесо, отошла заплатка. Подошли три паренька, в руках магнитофончик, музыка на всю громкость, они в восторге, видимо, это их любимые певцы. Встали они рядом и стоят, долго стоят, думают, наверное, что и мы тоже балдеем от ихних шлягеров, или хотят чтобы мы стали поклонниками сей музыки. Так они нам надоели, и не понимают даже - что мешают. А одну песенку они перематывали и включали раз десять, наверное. И балдеют. Терплю, терплю, а что делать?
- Гуд мьюзик? ” спрашиваю их.
Они обрадовались, стали ещё и хором подпевать.
Начинаю вспоминать наше путешествие Москва-Владивосток, ведь то же самое ” надоедали нам все: и мужики, и пацаны, облепляли нас, засыпали вопросами. Тут хоть можно просто выключиться, уйти от разговора - языка-то не знаем, а дома сей вариант не "прокатит!" Решили мы "приколоться" и немного потанцевали с туземцами под их магнитофон. Негритята тоже в пляс пошли.
Целый день теперь в голове напеваем мы ту песню, которую вчера нам полчаса насильно навязывали чернокожие пацанята. Наказание какое-то.

Как резина на колёсах терпит такие нагрузки, не пойму? По логике от таких камней покрышки должны были давно стереться, пустить трещины. Видимо хороша Русская резина. Опять целый день напеваем ту песню. Смех!
Доехали до городка Исиолы. Позади 500 км отвратительной дороги и, о чудо! - глазам не верится - асфальт! И природа вокруг сразу ярче стала, деревья позеленее, густая трава. Но люди всё также нам не нравятся, несдержанные они, какие-то, грубые, как и на севере страны, громко кричат, когда мы проезжаем мимо. Нас всех, если честно, начинает раздражать эта чернокожая братия, от таких людей устаём, чернит в глазах. Покоя нет нигде, облепляют, как тараканы, их много и они кажутся вездесущими.

Экватор. Дождь.
Ура! Пересекли экватор, остановились, на обочине дороги стоит грязный щит с изображением материка и красной полосой, на которой надпись ” Экватор. Краска вся потрескалась, давно не подкрашивали ” лет пятьдесят, наверное!

Я достал GPS, и точно! S - 00,38; N - 00,37; высота над уровнем моря - 2008 м. Вот тебе и экватор, не так я его себе представлял, думал, очень жарко будет, а оказывается жарче всего было в Судане, а здесь мы
надели даже куртки! Наступает зима - теперь мы в южном полушарии, здесь всё наоборот.

[на экваторе]

Но главное, на экваторе тело надо защищать от солнца, а я утром решил в футболке проехать, руки и лицо не прятать, солнце показывалось редко из-за туч, но к обеду смотрю ” ужас! - лицо и руки обгорели. Оказывается, солнечные лучи через тучи здесь действует также, как у нас напрямую!

Весь вечер пришлось ехать под сильным ливнем, он хлестал нас так, как только хотел - по лицу, по глазам, промокли насквозь, даже дождевики не спасли, но зато мы на асфальте, хоть это радует! Надо срочно искать нормальные непромоканцы в Найроби, и два шлема надо заменить, у наших прежних уже трещины, и стёкла полопались, поотлетали. Износ.
В такой страшный дождь, на удивление, "Уралы" нас не подвели, ехали четыре часа по лужам и нигде не заглохли! Я помню на "Волке", когда мы ехали по России, вода попадала в зажигание и в свечи, мотоцикл сразу глох, приходилось электронику просушивать, протирать бензином контактные места. Тогда только заводил.
Отметили окончание второго участка пути - самого трудного по дорожным условиям. На спидометре 8200 км со старта в Москве. По Африке, на юг, пройдено 5200 км за 27 дней. Это очень долго, такое расстояние мы в России проехали бы за 10 дней. Почему? Потому что пересекаем много стран, задержки на границах, ожидание виз, в Асуане ожидание парома в Судан заняло четверо суток, возвращение с границы до Хартума - ещё четверо суток, ну и главное - плохое состояние дорог, что более всего тормозит наше продвижение к цели.
Впереди третий участок африканского пути, по расстоянию, самый длинный, но самый лёгкий в плане дорог.
Надо отдать должное Российским посольствам: вот уже третье посетили, и в Найроби тоже, а оказывают приём всё лучше и лучше. Посол Игнатьев Александр Александрович позвал нас к себе в кабинет, пообщались. Распорядился, чтобы нас разместили на территории торгового представительства в двухкомнатном домике, с кухней, с душем, организовали, не поверите - баню! ” и со стиральными машинами! Об этом мы даже не мечтали, ну откуда в Африке баня?! Попарились, постирались, и тут повар зовёт, ещё один сюрприз - уха, картошка жареная с рыбой, чай, прямо в сказку попали. Мы так давненько не ели!

Тут же подъехал корреспондент ИТАР-ТАСС, Андрей, взял интервью, расспросил о том, с чего всё началось, о приключениях в пути, о дальнейших планах и маршрутах.
Консул, Дмитрий Меньшик, завтра пообещал помочь с получением виз в Танзанию и Замбию. А Александр Журов, который тоже работает в посольстве, и живёт на территории торгового представительства, помогает сейчас получить оставленные мною на границе 405 долларов депозитных денег. Но что-то дело это двигается с трудом, как он сказал, кенийцы любят брать деньги, но вовсе не отдавать обратно. Завтра узнаю окончательный результат, но по-моему "дело-табак!", как говаривал старший помощник капитана Врунгеля - Лом.
Кения - первая страна в Африке, которую коснулась западная цивилизация. Но сравниваем и в ней столицу с диким, голодным, с плохими дорогами, нищим севером страны. Сейчас же мы попали в приятный - в отношении еды, дорог, домов, и прочих радостей - юг страны. Резкий контраст, даже с трудом верится, что на севере люди живут в шалашиках, а в пригороде столицы можно увидеть множество буржуйских отелей, в центре города - зеркально-стеклянные небоскрёбы.
После городка Исиолы часто видим белых туристов, раскатывающих на джипах. Кения - страна туристическая, в отличии от Судана и Эфиопии.
В Российских посольствах удивляются, как это мы без оружия перемещаемся тёмными вечерами и глухими ночами! Странные люди! Все работники делятся с нами опасениями: "Африка ” очень опасный материк, тут убивают, грабят, и болезни страшные!" - и всё в таком же духе. Спрятались за большими заборами с колючей проволокой, зарешетили окна, двери, и полны страхов. Зачем?
В Кении приблизительно 50 % людей говорят на английском, а остальные - на суахили. МЫ на суахили так и не смогли ни одного слова выучить.
В крупных городах здесь весьма недисциплинированные водители микроавтобусов - "матату", так их называют. Они подрезают, прижимают, останавливаются на середине дороги так внезапно, это для того, чтоб высадить пассажиров, что я едва успеваю затормозить, иногда они едут против движения, навстречу остальному транспорту.
Но интересно, что до сих пор в Африке никто даже и не взглянул на наши водительские удостоверения, но это не значит, что можно ехать без прав - лучше их всё-таки держать с собой.

Волнуюсь! Скоро Святая Пасха, вот и второй Великий пост мы проводим в походе. Я думаю что это и хорошо, походные условия соответствует подвигу поста - суровые, некомфортные; испытываем напряжение психологическое и физическое. В этом походе пока радости мало, одни преодоления трудностей, в общем, как и
год назад, когда мы с братом шли на яхте вокруг Европы по морям: недосыпания, недоедания, грусть по Родине, по дому, по близким, всё это способствует больше скорби, чем радости. Дома больше соблазнов для услащения слуха, взора, плоти.

В Найроби множество архитектурных сооружений в английском стиле. Кения была английской колонией, а получила независимость только в 1963 году. Здесь огромный комплекс организации ООН - 180 стран, а дипломатический корпус составляют почти все страны мира. Мне почему-то сказали здесь, что ООН
решает в основном экологические проблемы.

Нас предупреждали в посольстве, что вечером и ночью ходить по городу опасно, легко могут ограбить и убить, город занимает второе место в мире по преступности. Интересно ” а какой город занимает первое место? Занимательное состязание: чтобы в нём победить, надо побольше людей убивать в единицу времени! А тут во многих домах на окнах и дверях решётки, даже здесь, где мы сейчас живём - на территории российского торгового представительства, и то ” решётки, решётки. Нас Саша Журов, который живёт здесь же, просит на ночь закрывать железную дверь, несмотря на то, что внизу ещё есть охранник и по двору ночью бегают страшные псы.

Сегодня утром с консулом Дмитрием ездили в Танзанийское посольство, он нам помог быстро получить визы, всего за 30 минут нам их сделали! Говорит, что его уважают, поэтому каждая виза обошлась нам всего по 20 долларов. После этого я объездил пол-города с водителем посла, Володей, и всё-таки купил два хороших непромоканца и шлем, то что нам и надо было.

Вечером посол попросил нас выступить перед всем коллективом посольства. Приятно, когда люди интересуются нашим путешествием. Мы порассказали о том, как всё началось, о своём проекте экспедиции
вокруг света, о своих приключениях в странах, которые уже проехали, люди интересовались, слушали так внимательно.

[в посольстве]

После этого давал по телефону интервью Евгению Штилю, на радио "Маяк", в Москву. Сегодня уже четвёртый день как мы здесь торчим.
Надоели мы, чувствую, уже всем здесь со своими проблемами, никак не покинем посольство - всё не решается вопрос о возврате нашего депозита. Утром звонили из Москвы, из радио "Спорт России", дал и им интервью о нашем продвижении по Эфиопии и Кении.
Все мы в этом походе оказались не случайно, по сути своей путешественники, искатели приключений: Володя Сайгаков-Дед - велосипедист, турист, любит совершать дальние походы, с детства мечтает о кругосветке на яхте. Володя Новиков-фотограф - оператор, участник трёх экспедиций по Амазонке, снимал фильмы в Индии, объездил весь Вьетнам.
А мы с братом - близнецы - Александр и я - художники, в походы начали ходить с девяти лет. Мы - яхтсмены, избороздили Азовское, Эгейское, Чёрное моря на парусной яхте, участвовали в чемпионате по парусному спорту. Удалось осуществить нам большое морское плавание на парусной яхте вокруг Европы - 6000 морских миль, путешествовали с братом много на мотоциклах по России, совершили несколько восхождений на высочайшие вершины России и СНГ, восходили и на Камчатке, на Ключевскую сопку.
Депозит так забрать и удалось. Оказывается, на получение денег потребуется время, да ещё с тех 450 долларов, удержат за разные услуги примерно 120 долларов. Нам обещали, что посольство само займётся получением депозита, потому я оставил в бухгалтерии все нужные бумаги - документы, квитанции, и заявление с просьбой выслать мне эти деньги банковским переводом, куда-нибудь, в Замбию или Ботсвану. Взял с собой только копии документов, заверенные разными печатями посольства и таможни, чтоб нас пропустили на границе в Танзанию.

ТАНЗАНИЯ. И СЛОНЫ, И ЗЕБРЫ, И ЖИРАФЫ...

Опять граница, не люблю я проходить таможни, надоели уже, как всегда какие-нибудь проблемы с оформлением мотоциклов, а значит - потеря времени. Эх, хорошо быть масаем! Они своими племенами переходят границу Кении с Танзанией, Кении с Эфиопией, не имея никаких паспортов, перегоняют скот, да и вообще, масаи не любят кому-либо подчиняться, не любят сидеть на одном месте, любят перемещаться свободно. Так должны передвигаться и все остальные люди земли, это дикая искусственная проблема ” границы, визы, запреты на проезд! - это козни лукавого, а Божественная душа и сердце человека чувствует свободу или несвободу острее всего на свете.

Кенийцы нас пропустили через границу по копиям депозита, но мне пришлось побегать по кабинетам, что-то объяснять, ждать. А вот в Танзанийской таможне возникли трудности, требовали опять депозит, 50% от
стоимости мотоциклов, но уже умудрённый опытом прохождения границ, я просто решил не платить. Объяснил, что денег у меня нет, а ехать мы дальше должны. Нашёлся тут агент какой-то фирмы, офис которой состоял из
маленькой комнатки, двух столов с двумя стульями и печатной машинки, он выписал какие-то документы, типа временного ввоза, на два мотоцикла за 70 долл., просил 150, но я сказал - что больше денег нет!
Движение и в Танзании левостороннее, к нему после Кении уже немного привыкли, но иногда забываюсь, трудно привыкать, вот и выскакиваем на встречную: смотрю - летит на меня машина, мигает, догадываюсь - сворачиваю на свою левую полосу.
Страна приятная, есть пища, люди не приставучие, спокойные, если и подходят, то стоят в стороне и смотрят. Здесь к нам меньше внимания и мы этому радуемся. Наверное, белых людей здесь больше видят, а может, особенность танзанийцев такова - не приставать.
Женщины, девушки, все пышные, кругленькие, в общем - приятные на лицо и, внешне, добрые. В деревнях тётушки продают пончики и чай, а пацаны - бананы, и всё дёшево, 1 банан стоит 2 цента (60 копеек).
Гора Килиманджаро нам открываться не хочет, эту высочайшую вершину Африки сегодня скрывают тучи, к большому огорчению. Так хотелось увидеть вершину и сфотографировать мотоциклы рядом с горой. Глядим, глядим, не отрываемся. Только ненадолго тучи приоткрыли вершину и южный склон, и через несколько минут снова спрятали. Но мне и этого было достаточно, что смог увидеть высоту горы, её величие. Мы на неё обязательно пойдём, отметимся. Но это после!

Танзания и потому ещё нам кажется приятной, что хорошо асфальтирована. Но - всё хорошо не бывает, и часто встречаем полицейские посты, выездные, стационарные, всякие. Днём, правда, на нас только смотрят, а вот вечером начинают останавливать: паспортов пока не спрашивали, рассматривают только мотоциклы, узнают, что мы гоночная группа из России, хвалят и желают счастливой дороги.
Днём сегодня заметил две аварии, и вчера вечером одну, а причина была в велосипедистах, и там, и там, рядом с машинами всегда валяется покореженный велосипед.

Интересно, что женщины здесь носят поклажу не в руках, а в основном на голове, буквально всё: мешки, сумки, тазы, вёдра, вот только связки дров - на спине. В Кении, и в Эфиопии такой вид перемещения багажа тоже замечал, но не так часто. В Эфиопии женщинам, на мой взгляд, очень достаётся, они вдоль дорог носят огромные вязанки дров, согнувшись в три погибели. В горной местности с водой напряжёнка, и женщинам приходится издалека таскать на спинах специальные полиэтиленовые мешки вмещающие по 15 - 20 литров воды. Мужчины, при этом, чаще всего идут рядом налегке, наверное, там принято эксплуатировать для таких работ именно женщину.

[женщина с хворостом]

Люди одеты все обычно - мужчины в брюках, рубашках, футболках, женщины - в юбках, платьях. Никаких национальных одежд на танзанийцах не замечал. Страна более развита, конечно, чем Эфиопия, Судан и Египет: много заправок, часто они имеют вполне приличный, чистый, вид, попадаются вдоль дорог хорошие здания, кафе, есть тротуары в городах. Но в глубине страны, в селениях, жилищами людям служат маленькие хижины, сделанные из незатейливых стройматериалов - веток и стволов деревьев, облепленных глиной, крыши густо покрыты пальмовыми листьями.

Сегодня в России будет крестный ход, Будут богослужения, православные встретят пасху. Хочу успеть в Дар-эс-Салам, в Российском посольстве, хоть по телевизору, посмотреть великий праздник. Надеюсь, 1-й канал
в Африке работает во всех посольствах. Вот бы успеть! А ещё и прекрасно то, что праздник завтра, его мы должны провести на побережье Индийского океана, у воды, как и планировали. Только бы доехать!
Осталось 270 км до столицы, на часах - 15:40. Повернули, после города Моши, направо. С левой стороны от нас уже 250 км тянутся гряды живописных зелёных гор. В Танзании всё зелёное, леса, луга, горы ...
С питанием проблем не стало, на заправках подбегают толпы ребятишек, предлагают пирожки, груши, яблоки, орехи-кешью. Как резко изменилась ситуация, до этого пищу приходилось буквально разыскивать, приходилось голодать даже, а тут - в руки дают, только плати, во жизнь пошла!

Ночь была для нас тяжёлая, бессонная, в палатке было так жарко и душно, что мы все обливались потом, а я ещё поленился футболку снять, утром выжимал пот из неё, как будто после стирки.
Здесь поздняя осень, небо затянуто тучами. В Дар-эс-Салам приехали утром, могли бы и вчера успеть, но вечером решили не въезжать в город.
Нашли российское посольство, охранник вызвал мужчину средних лет, тот узнал кто мы, откуда, куда едем, и в чём нуждаемся. Сказал - что у них места нет, даже для нашей палатки, хотя внешне такого бы никто и не подумал - размерами территория у них подходящяя.
- Ребята, - сказал служитель российского посольства, - вы приехали в неподходящее время, ведь сейчас воскресенье, никто не работает, переночуйте где-нибудь, а завтра утром подойдите к консулу, может быть и
поможет с оформлением виз в ЮАР!

Оставалась некая надежда на русский культурный центр, о нём мы узнали из книги Антона Кротова, искали этот центр недолго, оказывается, находится он рядом с Индийским океаном. К нам вышел директор, по-моему, Рифад Кадырович, мужчина лет сорока пяти, крупного телосложения, с седой бородой. К сожалению, все свободные комнаты у него были заняты, расселить он нас не мог, предложил соседний, недорогой, "умирающий" отель, воду там, правда, отключили, за давние долги, а мотоциклы разрешил оставить на территории клуба. Предложил вечером прийти помыться и попариться в сауне, а днём посмотреть телевизор. И на том спасибо!
Вот и Индийский океан! Заглядываемся на его даль, но так устали с дороги, что искупаться решили позже, зашли в тёмные, грязные комнаты отеля, завалились на кровати и уснули.

Дед подхватил тропическую лихорадку, мучится в бреду, весь мокрый. Володя Новиков надавал ему горсть разных таблеток. Через два часа разбудил нас работник, принёс ведро с водой, для мытья и питья. Мы поторопились высвободиться из этого мрачного, зловонного места, Дед продолжал лежать и стонать.

[на берегу моря]

Мы подошли к океану, как он манит к себе - океан, как для меня романтично волнующееся море! Я и мой брат, неисправимые романтики-мореходы, с детства нас схватило в свои объятья море и так не хочет выпускать. Все морские приключения у нас ещё впереди, мы обязательно увидим тебя, Джон Сильвер! И тебя - храбрый капитан Блад! Мы обязательно встретимся! И вообще - как можно жить без мечты? Без фантазий! Как можно жить без светлой сказки? Считайте меня сумасшедшим, но я верю в существование отважных героев и неведомых земель, островов из прочитанных романов, я буду их искать всю жизнь, и если даже не найду, то создам их сам!
Я устремил взор в даль, мне так захотелось уйти подальше от Африки, на каком-нибудь паруснике, далеко-далеко, в океан, побыть одному без людей. Там где-то далеко впереди - Австралия, Индия, Индонезия. В Африке мы ищем Ливингстона и его спутников, в Америке - Следопыта, ирокезов и могикан из романов Фенимора Купера, в Австралии - следы капитана Кука и Роберта Бьёрка, на Юконе - Смока и Малыша, Джека Лондона, так что по суше мы едем не случайно.

Вот и православная Пасха, 27 апреля 2003 года, а атмосфера в здешнем клубе вовсе не праздничная, нет крашеных яичек, пасочек, куличей. Тут уже два месяца живут с какого-то Московского института четыре человека: две девушки и двое мужчин, африканисты - изучают материк. Но собранных с трудом средств им хватило только на изучение Танзании. Ещё видели женщину, тоже здесь работает над чем-то. Тут же живут два бизнесмена - Сергей и Алексей. Сергей оказался одним из организаторов автоэкспедиции 1993-1994 года Москва-Кейптаун. Ехали они тогда на КАМАЗе, и на автомобиле ИЖ, в кузове везли 7 мотоциклов "ИЖ". Мы с Санькой давно хотели узнать побольше об этом проекте. Сергей и его компаньон, в 1993 году, стали дилерами ижевского завода и решили наладить продажу русских мотоциклов в Африку. Для этого они и проехали по всему континенту с севера на юг. После завершения экспедиции, он и его друг так и остались жить в Замбии, наладили бизнес, продают мотоциклы Минского, Ижевского, Ковровского заводов в Замбии и Танзании.

Сергей был очень удивлён, узнав что мы достигли этих мест, на двух мотоциклах "Урал". Он, видимо, признаёт такую возможность только за "ижами" и "ковровцами"?!
- Как я увидел утром во дворе два "Урала", номера московские, не мог поверить даже - неужели сюда кто-то приехал из России?! ” рассказывает он с жаром. - Спрашиваю у охранника - Кто приехал? Где они?
Пригласил он меня и Санька к себе в квартиру. Раскрыли бутылку "Джина", сделал салат из капусты и колбасы, все были рады встрече, первый раз за много дней пути так хорошо посидели, поговорили с русским
человеком.
- Ну вы, парни, авантюристы! Отправиться через весь материк, на русских мотоциклах, без какой либо поддержки! Что такое по сравнению с вашим предприятием "Последний герой", там за людьми на острове постоянно наблюдают даже с вертолёта, всегда спасут, если что, а у вас - круче! Я так говорю потому, что знаю, где вы ехали, я сам прошёл этот путь 9 лет назад.
Стал он рассказывать, с каким трудом они пересекли материк, о проблемах на границах, на дорогах, при расставании спросил:
- И всё-таки, зачем вам это надо? Зачем?! Ну ладно мы, ехали с коммерческой целью, а вы?
Что ему ответить!?
Искупались мы в океане, сходили в сауну. Утром направились в Российское посольство. После полуторачасового ожидания нас принял консул, жирный такой дядька: расспросил о нас, о маршруте, о проблемах, но помочь отказался, мол, "сами решайте свои проблемы!"
- Ну, если что случится, то звоните, вот мои телефоны, - и дал визитку. И добавил:
- Знаете что, идите в русский культурный центр, может чем Рифад Кадырович поможет!
Вышли мы с посольства, а на душе неприятно. Фотограф Володя уныло так:
- Сергей, вот как русские к русским относятся.
- Да какие ж это русские, Володя! Здесь посол - чеченец! Разве ты забыл, как к нам отнёсся Чистяков в Судане? Наш солдат умирает за них в Чечне, а эти ... жируют в России! ” невозможно сдержать справедливого негодования.
Только зря время потеряли, но всё же успели до обеда найти Замбийское посольство. Заполнили анкеты, отдали паспорта, попросили консула сделать сегодня визы, но тот ответил, что обычно выдаются визы на следующий день, но, смягчившись, разрешил прийти к концу рабочего дня.

Воспользовавшись свободным временем, я пошёл искать банк, чтоб обналичить деньги с кредитной карточки. Банк я нужный нашёл, сунул руку в карман, а карточки-то моей и нет. Вот так неприятность: на ней было около 1700 долларов - как раз для завершения похода. Наличными оставалось всего 450. Прикинул - до Лусаки, столицы Замбии, должно хватить, лишь бы на границе за мотоциклы деньги не потребовали.
Звоню с переговорного пункта в Москву, во "Внешторгбанк", чтоб закрыли, закодировали мою карточку, мало ли что, хакеров сейчас много развелось, вдруг к моей карточке кто-нибудь подберёт код и попытается снять деньги. Где же теперь взять деньги? Стал звонить в Москву, всё-таки договорился, чтоб мне отправили недостающую сумму банковским переводом в Замбию. А мы тем временем будем туда добираться. Пришёл в посольство к 15:00, а замбийские визы, о чудо! - уже готовы.

Вечерком, попрощавшись с Рифатом Кадыровичем, покинули мы Дар-эс-Салам. До этого нас фотограф поснимал на видеокамеру возле Индийского океана. Перед отъездом Рифат Кадырович опять стал предупреждать, быть осторожней, ночами и вечерами лучше не ехать, часто банды преграждают дорогу бревном или натянутой верёвкой и грабят! Советовал спать в гостиницах или ставить палатку в кемпингах, на территориях отелей, но ни в коем случае не в лесах. Рассказал, что здесь недавно проезжали путешественники какие-то и пропали бесследно по дороге в Замбию.

Продолжал "страсти-мордасти" всякие рассказывать, мол, могут на вас напасть с большими ножами и порезать всех в палатке, и всё это могут совершить ради двух мотоциклов! Бред полнейший!

[]

Где б мы не останавливались, везде много пьяных негров, они пьянеют от одной бутылки пива. Такие люди сильно утомляют, подходят и начинают надоедать - бормочут что-то на своём наречии. Вообще пьяных с я трудом переношу, а от этих вообще трудно отвязаться, хоть в морду их бей. Как хорошо было в арабских странах, там люди трезвые, очень редко встречали людей под воздействием наркотиков. Хотя - чем наркотики лучше алкоголя?
По пути в Замбию дорога проходит через национальный парк протяжённостью 50 км. Вот тут и увидели, как дорогу переходят слоны, увидели большое стадо жирафов, с дороги на них любовались, я решил поближе ознакомиться с ними, рванул в их сторону, но жирафы убежали, пугаются, что я - лев, что ли? Эх, обидно, я так мечтаю посмотреть их вблизи. Стада зебр гуляют, много обезьян-павианов сидят на деревьях, гуляют вместе с антилопами Томпсона, обезьяны даже сидят на дорогах, мы проезжаем, а павианы неохотно отходят на обочину. Дорогу не спеша переходила слониха со слонёнком, мы остановились чтобы рассмотреть, слониха начала волноваться, закрыла собой детёныша, но агрессии не проявила.

Проехали национальный парк и начались горы, едем вдоль горной реки. Володя Сайгаков решил сменить масло в двигателях, а мы тут же искупались в бурных водах, только не так просто было пробираться через густые заросли к реке. Много насиженных мест в кустах от каких-то больших животных, кто же это может быть? Наверное, приходят на водопой? Обезьяны перебегают дорогу, уверен что такие животные под колёса не попадут, увёртливые и хитрые. Стали попадаться змеи, шустро переползают дорогу, раздавленных не видели, а вот сбитых автомобилями лисичек, ёжиков, и ещё каких-то полосатых зверьков, много. Часто в этом походе задаю себе вопрос: "Почему дороги так не похожи на российские? Казалось бы, и асфальт тот же самый, и грунтовка бывает одинаковой, а всё не то, а сегодня вечером ехал и понял - здесь нет лесопосадок!!! Ведь в России деревья сажают вдоль дорог, чаще, для защиты от снегов!"

Фотограф нам старательно выдаёт еженедельно по две таблетки от малярии, и ежедневно, мультивитамины - по две таблетки. В общем, физическое состояние у нас неплохое, только вот животы иногда болят, иногда бывает состояние не бодрое, какое-то, а рассеянное, это так Африка действует, а может - устаём ехать на мотоциклах. А может ” это болезни какие, местные, в лёгкой форме?!
После Кении много думаю о доме, о своих родных, заскучал по ним - прошёл месяц в дороге.

В этом районе много баобабов, очень толстые, но листьев нет, ещё не расцвели. Первый раз увидел такое огромное, толстое дерево! Кстати, в Танзании, и ближе к Замбии, на юго-западе, не жарко, там поднялись в горы и даже к вечеру надели кожаные куртки.

[]

Подъехали к границе в городе Тундума. Иммиграционный и таможенный танзанийские офисы прошли быстро. Как же надоели эти границы! Хоть бы в таможне Замбии не просили много денег, и оформление документов не пошло столь мучительно! Захожу в коридор, стоит очередь, думаю надолго, обратился к таможеннику, он впустил меня в зал, пригласил сесть, работает кондиционер, заполнил две бумаги под копирку, оплатил страховку - по 17 $ за мотоцикл. Страховка распространяется на Ботсвану, Намибию, ЮАР и Анголу. Всё заняло всего 1,5 часа, даже пошутил с работниками офиса. Вот тебе и раз! А волновался..!

ЗАМБИЯ. ГАИШНИКИ.

Первое впечатление о людях хорошее. Как всегда, возле таможни отираются менялы, предлагают обменять деньги по их "выгодному" курсу ” он выше официального на 20%.
Качество дорог тут радует, а вот цены на бензин - нет, 1 литр - 4600 замбийских квача, а 1 $ США - 4500 квачей.
Самое полезное в мотоцикле, когда едешь по Африке, это сигнал. Как часто он уже пригодился, чтобы сгонять с дорог людей. Можно делать вывод - особенную любовь к дороге проявляют эфиопы и замбийцы.
Опять привыкаю к новым деньгам, к новым ценам, все цены сравниваю уже с танзанийскими и с российскими, конечно. Заметил одну закономерность, у нас всегда проблемы с бензином при въезде в новую страну: его, как правило, нет, даже если существует заправочная станция, то бензина всё равно никогда там нет, и началось это с Судана. Тогда,на выезде из страны, была хорошая АЗС в городке Галабаде, а вот на эфиопской стороне бензина уже не было; и когда выезжали из Эфиопии было несколько заправок, но ни одной уже не было на кенийской стороне, и так далее. И в Замбии обнаружилось полное отсутствие бензина. Пришлось Саньке ещё раз пешком возвращаться в Танзанию с 20-литровой канистрой. Почему всё так? Не могу понять. Скорее всего ” делается это специально, чтобы никто не взялся играть на разнице цен на бензин и мотаться туда-сюда с канистрами.
Дороги тут хорошие, теперь ” уже начиная с Танзании - проезжаем за каждые сутки по 550-600 км, минимум.
Резина на "Урале" с коляской уже вся стёрлась, стала "лысой". А на моём "Соло" ещё хороший рисунок протектора, а ведь уже пройдено 10200 км со старта в Москве. Вот тебе и отечественные покрышки!
Первый раз спросили на полицейском посту страховку, затем попросили включить свет - дальний, ближний, поворотники, а у "Соло", как на грех, не горят поворотники - Дед никак не может найти причину. А у "Урала" с коляской не горит STOP-сигнал.
Полицейский и рад стараться: пригласил меня в офис - такой шалаш из тростника ” и объяснил, что за такое нарушение предусмотрен штраф 476000 квачей, это примерно 100 долл., а за STOP-сигнал - 270000 квачей! Я ему объясняю, что это очень большой для нас штраф. Всё-таки сошлись на том, что я дал ему взятку по 100000 квачей (22 долл.) за каждый мотоцикл, и мы раскланялись.
Вот тебе и первый штраф с момента старта! Не очень-то приятно, заплатил такие деньги, это же 45 литров бензина! Сразу вспомнил нашу Россию, где такие взятки ” обычное дело! Мерзко.
Здесь многие парни держат в руках стебли сахарного тростника и грызут их, наверное он сладкий, но нам так и не удалось попробовать. Национальная особенность.

Несмотря на то, что мы находимся где-то в центре страны, но дорога пустынная, машин встречается мало, зато асфальт гладкий, не ухудшается; всё это позволяет нам быстро двигаться к Лусаке - столице Замбии.
Перед Лусакой остановились попить чаю и сфотографироваться рядом с указателем - 65 км до столицы. Набежала толпа детворы и облепила нас, стали для нас настукивать африканские ритмы руками по корпусу коляски "Урала". И так у них хорошо получалось, словно каждый день на мотоциклах репетируют, что я даже начал вместе с ними подплясывать. Дед решил их наградить "орденами", он с собой в Африку из дома захватил сотню разных комсомольских значков. Он высыпал штук тридцать значков, и тут начался такой переполох: каждый норовит схватить по значку, даже драться между собой начали. Вот так Володя посвятил деревенскую африканскую молодёжь в комсомольцы.

Проехали уже с Новороссийска до Лусаки 11300 километров. Полицейские останавливают - смотрят на табло спидометра, удивляются, смеются в восторге. Но иногда попадаются полицейские очень похожие на наших гаишников-гиблодэдэшников - проверяют работу поворотников, фар, стоп-сигналов, на лице выражено чёткое желание до чего нибудь докопаться, чтоб получить взятку. Это факт, Замбия оказалась первой страной, после России, где мы увидели таких гнусных полицейских - до этого никто у нас даже документы на мотоцикл и страховку не спрашивал. Хорошо, что ещё не обыскивают!

Качество дорог не перестаёт удивлять. Животных ещё не видели, только иногда лежат на дорогах раздавленные большие змеи, а ведь по стране проехали уже 1050 км. И городов тоже нет, лишь небольшие селеньица.
Приехали в Лусаку. Город как город, не очень большой. Сразу в банк, но деньги мне ещё не прислали, обещают завтра, будем ждать, но пока нужно где-то "прописаться". Прежде всего поехали в посольство Ботсваны ” сделать визы, а совсем рядом, через дорогу, оказалось и российское посольство.

Подали ботсванцам анкеты, паспорта, через три часа те обещали поставить визы. Приходим, нас пригласили к консулу. В кабинете сидит сердитый чернокожий дядька с важным видом. Расспросил о цели визита и неспеша начал ставить штампы в паспорта, и ещё на какие-то листки, которые потом медленно заполнял. Время от времени он вставал со стула, чтобы разогнуться, расслабить спину от такой "тяжкой" работы.
Порядки на дорогах странные: пацаны с ворованными товарами подбегают на светофорах к машинам и предлагают кто что - батарейки, зубочистки, фрукты, бритвы, разное барахло.
Белых тут мало - примерно 1 к 400-м. Перчатку выдают регулировщику почему-то одну, и он машет рукой в белой перчатке, вместо жезла. Странно! Но, как говорят большинство водителей, на перекрёстках машины даже при большой загруженности дорог, разъезжаются быстро, до тех пор, пока не выходит этот регулировщик, тогда, после его старательного регулирования, и образуются заторы.
В городе много обезьян, они живут на деревьях, их много и на территории российского посольства, а вот где живут чернокожие люди, там обезьяны отсутствуют. Объяснение очень простое - негры съедают всё живое, что попадается им на глаза. Обезьяны это отлично понимают.

Настало время сократиться составу нашей команды - собрался уезжать фотограф Володя Новиков! Я с ним съездил в авиакассу и мы забронировали самый дешёвый билет до Москвы, он вынужден был нас покинуть, отпуск его давно закончился, и чтоб не потерять работу, он рвётся домой.
Из-за майских праздников все работники нашего посольства отдыхали. Консула мы всё-таки дождались - молодой такой парень Максим, поговорили. Посол, имя его я так и не узнал, он нам и не показывался, не хотел нам помогать с расселением, но через два часа всё-таки заочно распорядился, чтоб нас разместили в пустующей однокомнатной квартире на территории посольства.
Мы всё это время сидели на лужайке возле посольства и съели четыре консервы. Деньги нам не высылают из Москвы, там тоже всё идут бесконечные праздники, после 1 мая ещё неделю, и банки не работают, придётся ждать!
Выяснилось, что здесь негры белых людей называют - "люди без кожи". Они считают, что все люди должны иметь чёрный цвет кожи, а если белая, значит настоящей кожи сверху нет. Так что смотрят на нас, наверное, с сожалением, что мы такие убогие, болезные, что нам так не повезло со здоровьем.

Поселились в посольстве. Во всех комнатах всех наших посольств, как правило, чаще всего висят картины, фотографии и плакаты на тему зимы: зимний лес, лыжники или уж яркая жёлтая осень; видимо, в Африке русские скучают по морозам, по России, по холодам, по краскам осени, а глядя на такие картинки лучше себя чувствуют.
Вскоре посол отношение к нам переменил, говорят, он в Интернете ознакомился с нашими материалами, посмотрел фотографии, прочёл статьи об экспедиции и разрешил нам быть три дня на этой квартире. Посол через консула спрашивал: "А они несут российский флаг? Я видел только какой-то чёрный?" Российский у нас, конечно же, есть, а чёрный флаг - это флаг гоночной команды "Racing team" от клуба "Ночные Волки", из Москвы. Он - как талисман у нас! А посол, в окно, наверное, выглядывал, подсматривал - странно это!

Вечером мы решили устроить праздник: купили торт, еды, водки, кстати, этот алкогольный напиток есть во всех странах, где мы были, кроме арабских. Выпили, тут проявилась в полной мере вся наша казачья сущность. Фотограф затаился на кровати, он, в этом смысле, не наш человек, а мы песни петь начали, в комнате стало тесно, вышли на улицу. Дед докопался до чернокожего охранника, хотел, наверное, вырваться за территорию посольства, но нас не выпустили, и конечно же, к лучшему, а то неграм плохо пришлось бы. Потом мы стали проявлять особые чувства к нашим стальным коням, тогда Дед совсем разбушевался, пришлось его брать в охапку и уносить на кровать. В итоге нарушился покой всех россиян, живших на территории, но никто почему-то к нам не присоединился, да и вообще - не показал и носа из "нор"! Странно. За компанию всегда у нас любят посидеть.

Утром засобирались в дорогу, никак не сидится на месте, наша свободолюбивая сущность потребовала простора. Вот, понадеявшись на оставшиеся сто долларов - решили доехать до Ливингстона, и там получить перевод, хотя логичнее было бы остаться. Вьючим мотоциклы и слышу, как проходящие рядом "россияне" шепчутся: "Казаки приехали!", соседка-учительница многозначительно молчит. Им нас не понять, скажут, приехали какие-то ненормальные, за тридевять земель, и опять куда-то собираются!?
Направляемся на юг, к городу Ливингстон.

Вдоль дорог люди, завидев нас издали, замирают в изумлении, кто шёл - так и застывает, а кто что-то делал - бросает работу, дети прекращают игры и бегут к дороге. Все встают и смотрят на нас как мы проезжаем мимо. Если ж останавливаемся, то всё-таки больше внимания уделяется "Уралу" с коляской, а не моему "Соло". Его внимательно рассматривают, щупают коляску, иногда фотографируют. Скорее всего, здесь никто представить не мог, что существует в мире такой большой мотоцикл странного вида. На нём установлено седло удивительной модели, отдельно для водителя - для пассажира. Многие щупают, проверяют - жёсткое оно или мягкое!?

[едят c neземцем]

А на асфальте всё также попадаются раздавленные змеи, гниющие на обочине. Эх, жаль ” снимать теперь некому: наш фотограф остался в Лусаке ждать авиа-рейса в Москву, нам как-то даже непривычно без него сегодня, даже грустновато стало, теперь мы дальнейший путь проедем втроём. Я заметил, что мы на стоянках между собой об этом разговариваем.
Радует, что здесь не жарко, не надо снимать куртки, тут наступает зима, а я раньше думал, что в Африке жарко всегда - и зимой и летом, а оказывается всё не так.

Недолго, и приехали в город Ливингстон. Тут наши деньги кончились совсем, я с надеждой звоню в Москву, а перевод оказывается уже выслали в Лусаку, возмущению моему нет предела - почему?! Сказал же, чтобы выслали сюда, в Ливингстон! Неужели здесь нет пункта "MONЕYGRAMМ"?! У меня остались деньги только на проезд до Лусаки, около 12 долларов, а за пятиминутный разговор по телефону надо заплатить аж 20, пришлось оставить в залог CD-плеер, объяснив, что завтра отдам долг. Подъехали к автостанции, автобус ещё не ушёл в столицу, а билеты не продают - полный автобус. Я ещё могу успеть получить сегодня деньги, если доеду на 10-часовом автобусе. Пытался уговорить кассира продать мне билет, но он не поддавался никак, предложил ему 50% награды от стоимости билетов, он тут же отреагировал положительно, попросил подождать. Через двадцать минут билет был у меня в руках, я сел сзади на свободное место. Немного грустно расставаться с пацанами, да и на автобусе, после мотоцикла, ехать противно, а куда деваться? Надо!
Решил купить на последние оставшиеся 10 000 квачей картошки жареной, пирожок и сок, думаю - будь что будет, а есть очень хочется. Познакомился в пути с соседкой - чернокожей девушкой, разговорились, имя её сейчас забыл, помню только, что бы я ей ни сказал, у нее на всё ответ "Найс, найс!" Я ей про войну в Ираке, реакция одна - "Найс, найс!"

Автобус прибыл к вечеру в Лусаку. Пошли мы с ней банк искать, нашли, но уже с закрытыми дверями. Распрощался я с новой знакомой, напоследок она мне протягивает деньги - возьми, мол, пригодятся, я отказался, но на душе стало теплее!
Направляюсь, конечно, в российское посольство, но консула там не оказалось. На удивление быстро нашёл улицу ITUNA ROAD, где нас позавчера разместили по приказу посла. Охранник открывает дверь, смотрю, а во дворе, к моему удивлению и к радости, сидит Володя Новиков - наш фотограф.
- Я же говорил тебе, Сергей, что вернёшься, так и получилось! ” он встал со скамейки, расплываясь в улыбке.
Я обрадовался, увидев его - и переночевать можно. Оказывается, он получил свою тысячу на дорогу домой с помощью консула в том же банке, где и мне предстоит получать. Максим ему купил авиабилет и завтра Володя улетит в Москву, но вот что оказалось - выдают тут сумму замбийскими квачами, а не долларами. Хотя деньги отправили из России долларами, но всё равно - выдают квачами, которые обменять на доллары весьма проблематично. Володя вчера пытался поменять оставшуюся сумму, после покупки билета, но не смог, долларов нигде нет.

На следующий день Максим мне помогать отказался, мол, сам решай все свои проблемы. Я полдня пробегал по банкам и всё-таки умудрился всю полученную сумму поменять на доллары. И даже, к счастью, успел на последний автобус в Ливингстон.
Как же там мои Санёк с Володей? Постоянно думаю о них, ведь они остались совсем без денег, наверное, голодают. Приехал в город поздно вечером, ребят на автостанции не было, мы договорились, что они меня будут ждать целый день с 7 утра до вечера.

Устал я после сегодняшней езды, водитель набил автобус людьми, как банку набивают капустой, на меня всю дорогу норовила сесть женщина с ребёнком, но я свой позиции упорно не уступал, помня поговорку: "дай негру палец, он и всю руку откусит". Ко мне поворачивалась с переднего сидения девочка лет восьми, и рассматривала меня - и что она во мне такого увидела, наверное ей просто интересен белый человек, и она всё-таки отважилась поинтересоваться моим носом, он сильно облез после африканского солнца.
Утром встретились с ребятами, они были рады моему возвращению, оказывается, они две ночи спали в палатке, во дворе гостиницы, куда их пригласил хозяин - индус. Ребята были очень благодарны ему за помощь.
Сразу едем в закусочную, Санька и Володя с жадностью употребили огромные порции жареной картошки с курицей.

Настала пора отправляться в историю. В 10 км от Ливингстона находится известный во всём мире водопад Виктория, это на реке Замбези. Мы с Санькой с детства мечтали об Африке, ну и конечно же - о водопаде, который открыл известный путешественник, миссионер, Давид Ливингстон, посвятивший всю свою жизнь изучению Африки.

Подъехали. Это зрелище нельзя передать словами! Огромные потоки воды, всей сразу реки Замбези, низвергаются вниз с высоты 120 метров. Невозможно оторваться от вида, фотографировались, любовались, дышали!

[водопад]

На автовокзале, слышу, кто-то издаёт такие звуки как будто кошку зовёт: "Кс-кс-кс!", оборачиваюсь, оказывается обращение ко мне: "А что у вас с носом?"
Торговец фруктами предлагает бананы. В Замбии я несколько раз замечал такую форму обращения. А вот что интересно, в Судане таким же звуком просят водителя автобуса остановиться, выходит человек на дорогу и кс-кс-кс поёт, нам же привычнее взмахнуть рукой.
Не доезжая 25 км до городка Кузулунги у Саньки опять кончился бензин, я слил со своего бака два литра ему, надеясь на остатках доехать до границы Ботсваны. Проехал 15 км на этом резерве, и заглох. Говорю:
- Ребята, езжайте вперёд до ближайшей заправки, а мне оставьте канистру и шланг - буду пытаться останавливать машины и просить бензин, может вам не придётся возвращаться сюда за мной !?
Многие машины проносились мимо, но вот одна остановилась, в ней сидит паренёк-негр, бензина у него не нашлось, но предложил подвезти ” а как, я же мотоцикл не брошу! Следующим застопился микроавтобус, в нём ехала семья из Намибии - немцы. Мужчину я узнал сразу, у него были длинные волосы, я видел его на водопаде Виктория. Дали они мне четыре литра из большой канистры. Поинтересовались: "А где ещё двое, вы же были на водопаде втроём?"
- Впереди где-то.
- А откуда вы, и куда едете?
- Из Москвы.
Мужик с косой аж присвистнул от удивления. Пожелал счастливой дороги, сказал, что Намибия - очень хорошая страна! Будем надеяться!
Встретился я со своими ребятами уже на границе, недалеко от городка Казунгула, им тоже кто-то дал несколько литров бензина.

Замбийскую границу прошли быстро! Всё также пристают разные менялы, предлагая "выгоднейшие" курсы валют, пришлось у одного из них обменять остатки квач на деньги ЮАР. Планировал, если переправляться в Ботсвану, через реку Замбези, на пароме, всё равно там потребуют ботсванийские или юаровские деньги.

БОТСВАНА. ПУСТЫНЯ КАЛАХАРИ И АЛМАЗЫ.

Как всегда иммиграционный пост прошли быстро. Ребят отослал к мотоциклам и, как всегда, иду в свою "любимую" таможню. Таможенник - негр, старший, спросил:
- На чём вы едете, откуда, куда?
Попросил документы на мотоциклы, задал вопрос, который был мне очень неприятен:
- А где же ваучер депозитный?
- Какой такой ваучер? - в свою очередь я задал вопрос, делая вид, что мне подобный вопрос задают впервые. Он показал мне этот самый ненавистный ваучер, который показывали в Египте, Кении, Танзании, везде, на таможне. Понял, к чему он всё подводит - въезд в Ботсвану будет или невозможен, или придётся платить депозит.
Решил, много платить не буду, лучше вернёмся обратно в Замбию и поедем сразу в Намибию, по очень плохой дороге 145 км. Опять "напряг" на границе, когда же это кончится-то?
- Я хочу посмотреть на ваши мотоциклы и на ваших друзей! - сказал таможенник.
- Пойдёмте. Мы - гоночная группа, испытываем русские мотоциклы!
- А-а-а, понятно!
За углом здания сидели Володя с Санькой, на меня смотрели такие усталые, унылые глаза ребят. Завидев таможенника, стали подниматься. Он заговорил с ними на английском языке, но им, конечно, ничего не было понятно. Я старался держаться бодрей, чтоб произвести впечатление гоночной группы.
- Пацаны, вы хоть скажите, здравствуйте!
Володя как будто язык проглотил, из его горла вырвался нечленораздельный звук, а Сашка жалобно простонал на русском языке:
- Здравствуйте!
- Вы что "гуд дей" или "хэлоу" сказать не можете?
Мне так стало смешно: интересно, что подумал про нас таможенник, глядя на наши небритые физиономии, грязные одежды, измученные лица - наверное, какие-то бомжи, а не гоночная группа. Он привёл меня в другую контору, что-то объяснил девушке, сидящей за компьютером, и ушёл.
- Сколько стоят ваши мотоциклы?
Я с серьёзным видом:
- 700 долларов USA - два мотоцикла, тот что побольше - 400, а поменьше - 300.
Мой ответ её почему-то удовлетворил, на моё счастье. Процедура оформления длилась очень долго, в конечном счёте, с меня срубили 210 долларов - депозит и страховка. Через три часа мы уже ехали по вечерней Ботсване.
Люди мне тут не понравились, чувствуется проявление неуважения и равнодушие к белому человеку, они несколько высокомерно ведут себя с нами. Такие чопорные, важные. Возле магазина видел объявление, наподобие как у нас - "Их разыскивает милиция!", и главное, на шести фотографиях ” белые лица, можно подумать, что чернокожие преступлений не совершают, а вся беда от белых.

Зато в Ботсване населённых пунктов мало и людей тоже мало, а дороги вообще пустынны, где хотим - останавливаемся, и ни одной живой души, счастье! Только проезжающие иногда машины нарушают тишину. И место для ночёвки находить легко, не надо долго искать, здесь везде безлюдно.

[на голове вязанко]

Вечером нас беспокоят только дикобразы, разные тушканчики и множество клещей, но они кусают редко. Пищу, чай, готовим теперь на костре, до этого в других странах использовали примус, костёр не разводили, чтоб не привлекать внимание вездесущих людей. Так обрадовались костру, любуемся пламенем, наслаждаемся запахом костра, дыма, словно мы дома - на берегу реки Урал, а вокруг мелькают туда-сюда горящие глаза тушканчиков, они напоминают мне кенгуру, только маленькие.
Много тут страусов, но при нашем приближении они улепётывают от дороги. Сегодня двух страусов гнал вдоль дороги на мотоцикле: еду, а они рядом бегут со скоростью 70 км/ч, с перепугу забыли что надо свернуть! Верно пишут в книгах ” с какой скоростью страучы бегают!
Громадина такая, с длиннющей шеей, вдруг выскочила внезапно с обочины и ломанулась в кусты, испугавшись звука двигателя, я тоже аж отпрянул в сторону, сердце забилось от внезапности, вот это зрелище! Жираф!!! Громадный, в два раза выше верблюда; если сравнивать вблизи жирафа и верблюда, то верблюд окажется карликом. В зоопарке видеть это не интересно, да они и более массивны на воле.

Тропический лес перешёл в пустыню Калахари. Но в этой пустыне, вопреки моим представлениям, из песка растут невысокие деревья, кустарник, жёлтая трава. И не очень жарко - зима, всё же. Да и спускаемся на юг, ближе к Антарктиде.
Дорога всё также проходит по пустынной местности. Вдруг нас обогнал джип, остановился, выходит из кабины белый мужчина и рукой машет, мы останавливаемся, он подбежал, поздоровался, спросил куда мы едем?
- Я уже понял, что вы из России, по нашивкам на куртках, хочу вас пригласить к себе домой, в столицу Габороне, я сам тоже мотоциклист, имею Хонду.
Тут подошла его спутница, чернокожая девушка, тоже поздоровалась с нами.
- Спасибо за приглашение, брат! ” отвечаю. - Но мы едем в Намибию, и заезжать в Гобороне не собирались, слишком далеко в стороне от нашего пути. Торопимся! Извини!
Что ж, он расстроился. Поговорили ещё, попрощались, пожав друг другу руки, и кстати, девушка тоже как и мужчина - за руку. Здесь я заметил, женщины имеют одинаковые права, а может даже больше, чем мужчины, ведут они себя высокомерно и даже работают на АЗС. Здесь начался экономический подъём после того, как обнаружили алмазы, и страна заметно выходит из нищеты, вот ботсванийцы и возгордились. Для нас это плохо тем, что цены на продукты тут высокие, жизнь дорогая. Зато радуют хорошие асфальтированные дороги, с дорожной разметкой и светоотражателями на асфальте, лет двадцать назад этого, наверное, не было ” до алмазов.
Всё большее число людей интересующихся нами, включая и полицейских, удивляются, когда узнают - откуда мы приехали, когда говорю, что от этого места до России мы преодолели уже 12500 км, все присвистывают. Такое началось после Танзании.

Ботсвану, мы проехали быстро, да что тут ехать - 1100 км за двое суток, но о стране сложилось не очень хорошее впечатление. Казалось бы, и дороги хорошие, и еда есть, и уровень жизни людей относительно высок, а люди какие-то не такие. Магазины и заправки почти как в Европе, но всё-таки многое зависит от людей. Были бы они поприветливее, подобрее, впечатление от страны было б совсем иное.
Появились в стране деньги, наверное это и испортило людей.

[]

Приехали на границу с Намибией - городок Мамуно. Как хорошо, очереди на посту нет, подали паспорта, чтобы поставили выездные штампы. Девушка в руках держит наши паспорта и в недоумении переводит взгляд с одного на другой: я понял в чём дело, пояснил - "We are twins", то есть ” близнецы, она как засмеётся, паспорта отдала и всё продолжала смеяться. Потом ещё пояснила, что депозит за мотоциклы могут отдать только через две недели, не раньше, попросила оставить свой адрес в ЮАР или Намибии. Я дал ей адрес российского посольства, она была удивлена такому адресу.

ВОТ И НАМИБИЯ

Подъехали к таможенному посту, иммиграционный работник тут тоже девушка, в паспортах начала искать намибийские визы.
- У нас виз нет, мы из России!
Россия входит в список стран, для граждан которых въезд в Намибию без визы. Красивая девушка за три минуты поставила въездные штампы. А опять в таможню. Добрый намибиец-таможенник объяснил, что для въезда в страну нужно заплатить только пошлину за дороги, что я и сделал, по 10 долларов за каждый мотоцикл. Девушки в конторе оказалась любознательными, я им был интересен, стали спрашивать, а как будет по-русски "доброе утро", "здравствуйте". Но они никак не могли поверить, что мы на мотоциклах приехали сюда прямо из России. Я им объясняю, а они посмеиваются:
- Вы мотоциклы как доставили сюда - судном или самолётом?
А парень таможенник им:
- Да как вы не поймёте, из России они приехали сюда, по дорогам Африки!
Вижу и белых людей, а чернокожие люди тоже бывают добрые и приятные внешностью, девушки имеют красивые фигуры. Рядом с таможней, метрах в пятистах, цивильного вида кафе и заправка, где работают белые люди. Там оказался хороший туалет, а в нём - чистый умывальник!? Из крана течёт вода! Это всё было так радостно, приятно видеть.
Смотрю я на себя, на Володю и на Саню и думаю - как же мы одичали в Африке. Мы стали людьми дорог, пустынь, лесов, бушей, - бородатые, грязные, пыльные. В кого мы превратились?! Только сейчас, почему-то, задумался над этим серьёзно, на фоне встреченной цивилизации. Наконец-то выбрались! А может так радостно и спокойно на душе, оттого, что первый раз в Африке вижу таможню, где совершенно нет очередей, где нас не облепляют толпы, где нет назойливых менял, где не требуют взяток!? Самое главное - это то, что всё близится к завершению, я счастлив, и возможно, это наша последняя таможня на континенте.
Всё та же пустыня Калахари - поросшая кустарником и деревцами. Днём видим много бородавочников, они бегают возле дороги и через неё, похожи на кабанов, только немного поменьше и клыки побольше размерами - торчат в разные стороны. Эти намибийские кабаны такие смешные, напоминают мне львов, только маленьких. Особенно забавно наблюдать, когда улепётывают с дороги, так быстро, что даже мелькающих ног не видно. Говорят, их едят.
От границы до столицы Намибии - Виндхука, 320 км, хорошая асфальтированная дорога - "Транс-Калахари". Утром готовим кашу, пьём чай. Потом собрали палатку, собрались уезжать, а "Урал" с коляской не заводится!

До Виндхука остаётся 170 км, планировали до обеда там быть, встретиться с российским консулом, расспросить его о получении виз в ЮАР и в Анголу, о способах отправки мотоциклов в Россию или Америку морским или воздушным путем, узнать стоимость пересылки.
Сегодня суббота, и реально только до обеда можно было встретиться.

Володя часа два искал причину отсутствия искры, прозвонил проводку, проверил катушку, нашёл всё-таки - распределитель коммутатора! - хорошо, что взяли запасной.

[возле вывески]

Не доезжая 40 км до города, покрышка на заднем колесе у Саньки протёрлась до камеры (до тряпок), вся резина на "Урале" с коляской уже давно лысая, и две запаски тоже лысые - этого и следовало ожидать! Дед поменял порванную покрышку на другую, но тоже на вид она не лучше прежней.

Решили перекусить - открыли консервы под деревом, тут Санька как закричит:
- Сергей, под тобой змея!
Между ног вижу крупную голову змеи. Вскочил.
- Наверное спит, - предположил Дед, - а большая!
К моему счастью змея крепко спала, впредь нам надо быть осторожней. Мы решили быстренько поменять место трапезы, через минут двадцать змея выспалась и уползла. Мне повезло, а ведь могла укусить! Саня мне:
- Мы, конечно, расслабились, ночуем в лесах, бушах, вот и потеряли бдительность, а вспомните - в Танзании сколько видели на дорогах раздавленных змей.
- Представляю, как бы я сейчас летел ужаленный на "Урале" к Виндхуку! - пошутил я. - Что-то сегодня с утра никак не доедем до Виндхука, уже 16:00, а проехали всего 110 км.
Говорят, что осень грустное время года, но в этот день с утра я проснулся в прекрасном настроении, и ребятам ещё лёжа в спальном мешке сказал:
- Вот увидите, сегодня у нас будет чудный день, один из лучших в этом походе!
Володя за вчерашний так устал, с утра возился с электрикой, днём с колесом:
- Что-то твой прогноз, Сергей, пока не сбывается.
- Володенька, ты не спеши, всё что Бог делает - всё к лучшему, расслабься. Видишь, какой я сегодня спокойный, змея чуть не укусила, а я радуюсь жизни.
- Ну, ладно, посмотрим!
А вот и Виндхук. Предполагалось, конечно, что город будет цивилизованный, но тем не менее пришлось удивляться такой чистоте, такой немецкой аккуратности - то же самое я видел только в самой Германии. Город состоит из одно-, двухэтажных домов, с красной черепицей на крышах, зелёные газоны во дворах, красивые стеклянные витрины магазинов, тротуары выложены брусчаткой, нигде ни одной бумажки - и это в Африке! Подумать только! А главное - улицы безлюдны, так тихо, как в обычном европейском городке. И лишь в центре есть несколько многоэтажных зданий.
- Д-а-а, негры должны немцам в ноги кланяться за такое чудо! - восклицает Санька.
Остановился, чтобы спросить улицу, на которой находится российское посольство. И тут подъезжает на стареньком джипе с кузовом светловолосый парень в ковбойской шляпе, в сапогах, джинсах, в жилетке, ну точно как пионер Дальнего Запада. Стал расспрашивать: "Откуда, куда, чем помочь?" Оказался он "байк-доктором", чинит мотоциклы - в общем свой, единомышленник.
- Я вас в посольство провожу, поехали за мной, а потом поедем ко мне на "дринк".
В посольстве к нам вышла девушка:
- Ребята, а сегодня и завтра здесь никого не будет, подъезжайте в понедельник, ведь праздники же!
- Какие праздники?! - я в недоумении.
- Как какие? 9 мая - День Победы!
- Ой, извините, мы с бесконечной ездой всё позабыли, в голове винегрет, спасибо, до встречи.
Тут Шон, так звали нашего нового знакомого, подходит ко мне:
- Ну что, узнал что хотел? Кстати, вы где будете ночевать, а то можете у меня остаться.
- Не откажемся, O'Kей.
Приехали к нему домой, вернее, в мастерскую, постройка совсем новая, огороженная высоким забором, по бокам - шесть гаражей, посредине, в основном здании - выставочный зал с широким витринным окном, в котором стоят разные мотоциклы, пять штук: SUZUKI GSXR750 1986 года, HONDA GB750 1985 года, DAJAJ 150, ROYAL ERFIELD 535. Класс!!!
А на втором этаже, куда ведёт железная лестница, две необжитые комнаты.
- Вы не удивляйтесь, я только месяц назад сюда переехал, - обвёл Шон свою территорию рукой, - располагайтесь здесь, правда, мебели тоже нет никакой, но зато есть душ, туалет, а у вас, наверное, имеются спальники! Снимайте с мотоциклов все вещи, заносите наверх, сейчас поедем в центр города - в кафе, ужинать. Я на HONDЕ, а вы за мной.
- Какое счастье, - думаю, - не зря мы сегодня целый день промаялись. Снова Бог нас привёл к нужному человеку, а всё решил один момент, какие-то секунды, и мы разъехались бы, ведь, как Шон рассказал, нас он увидел случайно на перекрёстке.
- Вот, Володя, смотри, здесь всё как в Европе, туда и ехать не надо, всё здесь увидишь.
Тут к Шону приехали музыканты, они снимают одну большую комнату, для музицирования, нам было очень приятно услышать живой звук гитары, барабанов, они играли тяжёлую музыку - что и мы любим.
- Попали как раз туда, куда надо, Сергей?! - радостно Санька, он тоже любитель рок-музыки.
На следующий день решили съездить в мотоклуб, Шон на своём чоппере HONDА VLX, мы - на "Уралах". И въехали прямо в ресторан, туда все так мотоциклисты въезжают. Огляделся, чоппов мало, в основном - шоссейники и дорожники. Познакомились. Напоили нас пивом, мы рассказали о своём проекте, показали по карте пройденный маршрут и будущий. Восклицали:
- Фантастика! Вот вы даёте! Неужели? Задницы наверное, стали как у обезьян-бабуинов плоские?!

[]

Президент клуба заинтересовался "Уралами":
- Если отсюда никуда не поедете, то я куплю у вас один!
После праздников поехали в наше посольство. Там не могли поверить, что мы приехали из Москвы. Очень были так удивлены, что даже назвали нас героями, а мы о себе так вовсе и не думали.
Консул узнал всю информацию по отправке мотоциклов и оформлению виз. Оказалось - всё очень сложно: визу ждать в ЮАР надо 19 дней - долго проверяет ихний МВД. Отправление мотоциклов в Россию самолётом стоит дорого, а морем - проблематично! Подумал я тогда и решил продать "Уралы" здесь, и на эти деньги спокойно улететь домой.
Консул пригласил нас к себе домой на борщ, познакомил с сыном, который тоже мечтает стать мотоциклистом. Игорь Майданов - второй секретарь посла, повёз нас обедать в кафе, откармливать мясом. Интересный оказался человек, пол-жизни уже работает в Африке, и очень её любит, особенно Намибию.
Познакомились с Юрием Тихоновым, корреспондентом ИТАР-ТАСС, приятный человек, он взял у нас интервью. Пригласил нас в ресторан на следующие выходные, хотел накормить крокодиловым мясом, мы приглашение, конечно же, приняли. В общем, нарасхват.
На следующий день Игорь организовал пресс-конференцию, съехались представители разных СМИ. Туда же приехал Шон, отвёл меня в сторону и вытащил пачку денег:
- Покупаю Юрал виз сайд ка, мне он сразу понравился!
- Продано! - хлопнули по рукам, отдал за тысячу долларов.
- Буду беречь его и детям своим как реликвию оставлю! - Шон решил сразу на нём прокатиться.
- Ну зачем так дёшево, надо было попытаться продать полицейским?! - вмешался консул.
- Да, ладно, Шон же наш друг, да и лучше воробей в руке, чем журавль в небе!
Среди русских был Сергей, оказалось - он муж той самой дежурной, которая работала в день нашего приезда. Она ему потом рассказывала про нас дома: "Смотрю, - говорит, - к территории посольства подъезжают какие-то "террористы-анархисты" - все в чёрном, флаг чёрный развевается, на мотоциклах, все в пыли, думаю, ну, всё, наверное нападение?!"
Позже поехали мы демонстрировать "Урал" с коляской генералу полиции Виндхука, консул надеется поставить партию "Уралов" в Намибию. В этот же день продали и "Соло" местному мотоклубу.
Решили мы не торопиться домой, а погостить тут немного, ведь редко оказывают такое класнное гостеприимство, а заодно решили съездить на побережье Атлантического океана, побыть там денёк, и зафиксировать пересечение материка с востока на запад от Индийского океана до Атлантического.
Для этого попросили у байкеров, уже не свои "Уралы". Также купили билеты домой, каждый обошёлся по 850 долларов. Шон везде с нами, помогает.
К вечеру, преодолев почти четыреста километров, приехали в Свакопмунд. Снова странно было видеть среди пустыни европейский городок, казалось, что мы находимся где-нибудь в портовом городке Франции, но никак не в далёкой Африке.
Долго сидели на берегу Атлантики втроём, вспоминали всё, что пережили вместе. Уже кажется будто в экспедиции мы целый год, после Турции и Сирии прошла вечность, не зря говорят - на войне год за три, а в путешествии год за два. Да это и понятно, за такой относительно короткий срок - два месяца, проехали одиннадцать стран, масса различных впечатлений, знакомств, 24 таможни, около пятисот полицейских постов!

Просто переполнены информацией, сколько разных племён, народностей. Преодолели снежные циклоны России и Турции, аварию в Египте, проливные дожди Сирии, Кении, самую жаркую пустыню мира - Сахару, бездорожье Судана, Эфиопии, поголодали, испытали себя и мотоциклы, в разных климатических зонах, побывали уже в трёх пустынях.

[на берегу океана]

Поздно вечером к нам приехал Шон с другом. Переночевали в кемпинге.
На следующий день вернулись в Виндхук, но уже было поздно, не успели сходить с Юрием в ресторан, попробовать крокодилов.
Приезжаем к Шону, а там гремит тяжёлый металл, а Шон поёт, прыгает с микрофоном.
В перерыве между композициями, я его спросил:
- Шон, а как же работа? Ты же так торопился из Свакопмунда домой, работать?
- Всё O'K! Сегодня наша с вами последняя ночь в Намибии, и в Африке, так что отдыхаем!
Вечером Володя вспомнил про свои значки - коммунистические, комсомольские, стал посвящать Шона, и его обкуренного друга Штефана, в коммунисты. Шон всё внимание сосредоточил на куче значков, склонился над ними, напоминая своим видом мальчишку играющего в красивую машинку. Отбирая значки по разным кучкам, пояснял нам:
- Это жене Мэрилин, это дочкам, а вот эти я отдам президенту своего клуба DESERT RACE WОLVES, а тот раздаст в свою очередь, всем членам клуба по значку. Мне так стало смешно, я говорю Саньке:
- Володя посвятил половину детишек Африки в октябрята, и комсомольцы, а теперь в коммунисты - всех байкеров Намибии, да ещё смотри - с каким усердием Володя проповедует.
А Дед выпил, и полностью перешёл на русский язык, ему на английском и в-трезвую трудно разговаривать, а уж в таком состояние тем более.
Шон крутил в руках один из значков, спрашивая у Володи:
- Ху из зис?
Володя:
- О-о-о, зис биг президент, Ленин!
Шон и его тоже пристегнул себе на грудь.
Тут Володя нашёл ещё один значок с Лениным - "Мастер-умелец", и говорит Шону:
- Вот это то же самое, что байк-доктор.
- А что если я приеду в Россию вот так?! - Шон выпятил свою грудь, увешанную разными значками. Я ухахатывался, глядя на всё происходящее.

Утром поехали в посольство, смотрю - в приёмном зале на стене, где вывешиваются объявления, новости, висит большого размера фотография, на которой мы на мотоциклах, и развевается чёрное знамя "NW", Байкерской Ассоциации России - "RAСING TEAM", кстати, нас Игорь долго упрашивал оставить знамя на память посольству, но я вынужден был отказать - у нас ещё столько дорог впереди в кругосветке, а ещё на плакате висит первая полоса газеты "REPAВLIK", на которой - тоже мы! Нам было приятно. И все люди такие приветливые, подходят строгие мужчины, в костюмах, спрашивают, как у нас дела, желают успехов! Здорово!

[мотоциклы на берегу]

Нас в аэропорт поехали провожать Игорь Майданов и Юрий Тихонов - корреспондент ИТАР-ТАСС. Из посольства все вышли нас провожать, посол крепко пожал нам руки, пожелал успехов в дальнейших экспедициях. Я читал в их глазах уважение, понимание, восхищение, но нам думалось ” кто перед ними, собственно: трое бородатых людей в затёртых кожаных куртках и в сбитых, исцарапанных ботинках. Значит, не всегда важны выглаженные галстуки и воротники. Почему же мы произвели на всех такое впечатление?! Может, от нас пахло свободой, просторами пустынь и саванн, ветром и пылью дорог? Тем, что понятно любому жителю нашей планеты.
Мы взлетели.
Где-то там внизу остались Шон, такой прекрасный человек, все кто трудится в посольстве! Даже не верится, что всё уже позади, и мы сидим втроём, целые, и невредимые, позади все трудности и радости Большого Пути по Африке; мы счастливы, что хоть немного узнали Африку, счастливы, что преодолели всё, что задумали - пересекли весь материк.
Приятно, что люди оценили по достоинству то, что мы делаем и это самое главное! Нам в Намибии оказали честь как настоящим героям: газеты, радио, приглашения на ужины, обеды, приветствия на улицах, значит, ещё живёт в людях дух романтики, вера в чудеса, во что-то необыкновенное, значит мы всё-таки привнесли в этот мир хоть немного сказки, энергии, приключений и, может, мир не погибнет от банальности, серости, от чрезмерной рациональности, прагматичности, от скуки! Пусть кто забыл - вспомнит, что надо мечтать и верить!
Мы ворвались в жизнь байкеров, потом в жизнь работников нескольких Российских посольств, как свежий ветер врывается в окна, распахивая их, вдохнули в них хоть чуточку новой жизни, дали глоток свежего воздуха.
Спасибо русским людям в Виндхуке за то, что они правильно поняли и оценили наше рвение, нашу идею проехать вокруг света именно на русском мотоцикле "Урале".
Прощай Намибия, самая лучшая страна, которую я видел в своей жизни, страна пустынь и хороших людей!
Прощай, загадочная, непознанная, Африка! Будем ли мы здесь ещё когда-нибудь?! Сюда невозможно не вернуться.

Ahead!


©® «Братья Синельники», разработка сайта - Vinchi Group
Оформление и программирование Ильи

Экстремальный портал VVV.RU