27.09.2020

 

НовостиПроектыСтатьиФотоСсылкиКонтакты English version

Главная Книги и диски о путешествиях братьев Синельников Америка Саши Синельника

Америка Саши Синельника

Идёт ЧЕТВЁРТЫЙ ЭТАП: СЕВЕРНАЯ И ЮЖНАЯ АМЕРИКИ

Часть 6.
СКВОЗЬ ОБЕ АМЕРИКИ.

......................

Глава 2.
От Гватемалы до Лимы.


В Гватемале закончилась для нас СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА, общий километраж от Анкориджа составил - 11600 км.
Здесь происходит смена экипажа, отсюда на Волке по Центральной Америке, до Лимы, поедет Александр Синельник ” старший брат-близнец, и Сайгаков Владимир ” механик экспедиции, без него с "Уралами" вообще ехать трудно. А через 6000 км смена экипажа ” вместо Саши за руль Волка сядет Сергей, и вперёд ” до самой Огненной Земли, а там и до Буэнос-Айреса.

Смена экипажа ” Саша Синельник и Володя Сайгаков

Мотоцикл "Урал-Волк" остался у добрых гостеприимных людей в городе Гватемала.
Пост сдал! Пост принял! - Сергей улетел в Москву. На "пост заступили" Саша и Володя. Мотоцикл даже воспрянул духом, когда прибыл такой умелый инженер-механик ” Сайгаков, аж засветился весь. Продолжаем маршрут Аляска - Огненная Земля, сквозь обе Америки.

Сошли с самолёта и - вот она - действительность! Центральная Америка у нас под ногами, земля дождевых лесов с их необычайной фауной, земля индейцев и древних цивилизаций, земля, истоптанная испанскими конкистадорами. Земля, на которой запечатлено множество исторических событий.
Мы подходим в аэропорту к группе таксистов, показываем им клочок бумаги с адресом, который нам передал Сергей, где находится сейчас наш "Урал".
И вот уже весёлый таксист, посвистывая, лихо управляет автомобилем и везёт нас из аэропорта в столицу Гватемалы. А мы оглядываемся по сторонам, где мелькают пальмы, и большущие деревья с раскидистой кроной, низенькие здания с вывесками.
Автомобильные дороги здесь хорошие - это сразу отмечаем про себя, что может быть лучше для мотоциклистов-путешественников?
Среди однотипных улочек и домиков наш водитель чуть замешкался, оказалось, что на высоких заборах кое-где вовсе не значились номера домов. Испанцы народ несколько скрытный, вот и дома у них как маленькие крепости.
Таксист спрашивает у нас телефон Луиса, так звать человека, у которого оставил Сергей наш "Урал" - таксист звонит со своей трубки Луису. Далее идёт беглый диалог на испанском языке. Автомобиль резко останавливается возле открытых ворот, из которых выходит крепкий мужчина лет сорока, это и есть искомый Луис. Мы быстро рассчитываемся с таксистом, хватаем рюкзак и идём к дому. "Hallo, Сергей!" ” хлопает меня гватемалец Луис. Я на ломанном английском объясняю, что я - брат Сергея. Чувствую, вижу, что он не понимает, тогда показываю Луису фотографию, где Сергей и я стоим вместе. Гостеприимный Луис понял, что мы близнецы и громко засмеялся.

[]

Тут же в гараже стоял наш родной "Урал-Волк", выглядевший как настоящий путешественник: весь в наклейках пройденных уже стран, с алюминиевыми ящиками по бокам. Володе Сайгакову не терпелось провести ему техосмотр, и также как и мне - тронуться в путь.
Мы прибыли в западное полушарие, и оно резко давало о себе знать. Если у нас дома, в Уральске, была ночь, то в Гватемале ” день. Нужно было перестраиваться под американское время. Голова как чужая.
Впереди восемь стран до столицы Перу, где меня сменит, в свою очередь, Сергей. Тревожили таможенные преграды и прохождение границ. К тому же у нас в паспорте не было виз Сальвадора и Гондураса, так как в России до сих пор почему-то не имеется посольств этих стран.

Утром 25 ноября Луис и его добродушная мать засобирались в гости в соседний город к родственникам, отдали нам ключи от своего дома, да и весь дом в наше распоряжение. Довезли нас до посольства Сальвадора, а так как была пятница, то мы ещё рассчитывали обзавестись визами соседней страны.
- Мы вернёмся в понедельник, хорошо, если вы дождётесь нас ” сказал Луис, и добавил: - А если не дождётесь, то ключи положите в почтовый ящик. Вот так, всё!
Тётя Маргарита, так звали мать Луиса, в свою очередь предупредила нас, что "Сальвадор - неспокойная страна, и что бандиты там бегают по улицам и дорогам с оружием в руках". Она показала жестом на руку с часами, дала понять, что "часы на наших руках это лишь приманка для преступников!" При этом я подумал, что кроме часов у нас есть ещё видеокамера, фотоаппарат, мотоцикл и другие вещи, и, скорее всего, с ними придётся расстаться. Ну, что ж - такова жизнь в Центральной Америке, и таковы неоптимистические прогнозы старенькой женщины, не выезжавшей далее Гватемалы уже, наверное, много лет.

САЛЬВАДОР, ГОНДУРАС, НИКАРАГУА, КОСТА-РИКА

Получив в понедельник, 28 ноября, паспорта с визами в Сальвадор, мы закончили последние дорожные сборы, которыми были заняты в субботу и в воскресение, и готовы были отправиться в путь. Три томительных дня в столице Гватемалы нагнали на меня такую меланхолию, что когда мы тронулись в путь, и я почувствовал под собой сильного стального рысака, сердце забилось учащённо.

Гватемала мне казалась не такой уж скучной и чужой. А люди вполне приветливыми и дружелюбными. На спидометре прокручивалась сотня за сотней километров, а перед нами, как в сказочном калейдоскопе, менялись тропические ландшафты.
Горы остались позади, а с ними и прохлада. Наш путь лежал через тропические леса с непривычным влажным, тёплым, душным воздухом. Даже на ходу мы обливались потом. Над нами пролетали стаи крикливых зелёных попугаев, будто бы приветствующих нас своим звучным гомоном.
На кратковременных остановках мы покупали за копейки фрукты и освежались их соком. Если мы сбивались с пути в паутине городов, нам участливые гватемальцы незамедлительно указывали выход из города или даже провожали за его пределы.
Ближе к полночи решили заночевать в придорожной гостинице, так как палатку тут ставить просто негде - так плотно живут люди, дома стоят один к другому вплотную. А границу Гватемалы с Сальвадором мы рассчитываем пересечь рано утром 29 ноября 2003 г.
Володя, как и я, больше молчит, наверное, про себя размышляет о впервые увиденном и воспринятом Новом Свете, на который занесла нас нелёгкая.
Против ожидания, в Сальвадор мы въехали без промедлений и трудностей. Заплатили за таможенные формальности всего 1 доллар. Кстати, в Сальвадоре доллар США ходит как денежная единица страны.
Вот мы уже мчимся по серпантинной дороге СА-2, которая вьётся по возвышенному Тихоокеанскому побережью. Справа от нас под ярким и жарким утренним солнцем блестит Великий Океан, - какое величие и непостижимость! И так легко дышится.
Но после города Ла-Либертад петляющая трасса делает поворот вглубь материка, прочь от столь притягательного океана. Океан даёт силы, - двигаться вперёд, преподаёт свежие чистые мысли, как хороший учитель. Рядом с океаном чувствуешь себя более свободно и легко. Но мы прощаемся, зная, что вскоре увидимся с ним вновь!

[]

Сальвадор очень густо населён, как впрочем, и вся Латинская Америка. Мы пробираемся на своём верном железном коне через гущу людских масс, сконцентрированных на запутанных улицах чужих, шумных городов, поселений. Кругом рынки со всевозможной снедью, фруктовые россыпи и домашние животные. Поражает обилие бананов: они везде на прилавках и в кузовах грузовиков, на каждом шагу. Понятно, почему некоторые страны у нас в России, называют банановыми, наверное, Сальвадор - одна из них!?

В Латинской Америке не предусмотрены объездные дороги в городах, мы запутываемся в лабиринтах улиц. Жители Сальвадора охотно разъясняют нам, как найти нужную и верную дорогу, но делают это очень медленно и многословно. А если учесть, что я и Володя только-только приступили к изучению испанского языка, то многословие провожатых нас больше сбивает с толку и запутывает, чем помогает.
В очередном городе Узулутан, мы по своему обыкновению заехали куда-то не туда. Я, напряжённо вцепившись в руль, взвинченный от непривычной езды, подъезжаю к какому-то прохожему и бросаю привычное уже: "Буэнос диас!", он также приветствует нас. Задаю вопрос: "Как выехать на трассу СА-2?", - и весь превращаюсь во внимание. Прохожий начинает объяснять и жестикулировать руками, при этом я в знак понимания киваю головой. Когда же закончена тирада сальвадорца на беглом испанском, Володя и я недоумённо переглядываемся. Володя спрашивает меня: "Саня! Ты что-нибудь понял?" "Нет!" - отвечаю я, с хрустом переключаю скорости, и мы снова продолжаем поиск. Сальвадорец улыбаясь, довольный своей находчивостью и, так называемому, общению с иностранцами, остаётся в блаженном неведении относительно нашего невежества.
Местные жители, с которыми мы сталкиваемся, а это потомки испанцев смешанных с индейскими племенами, ничего не знают о России, а также о странах СНГ. Ни малейшего представления! У нас создаётся такое впечатление, что они живут в Америке изолированно от других материков и народов и не ходят в школу. Или это у них школьная программа очень ограничена, а может - они вообще никогда нигде не учились!?
Географические знания есть только у единиц из тысяч здешних людей, и то, оказывается, это те, кто бывал, учился, у нас в России, в СССР, или кто-либо из их родственников.
Вспоминаю, что в Африке, сравнительно с Америкой, процент компетентности даже выше! Почему? Наверное, африканцы ближе к Евразии, к России, но и там, скорее всего, им напоминанием о русских служат предметы "благотворительности": военная техника, оружие и бывшая политика СССР.
Спросите, кто такой Калашников у жителей Африки и услышите безапелляционный ответ! Но пока выводы делать рано, ведь нам предстоит ещё проехать Гондурас и Никарагуа, где, надо полагать, до недавних пор было сильное влияние СССР, и оно не выветрилось ещё из людской памяти.

Ближе к полночи мы приблизились к городу Ла-Юнион, который расположен на берегу залива Фонсека. Отсюда мы рассчитывали переправиться морским путем в Никарагуа, минуя, тем самым, очередную страну Гондурас. Дело в том, что у Владимира Сайгакова в паспорте не было гондурасской визы.
Если посмотреть на карту, то видно, что между Сальвадором и Никарагуа лежит небольшой залив Фонсека. Такой план был у нас разработан заранее, основанием которому служило утверждение российского кругосветного путешественника-автомобилиста Владимира Лысенко, о возможности морской переправы мотоцикла. Он за несколько лет до нас появлялся в порту Ла-Юнион на автомобиле, также в поисках пути дальше.
Заночевали мы в придорожной гостинице полные оптимизма и надежд на следующий день. Но оптимизм наш сильно поубавился из-за шума от интенсивного движения автомобилей по рядом проходящей дороге. Стены этого скромного заведения напоминали решето, так что были слышны не только проезжающие машины, но и всё что происходило в соседнем номере.
Такова Латинская Америка: строители здесь экономят на стройматериалах, а может быть, это такой архитектурный проект, такое встречается здесь повсеместно. Позже нас подобная "архитектура" перестаёт удивлять.

30 ноября 2003. С рассветом мы были уже на ногах, а вернее на колёсах. По ещё спящим улочкам Ла-Юниона мы интуитивно двигались к порту. Искомое место переправы оказалось не так-то легко найти в путанице прибрежных причалов. Но внезапно появившаяся полицейская машина с четырьмя вооружёнными полицейскими решила наш вопрос, препроводив нас к пристани. К тому же один из полицейских объяснил начальнику переправы, что нам необходимо. Такое проявление солидарности непривычно, обычно от полиции или милиции ждёшь только негатива, а тут наоборот!
Так называемый "начальник станции" почесывал затылок, поглядывая то на загруженный "Урал-Волк", то на нас. По лицу этого коренастого дельца пробежала тень сомнения, мы это почувствовали. На вопрос, "когда можно будет переправиться в Никарагуа?", хитрый крепыш отвечал, что во время прилива. Мы напряжённо вглядывались в горизонт, ожидая, что вот-вот появится паром, но паром всё не появлялся. Зато стали появляться моторные лодки, в которые, переходя босиком по жидкому илу, покрывающему все берега, крестьяне стали переносить разный скарб: живых курей, фрукты, сумки.
Тут начальник станции подошёл к нам и невозмутимо произнёс речь, дополненную жестами, из чего мы поняли: "Платите 180 долларов и можете переносить мотоцикл в катер!, но на одном из островков вам нужно пересесть на никарагуанский катер!" Владимир не верил своим ушам и глазам: "Перенести мотоцикл весом в 280 кг, в лодку, это невозможно, он просто на большой волне опрокинет лодку! Если только "Урал" разобрать на части!??"
Я вопросительно перевёл взгляд с удивлённого лица Владимира на невозмутимого и хитроватого начальника пристани. Погрузка на лодки продолжалась, а мы обдумывали сложившееся положение.
- Что если я переплыву в Никарагуа в одной из лодок, а ты отправишься туда же через Гондурас на мотоцикле? У тебя же есть виза! - обратился ко мне Володя.
- Но как мы найдем друг друга в Никарагуа, ведь заранее не известен даже порт назначения? Да и как тебя воспримут никарагуанские пограничники, неизвестно!? Посмотри на себя: грязная чёрная кожаная куртка, чёрная борода, пыльные ботинки, редкий персонаж в этих водах, я тебе скажу! В таком наряде мы хорошо смотримся только на мотоцикле, но никак не пешком! Да и вдруг у меня возникнут трудности или поломки на дороге, мы можем потерять значительно больше времени, чем выиграть!
Взаимно было решено не расставаться, и вот мы уже мчимся в столицу Сальвадора по трассе СА-1 для оформления виз в консульство Гондураса. То есть, делаем круг почти в 360 км, так как до города Сан-Сальвадора - 180 км.
Автомагистраль СА-1 очень хорошего качества: новый асфальт, чёткая разметка. Движемся со средней скоростью 90-100 км/ч. По дороге останавливаемся, чтобы заправить бензобак и освежиться кокосами, которые можно купить по мизерной цене.
Погода стоит замечательная: светит солнце яркое, отличное настроение. Хорошо, что дождливый сезон в этой части континента прошёл ” он продолжается с мая по октябрь, и мы ехали сейчас в удачное время. Но если бы наш маршрут лежал поближе к восточному побережью, т.е. ближе к Карибскому морю, нам бы почти не пришлось снимать "непромоканцы" - куртки и брюки: там, на востоке, гораздо больше осадков!

[]

Побережье Тихого океана значительно суше, потому что вытянутая горная цепь Кордильер, идущая до Панамского перешейка, значительно круче на западе. А на востоке горы более пологие и покрыты густыми, тропическими дождевыми лесами.

От города Сан-Сальвадор у нас остались только приятные воспоминания. В нём мы провели не более суток, переночевав в туристическом кемпинге, расположенном в центре. Столица Сальвадора - это город по архитектуре напоминающий современные испанские города. Он вполне соответствует европейским стандартам: с чистыми улицами, красивыми зданиями.
Жители города - приветливые и тактичные люди. Прогуливаясь по тихому вечернему Сан-Сальвадору, мы сделали вывод, что город вполне безопасен.
Вот ведь как бывает, послушаешь всяких "знатоков" - гватемальцев, рассуждающих весьма субъективно о своих соседях-сальвадорцах, как о каких-то разбойниках, и сформируешь в себе какое-то противоречивое, неадекватное представление о народе. Не зря гласит народная мудрость: "Лучше один раз увидеть, чем много раз услышать!"
Визой в Гондурас мы обзавелись на удивление быстро, в течение 10 минут. Такое бывает редко. Консул Гондураса - улыбающаяся женщина, учтиво наклеила марки в паспорт и пожелала счастливого пути!

[]

1 декабря 2003 года, вечером, мы были на границе между Сальвадором и Гондурасом. Перед шлагбаумом вертелось множество "хелперов", спешащих за деньги облегчить прохождение таможни. К услугам таких ребят мы не прибегаем, а полагаемся больше на самих себя, своё упорство и опыт.
Пограничник взял наши документы, отдал в окошко под названием "Salida" (выход, выезд) - "Entrada" (въезд, вход), без очереди. Возле здания скопилось множество людей, спешащих пересечь границу. Кстати, вечером всегда сложнее пересечь границу, чем рано утром! Вновь подтвердилось, что скопления разного сомнительного сброда - мелких жуликов, воришек, бомжей, проституток - сосредоточены чаще всего в таких местах как границы, вокзалы, базары, стадионы.
Среди чёрных голов латиносов мелькнули две светлые. Как оказалось, это были два молодых канадца, совершающих мототурне от Канады до Панамы. Из разговора с ними узнаём, что в очереди они стоят уже три часа и всё безрезультатно. Вид у них озабоченный, то и дело они поторапливают двух "хелперов", к помощи которых прибегли. Странно, что канадцы согласились на такие сомнительные услуги!
По ходу дела мы осматриваем два их мотоцикла класса "Эндуро-Кавасаки-750", неимоверно загруженные всяким скарбом. Канадские мотоциклисты в свою очередь интересуются нашим "Уралом". На нашем "Волке", из дополнительных дорожных вещей, лишь два алюминиевых ящика и палатка, плюс спальники. Их это удивляет! Это по-русски - проехать вокруг света без лишних маек, носков и даже абсолютно без полотенца, утираясь одной единственной нательной майкой. Экономия места - ничего не поделаешь! В путешествия подобного рода отправляешься не за комфортом и удовольствиями, а наверное, с целью найти ответы на многие жизненно важные вопросы, которые не дают покоя в паутине гибельной предсказуемой повседневности городского существования. Впрочем, каждый смотрит на путешествия по-разному, также как и на свою жизнь!
Я получаю в руки документы. Прощай, Сальвадор! Почему? Потому что я сюда больше не вернусь, я в этом уверен, чувствую это. Так как к такой "даме" как Америка не питаю особых чувств!

На Гондурасской границе нам немного поиспортили нервную систему. И значительно сократили наш дорожный бюджет. На "всё про всё" бедному Гондурасу оставили 70 долларов. Почему-то очень тянули с выдачей пермита-разрешения на ввоз транспортного средства - мотоцикла.
Таможенным чиновникам не понравились технический паспорт, оформленный на Аляске и наши бородатые фейсы. Признаться, я устал бегать из кабинета в кабинет, где ещё таможенники посмеивались над моим знанием испанского языка. Сказать честно, я и английским похвастать не могу. Вот люблю я родной Русский язык и ничего поделать с собой не могу. Например, канадские ребята зубрили испанский язык в очереди. А мы вот с Володей как-то мало внимания придаём языкам.
В пермите ставит последнюю печать усталый таможенник, и мы с радостью оставляем очередные таможенные тиски. У шлагбаума пограничники - не знаю уж, правдами или полуправдами? - "срубили" с нас 5 долларов США. А какой-то сумасшедший подросток бросил в нас напоследок пустую бутылку из под пепси-колы. Реагировать мы не стали, похоже, это у гондурасцев определённая форма прощания, - ничего не поделаешь, тяжёлое у них было детство. Наследие предков, ведущих военные действия с соседней Никарагуа, так сказать. Да и таможня, полиция, военные, и подобные им, заведения никогда не оставляют приятных впечатлений.

Мы радуемся, что едем по полночной дороге с названием СА-1, взяв курс на город Челутека. А те канадцы остались ночевать на таможне, оформиться, почему-то, они не успели. Наверное, так хелперы помогают. Или они не очень спешат? Цели у нас похожи общие - путешествие, а вот ритмы движения никак не совпадают!
По Гондурасу нам предстоит всего 180 км, а далее - Никарагуа. Но столько же было хлопот на границе! Государство "с ноготок", а, образно говоря, "фильтровать" умеют.
Гватемала, Сальвадор, Гондурас. Следующие Никарагуа, Коста-Рика, Панама - шесть небольших стран, в километрах, все вместе, всего-то около двух тысяч, а вязнешь надолго.

Ночная дорога - плохая дорога! Это касается чужих стран. Куда спешить, всё равно упрёмся в закрытую никарагуанскую границу. На ночь, не теряя времени, останавливаемся в придорожной гостинице. Девиз для проезжающих: "Всегда рады!" Ну, раз рады, то не обессудьте, что в час поздний заявились:
- Нам бы отдохнуть несколько часов, и в путь! - возгласили мы.
- Десять долларов! И загоняйте коня во двор.
Сказано-сделано. Из последних сил умываюсь над далеко не респектабельным умывальником. Вытираюсь местным полотенцем, после которого снова хочется помыться. Понятно, почему! Грубые стены тесной комнатушки, казалось, сдавливали что-то в голове, чуть не в сознании. Иногда дешевые отели позволяли нам экономить время на расстановку и сбор палатки, к тому же можно всегда умыться, почистить зубы и не возить с собой лишнюю воду на, и без того загруженном, мотоцикле.
Я грохнулся на кровать, поглядел на потолок, а там зеркало. Неприятно и паршиво на душе от такого глупого, не самого лучшего человеческого изобретения. В следующую ночь решили найти время и место для установки палатки.
На стене застыла в одной фазе движении белая гладкая лягушка. Казалось, что она разгадала мои усталые мысли, раз так оцепенело вонзила в меня свои неморгающие кристаллы. На ум пришла "Сказка о Царевне-лягушке". Сон.

В Никарагуа въехали в полдень. На прохождение таможни потратили не так уж много времени - два часа. Для русских въезд в Никарагуа безвизовый, а за оформление пермита оставили дружественной стране, от бывшего СССР, всего $14.
Дорога "номер 24", на которую мы повернули с СА-1 в городе Челутеке ” это Гондурас, привела нас до столицы государства - Манагуа.
О дороге "номер 24" тёплых слов не скажешь. От границы до города Чинандега сплошная пыльная гравийка. После Чинандеги до города Леон - заметное улучшение, новый асфальт. Но не надолго: от Леона почти до места соединения дорог "24" с "СА-2" сильно разбитый асфальт, по поводу которого мы отпустили несколько шуток. Судя по всему, его ещё положили Советские солдаты в 70-х годах.
Дороги Никарагуа - точная копия дорог нынешней России. Напоминает десять раз перепломбированный больной зуб. Весёлые дорожки!
Столица Манагуа расположилась рядом с одноимённым озером. Место живописное: пологие горы, поросшие причудливой тропической растительностью, среди которой встречаются сосны и сливы, напоминающие о Родине.
Объездную дорогу в Манагуа сделать не додумались, но мы уже к этому привыкли. Город шумный, суетной, и не сказать, чтобы чистый. В какой-то миг я даже пожалел, что мы свернули в Челутеке на более короткую дорогу "номер 24".
Зато необходимо отметить неизменное качество дорог СА-1 и СА-2. Под этими номерами главная артерия - "Пан-Америкэн" или "Пан-Американа", кто как говорит, идёт от Мексики до Панамы, где и обрывается. И я бы посоветовал тому, кто поедет по Центральной Америке, с Челутеки двигаться на город Сомото, не сокращая пути, а далее через город Эстели прямо на город Ривас. Так будет много приятнее!

[]

Ещё перед Манагуа осматривая мотоцикл, Владимир вдруг обнаружил неисправность в карданном вале, а именно, в крестовине, которая постепенно стиралась и разбивалась. Непрятное было открытие, прямо скажу! После Риваса мы сделали привал, утроили ночлег на берегу большого великолепного озера Никарагуа. Местность равнинная с редкой растительностью. Необыкновенное место, чувствуешь себя легко и просторно.
Володя попробовал исправить развивающееся стирание крестовины, так как в запасе у нас её не было. Вернее так - нас снабдили крестовинами, от завода, но упаковщик вместо "ураловской" положил крестовину от "Жигулей". Молодец! Такая случайная рассеянность упаковщика - пустяк в России, но не тогда, когда ты находишься в Америке, да ещё и в Центральной. Это обстоятельство серьёзно омрачило наше настроение. С ремонтом Володя провозился 4 часа, делая всё что возможно для предотвращения излома этой очень важной детали.

3 декабря 2003. Мы въехали в Коста-Рику. Коста-Рика ” живописная страна. Горы, джунгли, бурные потоки горных рек. Экзотические животные, птицы всевозможных оперений, игуаны, полутораметровые рептилии, большие пауки, вся эта живность летает над дорогой и бегает по проезжей части.
Города и страны мелькают и исчезают на глазах, как фантастические блёстки в детском калейдоскопе ” крутишь и не знаешь, что увидишь, а увидел один раз эту новизну ” и больше никогда она не встретится!
Дорога по горным просторам Коста-Рики оставляет неизгладимые впечатления. Словно фантастический полёт в космос ” таким остался в памяти ночной подъём через горный перевал на высоту 3400 метров. И всё это после вечерних мытарств по лабиринтам запутанных улиц Сан-Хосе - столицы страны. И как они сами там ориентируются?
В Коста-Рике, очевидно, тоже недооценивают всей необходимости объездных кольцевых дорог вокруг городов. Ничего не поделаешь. "Пан-Американа", то есть СА-1,2 идёт сквозь все большие города Латинской Америки. А конец или хвост этой длиннющей асфальтированной змеи можно узреть только у Огненной Земли, ни много ни мало; а протяженность этой дороги - два десятка тысяч км - половина Северной, вся Центральная и Южная Америки. Вот бы только запустили участок дороги вместо кокаиновых плантаций в Колумбии, тогда бы всё было Океу!
После того, как мы вырвались из Сан-Хосе, то рассчитывали поставить палатку в его окрестностях, но плотность домов не давала такой возможности. И нам ничего не оставалось, как ехать и ехать дальше, в поисках свободной земли. Но этот поиск вёл нас всё выше и выше по крутому горному серпантину. Приходилось ехать всё время на второй скорости.
В сгустившемся ночном тумане уже едва ли можно было различить предметы, дома или деревья. Я включил дальний свет и в его луче еле вписывался во внезапные повороты дороги, обвивающие огромные чёрные горы.
Встречные автомобили тут редки, а те из них, что всё же попадались, ехали очень тихо, осторожно. В основном это были грузовики. Поверхность узкой дороги была скользкой от повышенной влажности, вскоре заморосил мелкий дождь. Ситуация стала опасной для мотоцикла! Справа от нас - отвесные скалистые стены, а слева ” бездонная пропасть! Одно неосторожное движение и ... привет!
Фары нашего мотоцикла высветили ударившуюся о столб легковую машину. В свете фар мы разглядели водителя с разбитым в кровь лбом, возле него крутились какие-то люди, пытающиеся, видимо, оказать медицинскую помощь. Я затормозил, кивнул им, но убедившись, что наше присутствие в этой передряге необязательно, продолжил движение.
В таких условиях мы проехали ещё около двух часов, но далеко не продвинулись. Дорога неудобная днём, ночью становилась, в таком густом тумане, вовсе опасной!
Лишь в три часа ночи мы обнаружили удобную площадку - маленькую полянку на горном уступе, и сразу же решили сделать тут привал. Быстро поставили палатку, откупорили припасённую бутылочку с ромом и таким способом сняли нервное напряжение тяжёлого дня, вечера и ночного серпантина. Уф-ф-ф!

Светлое утро, 4 декабря 2003 года, началось оно как обычно. Выбрались из палатки и умылись. Наш бивак окружали несколько домиков, которые поздно ночью и не заметишь. Вдруг неожиданно "нарисовался" какой-то странный тип, напоминающий бомжа с вокзала. Что-то нам стал говорить, но видя наше непонимание, перешёл на жесты. В общем, ушёл наш утренний персонаж ни с чем. Наверное хотел взыскать с нас за эксплуатацию земельного надела. Или пожелать доброго утра!
Туман вскоре рассеялся и нам предстал восхитительный вид: дождевой лес на склонах гор, которые тянутся и тянутся до самого горизонта, где растворяются в недосягаемой дымке. Словно выписанная хорошим художником картина.
Тронулись. По ходу движения постепенно менялся характер местности. Горный рельеф остался позади, уступив место более ровному. Заметный климатический контраст. Весь день шёл тропический дождь, прекращаясь лишь на несколько минут, чтобы затем снова лить и лить на нас часами, и на пышную, богатую растительность, и на почву, и так уже перенасыщенную влагой. Коста-Рика - загадочная страна.

ПАНАМА

Поздно вечером мы также легко прошли выездные таможенные процедуры, как и въездные. Никто из чиновников даже и не думал рыться в наших дорожных вещах.
Въезд в Панаму запомнился, как самый простой и человечный. Таможенный сбор составил сумму всего в 3 доллара. Нелишним будет сказать, что доллар США является в Панаме основной денежной единицей, не считая металлических монет "бальбоа".
Влияние США на Панаму очень значительно и сильно. Так что нам не пришлось прибегать к помощи каких-то "менял" - завсегдатаев сомнительного характера на Центрально-Американских границах.
Как правило, граница здесь проходит в черте какого-нибудь городка, а вернее сказать, город располагается на границе. Очень необычно соседство рынка со зданиями таможни. Если бы не флаг на Главном здании, мы бы вообще проехали мимо. Неимоверные скопления людей и мусорные кучи на границе очень удивили меня. Но для панамцев - это норма.
- Гринго! Гринго! ” тычут пальцами в нашу сторону, со всех сторон, приграничные обыватели. Гринго - это значит белый человек.
Я привык быть центром внимания у жителей Латинской Америки. Любой европеец им интересен, а у меня ещё и светлые волосы, борода и серо-голубые глаза.
Вспоминается случай, когда Володя и я обедали в одной из придорожных харчевен, с нас не сводили глаз несколько девушек из обслуживающего персонала. Вначале я проверил - всё ли у меня в порядке с одеждой, но девушки продолжали пристально разглядывать нас. Мы посмотрели на свои лица - тоже вполне нормальные.
Признаться честно, чрезмерное внимание со стороны представительниц слабого пола начинало меня смущать. Но оказывается в Латинской Америке такое поведение обычно!
Мы собирались уже уезжать, но вдруг пошёл дождь, девушки давай советовать нам переждать непогоду. Но вечно загадочная "Дама-Дорога" нас манила и завлекала сильнее, чем они. Знали бы эти "дамочки", сколько таких дождей нас уже поливали в долгом пути: пережидать для нас означает - неоправданно простаивать!
Заревел отдохнувший двигатель мотоцикла, и мы снова оказываемся во власти и объятиях бесконечной дороги, уважающей нашу преданность ей. В награду мы получаем её очарование и тайны, которые порою трудно описать и изобразить!

Проливные дожди, похоже, в Панаме обычное явление. Мы не снимаем непромокаемые куртки. Повышенная влажность и тяжесть тропических испарений давят и горячат, как в сауне. Невыносимый это климат для европейца, привыкшего к чередованию времён года, к их умеренности, а ещё к зиме, когда всё тело и душа перестраивается и обновляется.
Здесь же можно почувствовать только летнее буйство жизни и её природное многообразие форм и красок, жизнь в этой части континента всегда "бьёт ключом". Об этом свидетельствуют постоянный рост и неостановимые ритмы природы, а также горячие люди, которые проживают здесь, на стыке двух континентов. Лёгкость и беспечность их можно увидеть в песнях, танцах и мелодиях вечного здешнего лета, а может быть - это только лишь моё поверхностное впечатление?! Но панамцы, в противоположность народам суровых северных широт, и в самом деле, вовсе не думают о завтрашнем дне. Бытует среди жителей Латинской Америки такая поговорка: "То, что можно сделать завтра, не торопись сделать сегодня."
Этой самоуспокоенности способствует изобилие даров природы края. То и дело на обочинах дорог, как свидетельство беспечной небрежности или как украшение, встречаются россыпи гниющих фруктов и овощей, брошенных за невозможностью употребить или продать вовремя. А также, полуоткрытые мешки с умершими, явно своей смертью, поросятами, и непонятно ” почему всё это, когда было свежим и живым, остаётся невостребованным местными жителями, приезжими или производителями консервов, хотя бы? Неужели тут такое переполнение производства, что и есть некому, и отправлять некуда?!
Не так обстоит дело в большинстве стран Африки, подумал я, и вспомнил Эфиопию. Климат похожий, а щедрость земли совсем разная. Там - голод, а тут - изобилие! Несправедливость!
Мы продолжали ехать по этой плодородной и богатой земле, вокруг всё шли и шли посадки бананов, ананасов, манго, папайи и многого-многого другого. Всего!
Незаметно летело время, мы миновали за день такие города как Давид, Сантьяго, Пепономе, Чаме. Трасса СА-1 незаметно вела нас всё ближе и ближе к знаменитому Панамскому каналу и к столице Панамы - Панаме.

О Панаме, в своё время, даже слагали песни, ведь это место является своеобразными "воротами" между Атлантическим и Тихим океанами. Тысячи судов спешат в наши дни сократить морской путь от одного побережья двух Америк до другого. А ведь до того, как прорыли Панамский канал, кораблям идущим, допустим, из Европы в Калифорнию, приходилось огибать всю Южную Америку и мыс Горн - самую южную и очень опасную точку материка, или идти через мыс Доброй Надежды вокруг Африки и Азии, сквозь весь Тихий океан ” две трети окружности планеты.

[]

После города Чаме и вплоть до самого города Панамы просто невозможно было, ни справа, ни слева отыскать хоть какой-нибудь свободный, незанятый, клочок земли для установки палатки на ночь. Непрекращающаяся вереница домиков вдоль и возле трассы СА-1, сливается в одну большую населенную зону уже в 70 км перед столицей. А так как время было уже позднее, нас вовсе не прельщала перспектива вторгаться ночью в огромный город - неизвестность. Мы повернули в сторону, чтобы отыскать вдали от дороги место для ночлега, но тщетно: плотность зданий не давала такой возможности нигде.
Заглушив двигатель, мы встали возле мотоцикла, чтобы немного сосредоточиться в данной ситуации. Владимир Сайгаков, по своему обыкновению, закурил сигарету, по дыму табака он каждый раз успевал соскучиться за 100 км безостановочных участков. Пока мы раздумывали, где же нам установить палатку, к нам незаметно так подошёл пьяненький дядька. Узнав в нас путешественников, и почувствовав нашу безвыходную ситуацию, он предложил следовать за ним. Его дом был рядом. Вышла его супруга, напустив на себя строгий вид, и порицающим тоном начала нравоучительную ругань относительно поведения мужа. Когда же она закончила, то Куско, так звали нашего нового знакомого, указал ей на меня. Я стоял рядом во всей своей дорожной экипировке. Она тщательно изучила моё лицо и, по всей видимости, оно внушило ей доверие. Куско перекинулся ещё несколькими словами с женой, и вот мы уже идём с Володей за нашим "Уралом". Через несколько минут мотоцикл и мы расположились в просторном дворе у гостеприимных людей.
В доме имелся душ, который пришёлся очень кстати для наших пыльных и обветренных тел. Почтенная хозяйка, против наших возражений, обильно накормила нас. После ужина мы немного пообщались при помощи словарей испанского языка, получилось довольно-таки душевно. В знак признательности хозяевам дома мы подарили две русских матрёшки. На сон мы расположились под навесом возле дома, сделанного в виде веранды, завернувшись в наши спальные мешки.
Перед сном Владимир проверил крестовину, её заметное ухудшение внушало уже тревогу. Необходимо было срочно заказать посылку в дистрибьюторском центре по продаже "Уралов" в Сиэттле. Лучше, чтобы нужные детали пришли на адрес Российского посольства очередной страны. Тогда было бы меньше промедления! Из Панамы нам предстоит переправиться морским путем, то есть, паромом, в Колумбию, в порт Буэнавентура.
По всем последним полученным данным, политическое положение в Колумбии весьма обострённое в связи с незатихающей гражданской войной, поэтому проникновение через панамо-колумбийскую границу в страну невозможно. Колумбия считается опасной страной, и продвижение по её территории связано с определённым риском для любого челока. Тёмные дела наркодельцов в Колумбии славятся на весь мир. Из Колумбии экспортируют героин и марихуану, это здесь ” как будто бы, по бумагам, незаконный бизнес, но негласное одобрение и участие США в нём, а с ними и правительства Колумбии, позволяет дельцам действовать почти в открытую. Борьба с наркобизнесом - это всего лишь ширма, которой прикрываются те министры, кому выгодно процветание этого чёрного дела. И на самом деле, потребность в наркотиках в мире растёт с каждым днём в связи с их активным распространением. Почему сюда не вмешиваются ООН и всякие другие гуманитарные организации - непонятно!? Разве нельзя прикрыть эту большущую фабрику зелья? Говорят ” нельзя! Странно.
Загадкой остаётся и тот факт, что трасса "Пан-Американа-СА-1" прерывается в городке Чепо, недалеко от столицы Панамы. Далее дороги нет совсем, словно её нельзя построить! Есть, нам сказали, только колея в вязкой почве диких джунглей.
Панама ” страна развитая и непонятно - почему так и не делают здесь асфальтированного связующего звена с Колумбией! Ищите причины...

Утром, 6 декабря, мы распрощались с гостеприимной, супружеской четой. Сеньор Куско и сеньора Фелисия уверяли нас, что врата их дома всегда открыты для нас, а если будут какие осложнения в Панаме - приезжайте, ждём вас! Что ж, услышать такое от почти незнакомых людей - приятно. Я опять вспомнил мать Луиса - тётю Маргариту в Гватемале, у которых мы нашли продолжительный приют. Перед нашим отъездом она также спросила нас: "Когда вы вернётесь к нам опять?" Признаться, мне было психологически тяжело ответить ей: "Никогда!" Мы тогда промолчали, боясь обидеть и лишить надежды пожилую, обходительную женщину, для которой все молодые парни - словно свои родные сыновья. Таких женщин найдётся немного!
Вообще надо отметить, что путешественник вызывает живой интерес и поддержку у большинства жителей той страны, по которой он идёт или едет. Путешественник вносит положительный резонанс и равновесие в любое общество, потому что он - нейтрален. Чаще всего, в своих поступках, он руководствуется высокими принципами и понятиями. В противоположность эмигрантам, странников принимают с радостью, особенно если путешественник преследует осмысленную и определённую цель. Для многих, увидеть и впустить в свой дом пилигрима, является делом чести, и зачастую хозяева в проходящем путешественнике видят добрый знак и хорошую примету для себя. Кто эти ” не знающие покоя люди? Зачем и куда они движутся, изо дня в день, изо дня в день?
Для чего сегодня нужны путники, эти странные, бородатые, непричёсанные, не похожие на основную массу людей, чудаки? Если есть идущий и находится встречающий на его пути, то мир ещё жив! Необходимо осознание того, что в путниках и чудаках мир остро нуждается, также как и люди нуждаются в мире. Ходоки - как искорки романтического света в серой картине будней и безысходности. Сверкнут и исчезнут. Исчезая, важно осознать, что ты принёс, и что оставил после себя!
А мы сейчас проезжаем по интереснейшим местам, со своим богатым прошлым. Час пик панамских будней изрядно измотал коробку скоростей нашего "Урала". Мы попали в непроглядную толчею, состоящую из автомобилей и их водителей, спешащих как можно скорее попасть утром в столицу. Наше продвижение напоминало шаги черепахи. Я на свой страх и риск приспособился протискиваться между рядами автомобилей, а это было тяжело на таком на нагруженном "Урале". Так ехали несколько часов, всё высматривая ” а где канал!?
И перед мостом над Панамским каналом затрамбованность машин немного уменьшилась, стало свободнее. Мы въехали в городок Бальбоа, соединившийся со столицей длиннющим мостом.
Справа от нас, на волнах Панамского залива, покачивались суда различных размеров и конструкций. Тут были торговые, нефтеналивные, контейнеровозы, рыбные траулеры и морские яхты. Все они ожидали входа или выхода в канал.
А впереди нашему взору предстала фантастическая картина - Панама во всём своём величии и современном уродстве. Всевозможные фабрики и заводы, сконцентрированные по берегам залива и канала, многочисленные небоскрёбы, своими верхушками уходящие в дымку серого смога, заменяющего тут облака...
Несколько растерявшись, мы всё же выбрались в центральную часть города и оказались на набережной, тянущейся по берегу Панамского залива. Возле нас показался памятник воздвигнутый конкистадору Васко Нуньесу де Бальбоа. Огромная его фигура возвышалась над пальмами и асфальтированной дорогой. В правой руке первооткрыватель сжимал меч, а в левой развивалось знамя. Испанский авантюрист-конкистадор, искатель приключений - Бальбоа, в 1513 году, первым из европейцев увидел воды Тихого океана - великого и необъятного. С небольшим отрядом от побережья Карибского моря он пробрался через густые джунгли и горную гряду Панамского перешейка к другим водам. Пришёл, чтобы увидеть и вступить во владение для Испании новыми землями и этим "Южным морем", как в те времена называли "Тихий океан". Какой же ценой делались такие открытия? Ценой крови и страданий коренных жителей-индейцев.

Вот оно сейчас перед моими глазами - это "Южное море", и я имею счастье наблюдать его - неизменное, как когда-то наблюдали этот горизонт те первые европейские землепроходцы зайдя от счастья по пояс в его воды. Трудно сравнить наши ощущения и мысли с теми, кто ушёл уже в глубину веков. Но радость их открытия очевидна!

[]

Очень много изменилось с тех пор. В XVI веке, здесь, кроме индейских селений, хижин, ничего не было, а сейчас.?!
- Саня! Давай сфотографируемся на память и для факта! - предложил Володя и, тем самым, вывел меня из размышлений.
Надо отметить, что фотоаппарат и видеокамеру мы доставали из алюминиевых ящиков очень редко и без особого энтузиазма - трудно быть оператором, фотографом, водителем и механиком одновременно! Да и заботы возникали постоянно ” одна за одной.
Сейчас перед нами стояла сложная задача - отправить мотоцикл, и нас самих, в Колумбию. Для этого мы решили обратиться в Российское посольство в Панаме. Но реальный адрес его оказался другой, чем тот, что мы узнали в Москве, и пришлось потерять достаточно времени, чтобы отыскать его местонахождение. В этом нам помогли работники самого посольства - русские ребята: они случайно, а может быть - и не случайно!, оказались с нами на одной улице:
- Русский мотоцикл? Парни, вы из России? - окликнули нас на чистом русском языке. Из окна автомобиля выглянули две светлые физиономии.
На нашем "Урале" был регистрационный номер Аляски, США. Но на одном из алюминиевых ящиков развивался флаг России, он, прежде всего и привлёк внимание наших соотечественников. Остановились, познакомились. Ребята дали нам точный адрес посольства, а также телефоны.
Посольство в Панаме, на тот момент, расположилось в многоэтажном здании на одном из верхних этажей, по улице Ave, Manuel Espinosa Balista Topre IBS PISO 10.
В консульском отделе откликнулись на нашу просьбу и узнали всё о переправе в Колумбию. Оказалось, что паром в Колумбию уже не ходит два года - ни с Панамы, ни с порта Колона, расположенного на побережье Карибского моря. И нам ничего не оставалось делать, как лететь на самолёте в Санта-Фе-Де-Боготу - столицу Колумбии. Мотоцикл со всеми вещами отправился грузовым рейсом, чуть раньше нас.
В общем, в Панаме мы провели четыре томительных дня. Воздушный путь был быстрее, но способ этот более дорогостоящий и заметно поубавил валютное содержимое наших карманов.

ЮЖНАЯ АМЕРИКА. НАРКОТИЧЕСКАЯ КОЛУМБИЯ

Вечером, 11 декабря 2003 года, Володя и я шагали уже по Южной Америке, а точнее, по Колумбии.
С аэропорта мы направились сразу же в Российское посольство. Город Санта-Фе-Де-Богота или просто Богота, расположен в Восточных Кордильерах на высоте свыше 2500 метров над уровнем море. Мы ощущали на себе влияние горного климата: было свежо и даже прохладно. Моросил мелкий дождичек, заметно ухудшая душевное настроение. На какое-то время мы оказались пешеходами, и приходилось учиться ходить.



Мы чувствовали какое-то напряжённое, угнетённое состояние колумбийцев. В отличии от тех стран Латинской Америки, по которым мы проехали, Колумбия, внешне - безрадостная страна. Затяжная война оказывает своё влияние на общий психологический портрет населения, и, к тому же, в обществе устроен весьма жёсткий, определённый режим и порядок.
Если работники и служащие Российского посольства в Панаме выглядели расслабленными и всё делали свободно, вальяжно, то в Боготе мы узрели абсолютно противоположное этому.
У ворот посольства, на улице Carrera 4 75-00, мы позвонили в звонок. На вопрос: "Кто такие и что нам нужно?", мы бегло разъяснили cуть дела, представились. К нам вышел консул Петр Вайтекович, своим строгим видом давая нам понять, что мы здесь - гости нежданные и нежеланные. Стал объяснять поучительным и вполне откровенным тоном положение в Колумбии:
"Колумбия это не место для проведения мотопробегов. Современную Колумбию можно сравнить с Россией 1919 года. Частые вооруженные столкновения на улицах городов и дорогах Республики. Партизаны, вооружённые солдаты, беспредельные наркодельцы, разные бандитские формирования. Даже вечером опасно выйти в относительно безопасный центр Боготы!
Почему вы не были осведомлены МИД-ом России в Москве? А о частых случаях исчезновения путешественников, вам, по всей видимости, тоже неизвестно???"
Мы на всё это сказанное ответили лаконично и однозначно: "Нам необходимо проехать по Колумбии, её из маршрута не вычеркнешь!"
Нас завели в здание посольства и около 40 минут с нами беседовали офицер по безопасности и вице-консул. Целью беседы было отговорить нас ехать по Колумбии! Но, увидев нашу непреклонность, сотрудники несколько смягчили тон разговора. Посоветовали некоторые правила безопасности, поведения и передвижения по стране.
Петр Вайтекович отсканировал наши документы для факта нашего посещения, а может быть ещё для каких-то официальных действий, уж не знаю.
Зато нас угостили чаем с бутербродами. На следующий день к нам приставили колумбийца со знанием русского языка для более быстрого и успешного получения мотоцикла из грузового аэропорта. Нам посоветовали неплохой отельчик, в самом спокойном районе столицы. Чтобы легче поддерживать нам с ними связь, Пётр дал нам свою визитку. Что ж, им легче было бы отправить нас в очередную страну ” в Эквадор, чем брать под свою бдительную ответственность. А мы здесь стоим, как вкопанные, перед ними, в ожидании поддержки! И то, что служащие посольства пошли нам навстречу, было учтиво и солидарно с их стороны. Мы были благодарны!
Нам оставалось скоротать время в ожидании утра. Очень хотелось забрать скорее наш мотоцикл в терминале аэропорта, оформить временный транзитный ввоз, и продолжить мотопробег по Южной Америке.
Вечером мы вышли прогуляться по улицам Боготы, чтобы найти нормальное заведение "общепита". Нашли. Когда "напитали" себя, стало как-то теплее в незнакомом и новом городе. Обстановка не казалась уже такой враждебной и строгой.
Ранним утром нас разбудил телефон: Хуакин, тот русскоязычный колумбиец, заявил о себе. Через час вместе с рюкзаками мы уже ехали с Хуакином на российской "Ниве" в сторону аэропорта получать наш "Урал". Хуакин - жизнерадостный, умный и тактичный мужчина, лет 55, беседовал с нами на чистом русском языке, с лёгким южно-американским акцентом. Он учился в Москве в конце 60-х годов, много ездил по СССР, бывал в Алма-Ате и других столицах республик Союза. Очень любит Россию и всё русское. Почти каждый год посещает Россию, у него там много друзей.
Благодаря этому замечательному человеку мы без особых трудностей получили наш мотоцикл и оформили все соответствующие таможенные бумаги и "пермиты". На все процедуры мы затратили четыре часа. И ровно в 13:00, по местному, Володя и я собирались стартовать в дальний путь. Но Хуакин даже не хотел про это слышать. Он настоял, чтобы мы обязательно переночевали у него дома, и только утром хотел отправить нас в путь. Отказать было никак нельзя. К тому же необходимо было сделать лёгкие куртки с белыми цифрами нашего регистрационного номера мотоцикла, на оранжевом фоне. Это такое условие для всех мотоциклистов Колумбии, его ввела полиция после частых убийств и нападений на мотоциклистов. И ещё это нужно, чтобы в Колумбии на нас реже обращали внимание солдаты и полицейские, - номера яркие большие, на всю спину, видны издалека. Для этого мы поехали в ту часть города, где сконцентрированы все мотоциклетные магазины и мастерские. Надо сказать, что мотоциклов в Боготе очень много, но в основном, это слабые и лёгкие кроссовые эндуро и мопеды.
Богота делится на две условные половины, одна безопасная и красивая, где живут респектабельные граждане. Другая ” опасная часть, там шумно, грязно, неуютно, в ней проживают и промышляют малоимущие, а также всякие проходимцы и разбойники. Иностранцам самостоятельно в таких районах лучше не появляться - во избежание несчастных случаев. А таких случаев нам порассказали немало. И именно в такое злачное место мы и поехали!
Я держался за "Нивой" Хуакина, так приятно, что снова сижу на нашем верном мотоцикле. Из "Нивы" постоянно выглядывал Володя, наблюдал, чтобы я не отстал от них. Движение здесь на дорогах какое-то судорожное и интенсивное. Автомобили резко перестраиваются и заворачивают в разные стороны, забывая при этом включать поворотники. Условные знаки, которыми обменивались водители машин, соблюдались более основательно, чем формальные правила дорожного движения. Как нам сказал Хуакин, во многих странах Латинской Америки, водители и пешеходы передвигаются в городской сутолоке, полагаясь на такие общепринятые понятия. Горожане на тонких, одноцилиндровых жужжащих мотоциклах, необычайно проворно проскакивали между автомобилями. В один момент, стоя на светофоре, я насчитал возле себя 8 мотоциклов. Они как будто бы облепили меня, мой тяжёлый, габаритный "Урал", - облепили как мухи.
Всех колумбийских рокеров распирало любопытство и азарт. Всё-таки наш "Волк" выглядел красиво, необычно, да ещё на нём был номер с Аляски, флаг России и плюс - непонятные чужаки! Я управлял мотоциклом уверенно и невозмутимо, тем самым внося какой-то резонанс среди импульсивной боготской мотобратии.

На всех наездниках тут мелькали оранжевые и жёлтые тонкие жилеты с номерами мотоцикла на груди, на спине и даже на мотошлеме. И вот через час мы становимся обладателями таких же: так мы слились с общей массой мотоциклистов.

[]

Пока мы были в неспокойном районе Боготы, мы стали свидетелями небольшой уличной потасовки. Пешеход столкнулся с велосипедистом, и началась драка, один из драчунов выхватил нож, но их вовремя разняли. Случайность? Может быть.
Хуакина подозвала к себе продавщица какой-то продуктовой лавки, и посоветовала нам поскорее покинуть это место. По её словам, конфликт между двумя горожанами был сделан преднамеренно, чтобы ввязать нас в него с какой-то злостной целью. Мы ещё немного поездили по мотомагазинам, надеясь найти аналогичную "уральской" крестовину, но безрезультатно.
Владимир Сайгаков поменял в моторе масло и провёл маленькую диагностику, технический осмотр "Уралу", подготавливая его в далёкий путь на юг Южной Америки.
Посылка с запчастями должна была прийти в Эквадор в город Кито, на имя одного нашего соотечественника - Александра Казакова, живущего в столице Эквадора и занимающегося поставкой и продажей российских мотоциклов. Посылку на Кито мы заказали, ещё находясь в Панаме, и надеялись, что к моменту нашего приезда в Эквадор крестовина, и другие мелочи, будут ожидать нас.
От Боготы до Кито примерно 1500 км. Мы надеялись, что тонкие пальцы нашей крестовины лопнут не раньше, чем мы получим желанную посылку.
Переночевав и отдохнув со всеми удобствами в доме у Хуакина, на рассвете мы были уже в пути. Был расчёт за один световой день пройти 600 км и столько же - на следующий. Таким образом, хотели успеть проскочить Колумбию за два дня.
"Пан-Американка", то есть, та главная трасса, была здесь уже платной, но оказалось, что для мотоциклистов и велосипедистов она - бесплатная. Это нам очень понравилось!
Периодичность заправочных станций тут стабильная ” проблем нет. Дороги хорошо асфальтированы. По пути миновали городки Ибаге, а потом - Армения - оказывается есть и такой город в Колумбии. С обоюдного согласия мы запечатлели на фото самих себя напротив указателя "Богота-Армения".
На всей трассе мы постоянно видели вооружённых солдат, охраняющих дорогу. Делать отвороты с "Пан-Американы" не стоит, и мыслей не было ” зачем нам проблемы?
Перед отъездом Хуакин напечатал письмо, предназначенное для партизан, солдат и других братков, короче, на всякий "жизненный" случай. В бумаге Хуакин добросовестно описал нашу сущность какпутешественников и особенно выделял наш мирный характер!
Не доезжая до городка Кали у нас вышел из строя задний тормоз. По диагнозу Владимира Сайгакова лопнул манжет главного тормозного цилиндра. Думали, думали, и поехали дальше - пришлось приспособиться передвигаться без задних тормозов. Из-за этого на крутых горных серпантинах была небольшая разминка для нервной системы. Запасного цилиндра, или манжета, у нас не было, да и кто мог подумать, что такое случится?
Постукивала ещё штанга клапана. Началось это уже в Коста-Рике, тогда Володя обнаружил пустотелость штанги, между наконечником и стержнем. Что это - недогляд сборщиков на заводе? Или проверка качества подкачала? Но это был обычный брак!
Володя нарастил стержень при помощи мелких гаек и холодной сварки ” это был технический шедевр, ведь длина стержня уменьшилась чуть не два сантиметра.

Заночевали мы на одной АЗС в своей палатке, нас не пустили дальше работники заправки, утверждая, что после 23:00 ехать по Колумбии - значит играть с судьбой! Добродушные и отзывчивые люди есть везде. Подсказали. Спасибо им!

[]

14 декабря 2003 года. Утром, проехав несколько километров, увидели следы аварии. На крутом повороте горной дороги лежал перевёрнутый грузовик, скользкая поверхность дороги, после ночного дождя, оказалась весьма коварной, вот и случилась беда.
Ставлю задачу проехать без остановки 140 км, хотя раньше отдыхал после каждых 100 км. От этого эксперимента немеют руки, затекают ноги и отнимается "заднее" место. Организм на сиденье застаивается. Мотоспорт - вредное и опасное увлечение! Особенно, если едешь без задних тормозов и все твои надежды возложены на передние, а вот если и передние откажут в момент нажатия, тогда ... прощай!
На крутых серпантинах в горах я ехал в постоянном напряжении. Куда мы спешим? Этот вопрос Хуакина заданный нам, так остался без ответа, и сейчас я на ходу размышлял по этому поводу.
Володя приспособился курить на ходу через шлем, чудак! - а впрочем, он его частенько снимает на ходу, он такой тесный, уши болят. Сидит сзади и дымит, а что делать, если безостановочные заезды длятся по 2 часа.
Остановились мы как-то пообедать и, приметив нас, несколько солдат подъехали, интересуются - кто мы? - то ли в шутку, то ли всерьёз!? Разглядывают мотоцикл, а дуло автомата чуть не упёрлось мне в живот. Смеются, разглядывают российскую монету. Наивность и беспечность. Дети. Отпустили.
На крутых горных перевалах солдаты стоят на каждом шагу, потому что скорость у проезжающего транспорта здесь тихая, возможны нападения и обстрел.
Ещё в горах встречаются такие участки, где сидят старухи, женщины и дети, они натягивают поперёк тросы и толстые верёвки и, когда кто остановится, протягивают сложенные вместе руки, просят деньги. Кто они? Возможно, матери, жёны и дети погибших в этой сумасшедшей внутренней войне? Такова сегодняшняя Колумбия.
Вечером мы приблизились к границе между Колумбией и Эквадором. Даже не заметив шлагбаума, мы проскочили колумбийскую таможню. Пограничники тоже не заметили, а может быть, и не обратили на нас никакого внимания. Лёгкая граница. А мы представляли, что и нас и весь груз будут досконально проверять по известным, хотя бы, причинам ” что выехали из наркотической страны?!
Колумбия осталась позади, а с ней вся настороженность и напряжение.

ЭКВАДОР

Было воскресение, а значит на таможне короткий день. Таможня "пермита" выдать не могла. Но нам предоставили свободно ехать в городок Тулкан, находившийся в 10 км от границы, и в понедельник утром оформиться уже там, в главном таможенном офисе. Нас это вполне устраивало.
Ко времени въезда в Эквадор я и Володя решили перейти полностью на испанский разговорный. Несколько фраз за день, так что блистать друг перед другом не приходилось. На заправках и столовых большой словарный запас не так уж и нужен. Но и тут мы часто терялись. Володя знал 40 слов, я и того меньше, но общение, тем не менее, имело место быть! Главное - это уметь считать до десяти и знать очень важные и полезные слова: "Кванто квэста?", в переводе - "Сколько стоит?" Важно знать все приветствия!

[]

В приграничном городе Тулкане мы вынуждены были сделать остановку. Свободное время решили употребили на вечернюю прогулку по городу.
Какая большая разница между двумя странами, между Колумбией и Эквадром, в их уровне жизни. Безусловно, Эквадор ” экономически отсталая страна. Обшарпанные здания и разбитые дороги сразу привлекли внимание. Качество дорог - это тот критерий, по которому определяется состояние, рост или спад, процветание или разруха и бедность страны.
Качество дороги ” это как зеркало, отражающее и выявляющее признаки здоровья или болезни экономики. Если даже самые значимые дороги разбиты, искорёжены, преданы забвению со стороны правительства, то это уже не страна, а бесхозная территория!
Я вспомнил дороги России и подумал, что нам далеко даже до Эквадора. На какое место по отсталости тогда ставить Россию? А на какое, после неё, Казахстан? Даже не знаю! Грустно это.
Но зато, если в Колумбии население выглядит меланхолично и как-то зажато, то люди в Эквадоре чувствуют себя вполне непринуждённо, раскованно и легко. На площадях и на улицах стояли индейцы кечуа в пончо, и с головными уборами с ушками, из-под которых выглядывали длинные волосы, собранные в две косицы. Некоторые из них наигрывали на гитарах однотонные мелодии в аккомпанемент, подпевая твёрдыми и приятными на слух голосами.
Интересно колесить по белу свету, наблюдать жизнь и ритмы народов, их характеры, видеть всю полноту контрастов. Вдыхать запахи новых земель, удивляться их многообразию, чтобы ещё больше любить свою Родную Землю!
Мы находились на порядочной высоте величественных Анд. Прохладный горный воздух действовал освежающе. Оглядываешься и удивляешься: склоны гор были тщательно вспаханы. Лишней земли в Эквадоре нет, и под посевы используют тут любой подходящий клочок, из всего извлекается польза. Особенно интересен способ обработки земли трактором на крутых склонах гор. Трактор взбирается - с плугом ли, с бороной - почти по вертикальной поверхности, а потом спускается вниз. Видели бы это наши землепашцы: и на ровной-то землице тяжело пахать, а уж тут-то и подавно тяжко! Герои.

По воле обстоятельств в Эквадоре мы прожили почти целую неделю. В город Кито посылка с запчастями пришла в срок, но вот получали мы её целых пять дней. Таковы эквадорцы - неторопливые и очень спокойные люди. В Эквадоре тоже в почёте поговорка: "То, что можно сделать завтра, никогда не делай сегодня!" А куда им спешить, ведь у них тоже нет зимы!
Хорошо, что в Кито мы нашли тёплый прием у гостеприимных соотечественников - Александра Казакова и его супруги Татьяны. Они живут и занимаются мотобизнесом в Эквадоре вот уже три года. Но, как и все эквадорцы, они тоже ведут размеренный образ жизни, никуда не спешат, да и другим не советовали, то есть, нам.

[]

Каждый вечер они нас кормили и поили на убой, делали всё возможное, чтобы удержать у себя в доме нас, не знающих покоя, путешественников-мотоциклистов! Но мы не находили себе места в спокойной домашней атмосфере теплоты и сытости, и все наши мысли были только - как бы поскорее получить злосчастную крестовину.
- Вы словно на иголках! - поговаривали нам Александр и Татьяна Казаковы, и добавляли: - Знаете, ведь и нам передаётся ваш настрой! Вы сидите с нами за столом, а такое ощущение, что вы мыслями и духом где-то далеко, но не рядом!..
- Торопиться не надо!!! - всё время внушалось нам.
- Но нас зовёт дорога! - уклончиво отвечал я.
Володя чувствовал себя легче. Почему, не знаю, наверное, из-за того, что он старше меня на 11 лет, и уже устал от жизни.
Из своего мотомагазина Казаков регулярно делал запросы в аэропорт, в ту фирму, которая занимается перевозом и доставкой посылок. Но всё безрезультатно. Нас просили ожидать. Это было испытание терпения!
Сергей - мой брат, должен был сменить меня в Перу, в городе Лиме, и я постоянно держал его в курсе наших дел. Бегал в ближайший междугородний переговорный телефонный пункт, беседуя то с Сергеем, то с родителями, то со своей женой, по которой сильно соскучился. Стремление к ней и было первопричиной моей спешки. В телеграфе я стал частым посетителем, оставляя там 10-ти и 20-долларовые банкноты, которыми мы запаслись будучи ещё в Панаме. Как ни странно, а доллары США в Эквадоре в ходу также как в Сальвадоре и Панаме. Стодолларовые купюры воспринимаются людьми настороженно и с сомнением, проверяются на фальшивость, - ничего не поделаешь, это - Латинская Америка, а не США.
Александр Казаков возил нас по Кито и его окрестностям, показывая достопримечательности и рассказывая их историю. Кито основали испанцы в 1534 году, в период конкисты. В городе имеются музеи по археологии, истории, этнографии, а также музеи искусств. Кито очень похож на европейские города, вполне опрятный. Горожане, в своём большинстве, обходительные, культурные люди, главным образом, это индейцы-кечуа и метисы. Нередки на улицах калеки и нищие, но ведут они себя сдержанно и не назойливо.
Вообще, в представителях этого индейского народа, в прошлом высококультурного, я узрел множество лучших благородных человеческих качеств. Может быть, таковы все древнейшие народы?
Город Кито расположился высоко в Андах, и я имел радость по утрам наблюдать с балкона дома за восхитительными рассветами, за верхушками гор, потонувшими в густом покрывале тумана, облаков, до того, как тёплые лучи солнца разгоняли это серое покрывало. Этой картиной я любовался все дни, и уверен, что она не оставила бы равнодушным ни одного человека её созерцающего.
В моём походном альбоме остались карандашные наброски и рисунки, сделанные под влиянием этой величественной горной панорамы. О таком виде из окна мечтает не один художник. К сожалению, в моей мастерской на Родине я вынужден драпировать окна, по понятным причинам, призывая на помощь воображение, фантазию и яркие воспоминания. И этими подарками я благословляю тебя - дорога!
На пятый день я настойчиво попросил Казакова во что бы то ни стало извлечь из цепких лап терминала столь жалкую крестовину, используя все свои связи и опыт! Подействовало.
Но каков же был ужас, когда заветная посылка с запчастями оказалась у нас в руках, но в её недрах Владимир, нетерпеливо нащупывающий нужное, нашёл вначале карданный вал в полном комплекте, за это - особое спасибо! ” затем извлёк запасную штангу клапана ” спасибо! ” и, в конце концов, две дополнительные крестовины, однако, вовсе не ураловские, а опять (представляете себе выражение лица Володи!!!) "жигулёвские", абсолютно ненужные нам здесь! Что за издевательство? Что за напасть? Что это - опять ошибка сортировщика? Слов не было - словно специально подложили ненужное!?
- Наверное, они с закрытыми глазами запчасти в посылки кладут! ” только и мог среди крепких нелитературных выражений вставить Володя. Благо, что в карданном вале стояли родные - "ураловские". Сняли оттуда, но теперь полезность самого вала стала мизерной.
За каких-то полтора часа наш чудо-механик устранил неполадки в "Урале". Очевидно, тоже торопился в путь. Пора рубить якоря!
Наконец-то порвана паутина непредвиденных томительных ожиданий и мы на СВОБОДЕ!!!
Супружеская чета Казаковых, вместе с их маленьким сыном, проводили нас, проехав с нами в сторону города Гуаякиль более 10 км. Им тяжело было расставаться с нами, словно с Родиной, наверное. У эмигрантов грустная судьба - вспомнил я слова из песни Игоря Талькова.
Мы решили спуститься с Анд в сторону Тихого океана, в долину - надоели нам эти крутые серпантины, а может быть, нас просто тянул к себе океан. Его зов живёт во мне с детских лет, он в моих мыслях, рисунках, мечтах.

Вечерело, моросил мелкий дождь, мы медленно скользили вниз. Благо, что задние тормоза работали исправно, это позволяло обгонять скопившиеся колонны автомобилей за каким-нибудь грузовиком с прицепом. Не привык я волочиться за тихоходами, они - как кость в горле. Мотоцикл ” самый удобный, красивый и стремительный транспорт! Это - сугубо личное мнение, я думаю, меня поддержат многие байкеры?!
Через дорогу быстро перебегали птицееды - огромные мохнатые, тёмные пауки, величиной с ладонь. Я с неприязнью объезжал их, а вот индейские дети, шедшие по обочине, не обращали на них никакого внимания, чуть ли не наступая на них босыми стопами. Привыкли, человек ко всему привыкает!

[]

От города Санто-Доминго-де-лос-Колорадос, через Куеведо (Quevedo), до города Гуаякиль протянулась низменная равнина, славящаяся на весь мир банановыми плантациями. Тут же располагаются сортировочные базы. Грузовики один за другим спешат доставить ещё зеленые бананы в порты Эквадора, откуда они экспортируются в Европу. Кстати, обратите внимание на бананы в магазинах и рынках, везде вы увидите на большинстве из них эквадорские наклейки. Это отсюда бананы!
Не успели мы оставить позади предгорье, как экваториальный ливень хлынул на наши головы "как из ведра". Через стекло шлема ничего не видно - что там на дороге! Я поднимал стекло и тяжёлые капли барабанили по глазам, заливая лицо. В таком положении мы проехали 3 часа, а ливень и не собирался прекращать свои ритмы. Зарядил на всю ночь.
Встречные грузовики обдавали нас потоками грязи и ударами брызг. Нам мешали узость дороги и выбоины в асфальте.
В полночь мы остановились возле харчевни в маленьком проезжем городке, взбодриться кофеином. Тут же находился небольшой сельский отель, далеко не респектабельный на вид, в котором и решили переночевать. Уж очень не хотелось ставить палатку в лужах.
Хозяйка этого достойного заведения подозрительно-изучающе оглядела наши физиономии. Но, удовлетворившись созерцанием, бегло проронила два значимых слова:
- Десять долларов! - мы напряглись, но посмотрев на мотоцикл, добавила ещё: - Вместе с мотоциклом!..
- Где ставить? - вопрошаем.
- В помещении гостиницы! - безапелляционно заявляет дамочка.
Кое-как затолкали в узкий дверной проём "Урал" со всем грузом. Потом дамочка провела нас к комнате через внутренний дворик. Хорошо, что койки отдельные! - подумал я.
У тётеньки оказался хороший, здоровый взгляд на мужчин.
На вешалку и спинки стульев повесили сушиться одежду. По пустым и пустотелым фанерным стенам "нарезали" круги юркие тараканы. Бельё на койке своими мутно-тёмными тонами и пахучими свойствами побуждало лечь не раздеваясь. В кранах отсутствовала вода, к сожалению, и мы не смогли смыть грязь с ботинок и одежды. Мир снов мгновенно унёс меня в своё царство. Володя - туда же.

В четыре часа утра меня разбудила надтреснутая хриплая петушиная песня. К петухам присоединились смеющиеся индейки, ни в лад, ни в склад своими голосами дополняли они утренний концерт петухов. Вначале я надеялся заснуть, прикрыв одеждой уши, но какофония всё усиливалась и уже серьёзно раздражала нервы. На соседней койке завертелся Владимир, и я понял, что пора собираться в путь.
Наскоро одевшись, выходим из помещения, взглядом ища злосчастных начинателей несвоевременного шума. Но их и след уже простыл. Петухи, наверное, почуяли во мне злейшего врага, а может быть, увидели у меня в руках замаскированный несвежий апельсин, который я собирался отправить в сторону "милейших" птичек.
В довершение всего, дверь во входное помещение из внутреннего двора, где стоял наш "Урал", была крепко заперта. Мы стали барабанить по двери, взывая ко всем живым. След хозяйки, кажется, простыл. Было ещё довольно темно, в этом сыром и мрачном дворе мы чувствовали себя очень неуютно. Под ногами хлюпали продукты петушиной жизнедеятельности. В общем, прилично досадили нам эти домашние курицы.
Наконец-то внутри послышались тяжёлые шаги, дверь открыл какой-то верзила, что-то пробормотал по поводу столь раннего подъёма. Я же в свою очередь обратил его внимание на тех, кто прерывает сон усталых путников, на его беспардонных петушков и индеек. Ну, да ладно, вперёд!

Дождя уже не было, видимо за ночь хляби небесные растратили все свои силы.
До рассвета было ещё далеко, а до места пересечения с трассой "Пан-Американ", с которой мы съехали ещё в Кито на второстепенную дорогу, оставалось уже немного - всего несколько сот километров. По "Пан-Американ" ехать значительно веселее, она шире и лучшего качества. Целью дня мы ставили доехать до Перу.

От перуано-эквадорской границы "Пан-Американ" будет придерживаться Тихого океана. Это радует, мы будем чувствовать дыхание великого бассейна, который уже не видели с момента перелёта из Панамы. Соскучились.

[]

За весь путь от Гватемалы до Перу нас много раз останавливали полицейские, но ни разу дело до штрафа не доходило. Смотрели со всех сторон на мотоцикл и желали счастливого пути. Почему? Полицейские здесь следят больше за порядком, а не за тем, как кого "обуть" или "пошарить" в карманах, как у нас в стране. Да и вообще - их не так много на здешних дорогах.
Скоро я въеду в девятую страну Латинской Америки и очень рад, что не встречал грубого и бестактного обращения со стороны местных жителей. А ведь многие путешественники, возвращаясь из этих мест, полны предубеждений и страхов в этом отношении. В таких случаях я бы советовал больше покопаться в себе и посмотреть на себя, вспомнить своё поведение в чуждой и незнакомой обстановке. И я уверен, что нам, во многих случаях, не хватает умения вести себя подобающим корректным образом.
За день мы проехали около 600 км, оставив позади песчаную пустыню, расположенную рядом с заливом Гуаякиль, в южном Эквадоре. Позади остались и зелёные леса и вся тропическая растительность, потому что с 20-й южной широты тихоокеанское побережье представляет собой уже голые горы и серые пески.
Такие безлюдные просторы я не ожидал увидеть! Какой контраст: вчера ещё нас заливали дожди, а сегодня под ногами струится сухой песок пестыни!
К перуанской границе подъехали поздно вечером. Так разогнались, что миновали офис таможни Эквадора, и сквозь улицы города, усыпанные торгующими и покупателями, подкатили к перуанской таможне. Подозрительные перуанские пограничники попросили нас вернуться обратно. Нам пришлось опять прорываться сквозь толпы людей, прилавки, сигналом разгонять тесные ряды ротозеев и городских обывателей. Кто вздумал устраивать таможни в городах, а базарные ряды рядом с окошками со столь значимыми названиями: "Entrada и Salida"? Наверное, для Латинской Америки это норма.
Пермит мы добросовестно сдали. И вот уже стоим пред перуанскими чиновниками. Возле нас кружат хелперы, наперебой предлагающие помощь:
- Амиго! Амиго! - кричат метисы и суют под нос свои импровизированные визитки и пачки затёртых денежных банкнот. Мы остаёмся невозмутимы.
- Странные ГРИНГО!!! - слышим у себя за спиной.
Перуанский заторможенный престарелый таможенник вглядывается в заполненные мною бумаги. В пермите необходимо было указать стоимость нашего "Урала". Я стал думать что делать, поглаживая свою бороду. Вот тебе и Перу: такого пункта в "пермите" до сих пор ещё нигде не было!
Если я напишу реальную цену "Урала-Волк", это явно повлияет на сумму депозита, которую полагается оставить на границе. И всё же я нашёл выход:
- Экспериментальная, новая модель! - дядька в форме с сомнением посмотрел на меня. Я добавил:
- В одиночном экземпляре, не оценена, вернее бесценна!
- А вы кто? - оглядывая внимательно нас, спросил всё тот же дяденька.
- А мы экспериментаторы! - ответил уверенно я, и жирным шрифтом написал это слово в пермите.
Перуанский чиновник посмотрел на Володю, который, как раз в этот момент, усердно проверял звук двигателя с сигаретой в зубах. Вид, конечно заправский. А потом посмотрел на меня, на моё заросшее лицо и растрёпанные, выгоревшие, длинные волосы. Ничего не скажешь, ни дать, ни взять - Профессионалы!
Успокоился. Документы у нас на руках. Резко, со свистом, срываемся с места, оставив облако копоти. В зеркало вижу, как таможенники глядят вслед. Думают, наверное: "Приносит же таких нелёгкая в наше Перу, хотя бы на "Кока-колу" бедным пограничникам оставили!"
Наверное, им досадно, что "Россия - щедрая душа, да нищая и пустая сума!" Досадно и мне. Вот оно - наследие для русских парней от "Марксизма и Ленинизма", оставленное нам за мозолистые руки наших дедов и отцов. Вместо золотых орлов только облегчённые карманы стёртых джинсов. Ну да ладно, не будем о грустном!
"Кока-кола" для латиносов - это волшебное слово. Потому что тут жарко! Вспоминается один очень толстый парень, по виду "хелпер", на перуанской границе. Пока мы отмечали в паспортах въезд, он повертелся, постоял, как на посту, возле мотоцикла, и, по нашему возвращению, заявил, что мы обязаны ему.
- А мы тебя не просили об этом! - говорю я. Но чтобы не разочаровывать трудягу даю ему русскую монету. Он же игнорирует преподнесённый сувенир, заявляя, что:
- Мне монета не нужна, мне нужна "кока-кола", смочить горлышко! - при этом постукивает себе по второму подбородку, в виде живой складки проложенной по толстой шее. - Не помешала бы мне ещё майка и обувь!
Мне стало жаль верзилу, пропадёт же, беспомощный, в этом суровом мире. При этом, не спеша, уселись мы на мотоцикл и уехали. Что добьёшься от русского мотоциклиста - ветра в поле?!

Новая страна и старые герои. На стенах домов висят плакаты с изображением Че Гевары - знаменитого южноамериканского революционера. С момента его гибели в конце 60-х годов он не перестаёт быть идеалом для молодёжи. Многие его чтят и по сей день. Че Гевару в беретке со звездой можно увидеть от Гватемалы до Перу.
В Перу очень распространены трёхколесные мототакси с кабинкой. Они снуют и жужжат по улицам перуанских городов и считаются частью городской обстановки, а вот о серьёзных мотоциклах здесь и не слышали. Наш мощный "Урал" вызывал всеобщее удивление и ажиотаж. И, к сожалению, но, наверное, наш "Урал" вызвал один несчастный случай. Какой-то таксист-мотоциклист так загляделся на наш чоппер и на нас, что врезался в автомобиль. Лёгкое мототакси отлетело в сторону. Хорошо, что в кабине не было клиентов. Начался жаркий спор. Таксист, как ни в чём не бывало, вёл себя эмоционально, и что-то объяснял водителю пострадавшей машины. Мало того, что сам виноват, но шумел сильнее всех, то и дело указывая в нашу сторону. Мы почли за лучшее уехать подальше от места происшествия.
Проехав по ночной "Пан-Американе" около 150 км, решили поставить палатку на пустынном, песчаном берегу Тихого океана. Вот был счастливый, редкий сон: нас убаюкивал мощный шум прибоя. Снились шторма, каравеллы, таинственные острова, моряки, ушедшие в глубину веков, крики дельфинов, скалистые утёсы. Под утро мне приснились мои неоконченные холсты в мастерской. Значит, они требуют концовки. Я добавлю в свои сюжеты совсем другие, новые краски, в моём сознании их стало теперь больше. Зрительный контакт с рисунком художника - это соприкосновение с его душой.

[]

Утром, едва успел я открыть глаза и протереть их, как выпрыгнул из палатки и побежал в сторону океана. В полосе прибоя копошилось несметное количество крабиков. При моём приближении вся эта ватага разбежалась в стороны. Погрузившись в океанские волны, я почувствовал радость жизни и восторг. Стремление к океану во мне сильно, он даёт особенную энергию, ею заряжаем мы тело и разум. Рядом с океаном мысли и мироощущение кардинально меняются. Достаточно просто глядеть на накатные волны, с шумом набегающие на песок, вглядываться в загадочную даль горизонта, чтобы почувствовать себя счастливым человеком на этой Земле.
Океан притягателен, и чем больше вглядываешься в его величие и красоту, тем больше очаровываешься им.

Дорога, идущая вдоль океана, была пустынна, с редкими поселениями и городками. На удивление, перуанские дороги отличались безупречным, наилучшим качеством. Владимир Сайгаков соизволил сесть за руль, а я на ходу принялся созерцать Тихий океан. В какой раз я пожалел, что забыл взять с собой музыкальный плеер. В походе можно обойтись без лишних предметов гигиены или одежды, но никак нельзя без моего "Хард-рока". Глядеть на Великий океан под металлический дисторшн и звонкие гитарные соло было бы очень своевременно и отрадно.
В 15 лет я впервые сел на мотоцикл и услышал первые твёрдые звуки электрогитары, и вот уже 14 лет, как это является частью моей жизни. Сейчас я уже неисправим.
Перуанское побережье Тихого океана незабываемо, просторы головокружительных пустынных ландшафтов, как награда. Если меня спросить, что запомнилось и понравилось более всего в этом пути по Америке, то ответ будет однозначным - океан!

К вечеру того же дня поднялся сильный ветер, океан взбунтовался, обрушил на берег огромные волны. Ветер западного направления, принесшийся с океанских просторов, чуть ли не сдувал нас вместе с мотоциклом с дороги. Под напором ветра мотоцикл клонило почти под 45 градусов. В этот момент нас обогнал, со скоростью 140-150 км/ч, бородатый, пожилой мотоциклист на японском эндуро с техасскими номерами. Немного позже мы с ним познакомились, во время кратковременной паузы в пути. Мужчина лет 50-ти, житель Калифорнии, совершает путешествие вдоль океана по всей Южной Америке, снимая во время путешествия фильм, в том числе, оказалось ” он возит с собой подводное снаряжение, ныряет по ходу путешествия под воду и снимает там. А потом, у себя на родине, пристраивает свои фильмы на разных телеканалах. Он нам подарил один из своих фильмов. Честно, мне очень понравился его мотоцикл "Kawasaki-750" класса "эндуро", перевод, кто не знает - "бродяга". Очень неприхотливая, удобная техника. Немного пообщавшись, каждый поехал со своей скоростью в одном и том же направлении. Он нас обогнал, конечно.

[]

До Лимы от перуанской границы доехали за двое суток. Предпоследняя ночь запомнилась как самая необычная и беспокойная. Остановились на ночлег мы, как всегда, ближе к полуночи, едва проехали довольно большой портовый, рыбный, город Пакасмайо (Pacasmayo). В темноте даже не заметили ближайшее поселение, где остановились. Так и уснули. Глубокий сон был прерван грубыми и встревоженными голосами снаружи. На палаточный тент летели камни. Я разбудил Владимира, а сам машинально схватился за нож, открыл молнию палатки и выглянул. Передо мной стояли трое возмущённых мужчин, сжимающие в руках ружья. Что-то усердно объясняют мне и показывают по сторонам. Только сейчас я увидел дома рядом с палаткой. Но так как наше знание испанского находится на начальных стадиях, то из их бегло выпущенных тирад мы не разобрали ни слова. Но уловили в их мимике и жестах желание выяснить, кто мы, что от нас ожидать - зла или добра! Дело быстро решилось, - по всей видимости, сторожа деревни не увидели в нас врагов или воров, которых они себе воображали, и теперь они стали оправдываться, как могли, за своё некорректное поведение. Поговорили что-то своё и поторопились исчезнуть.
- Буэнос ночес! - пожелали на прощание.
- Ну и на том спасибо! Доброй ночи! (недурно сказано), - проговорил Володя Сайгаков. - Попытаемся уснуть!
Правило номер один - главное: в путешествии всегда надо останавливаться подальше от населённых пунктов! Мы его нарушили, хотя, совершенно не специально!

ЛИМА. СМЕНА

В Лиму въезжали 23 декабря 2003 года в утренний "час пик". Не научены мы были утренним затором перед Панамой, а теперь, вот, испытывали те же трудности в Перу. Двигатель накалился до предела, коробка скоростей хрустела от натуги. Это - Латинская Америка, тут такие пробки, до которых нам ещё долго.
Чтобы найти Российское посольство, где мы рассчитывали встретиться с моим братом, прибегли к помощи такси, а иначе - сколько можно калить наш двигатель!?
В посольстве, на улице San Isidro нам внесли ясность по поводу Сергея. Мой брат прилетел в Лиму уже два дня назад и дожидается нас в одном из отелей на центральной набережной Лимы. Адрес у нас в руках, и мы мчимся на столь желанную встречу. На мой взгляд, район, где остановился Сергей, был одним из лучших в Лиме, если сравнивать с трущобными бараками на окраинах столицы Перу.
На третий звонок дверь отворилась, и бодрым шагом к нам вышел улыбающийся Сергей. Мне и Володе было так радостно и приятно видеть родное лицо! Мы крепко обнялись. Сергей был чистенький и свежий, а мы - пыльные и обветренные, опалённые странствиями. Каждый из нас спешил поделиться: я и Володя - впечатлениями, а Сергей - новостями.
Сергей привёз письма из дома Володе и мне. Такие моменты незабываемы! Вечером мы ушли на берег, на мол из камней, далеко вдающийся в океан, и там ели арбузы и пили шотландский виски за встречу и за дальнейший путь!

На следующий день, 24 декабря, Сергей и Володя двинулись в дальнейший путь, а я остался ждать свой авиарейс на 26 декабря "Лима - Сан-Пауло (Бразилия) ” Франкфурт (Германия) - Москва".
Мне было невыносимо грустно глядеть вслед удаляющемуся мотоциклу, на котором были мой брат-близнец Сергей - самый близкий мне человек, а рядом - настоящий друг - Володя Сайгаков!


mainbrowser-139.jpg

©® «Братья Синельники», разработка сайта - Vinchi Group
Оформление и программирование Ильи

Экстремальный портал VVV.RU