26.04.2019

 

НовостиПроектыСтатьиФотоСсылкиКонтакты English version

Главная Книги и диски о путешествиях братьев Синельников Австралия. Сквозь три великие пустыни.

Австралия. Сквозь три великие пустыни.

Упование моё - Отец, прибежище моё - Сын, покров мой - Дух Святый: Троице Святая, слава Тебе.

ГЛАВА 7

Заключительный этап Кругосветки

АВСТРАЛИЯ ” СКВОЗЬ ТРИ ВЕЛИКИЕ ПУСТЫНИ

Собрались наконец. Вылетели из Москвы 31 марта, идёт 2004-й год, второй год нашей Кругосветки.
Пересадка в Гон-Конге, так они пишут сами имя своего города. Все эти пересадки в длинных перелётах - дело тяжёлое, так что в этом самом самом Гон-Конге просто-таки “вырубились, заснули в аэропорту, а улеглись прямо на полу, благо там полы устланы ковровыми дорожками и чистые, как дома, мягкие такие, тёплые - спи, не хочу!.. Преамбула для путешественников. Вдруг кому понадобится.

2 апреля - в Сиднее. Нас встретил Дон - это байкерское имя такое, а на самом деле ” Джейсон Дервил, председатель клуба любителей "Уралов" и "Днепров" в Австралии. Спасибо Мадине из дистрибьюторского центра ИМЗ в Сиэттле, она долго пыталась выйти на людей в Австралии, которые могли бы нам оказать какую-нибудь помощь и вот нашла, молодец.
Мужчина лет 55-ти стоял в зале ожидания, на груди у него висел листок с большими буквами "СЕРГЕЙ - УРАЛ", его физиономия явно свидетельствовала о некотором злоупотреблении спиртными напитками, а когда он улыбался, то был похож на зайца из мультика, у которого торчало всего два зуба - это, оказалось, он на мотоцикле так ударился. "Человек весёлый!" - почему-то подумалось сразу, таким он и оказался, и даже лучше, чем я мог себе представить. Судьба свела.
Хватает он без разговоров один из наших рюкзаков и жестом зовёт следовать за ним. Он очень смешно смотрелся - тонкие ножки в шортах поднятых выше пупка, большой живот и узкое лицо, редкие седые волосы, торчащие из-под бейсболки, волосы у него росли гораздо гуще на шее, чем на макушке. На стоянке его автомобиль, среди других, был самый древний, возле задних фар спокойно жил паук, развесивший капитальную паутину, так и ездил с ним всегда. А может, давно хозяин не садился за руль, наверное, больше на мотоциклах!

[]

Грузимся, сначала казалось просто нереальным всем пятерым, да ещё с большим грузом, уместиться в такой маленький салон, но потом ничего - каким-то чудом уложили весь груз в багажник! Пять больших рюкзаков, раму и крыло от коляски. Когда же мы ещё и сами втиснулись в салон, то задние колёса автомобиля прижались к корпусу машины, заскребли, заверещали, но надо же - поехали!
Дон заявил: "Жить будете у меня!" Оказалось, для нас он полностью освободил от всего лишнего одну комнату, правда, в ней не было даже стула, но зато как раз нам хватит места, чтобы уместиться - если ляжем в ряд поперёк. Выделил он нам и ванную комнату с душем и туалетом. Включил музыку, там пели на русском языке о мотоциклах "Урал", потом угостил всех пивом, на его лице было счастье, которое ещё более усилилось, когда я ему подарил футболку с завода, на ней был изображён двигатель "Урала" - "Ирбитская сила".
Дон и его жена большие любители всего что из России, их дом как музей: матрёшки разных размеров, деревянная посуда, в шкафу модель "Урала", книги русской кухни. Удивительно было видеть на стене вырезку из австралийской газеты: на Красной площади в Москве стоят "Ночные волки" - это была статья о них ещё за 1991 год.
В гараже - два "Днепра", только в Австралии их называют почему-то "Казак", во дворе - "Урал" без коляски.
Наступивший новый день показал, насколько легче рассматривать исторические вырезки из газет, чем решать проблемы в реальности.
С утра поехали к Харри - директору фирмы по грузоперевозкам, к тому, что получил наши мотоциклы после их переезда морем из Буэнос-Айреса, где мы завершили предыдущий, 4-й этап Кругосветки. После поехали в таможню, и сведения там получили не ободряющие. Оказывается, для того чтобы получить "Волка", нужен "KARNET DE PASAGES", без него мотоцикл не выдадут. Я естественно, такой документ в США не оформлял, при регистрации "Урала" в Анкоридже на Аляске. Это потому, что назад мотоцикл возвращать я не собирался, обычно за бумагу "KARNET DE PASAGES" надо выкладывать в залог сумму превышающую стоимость мотоцикла, если я не ошибаюсь. Так делают те, кто планирует вернуть транспортное средство обратно на родину. Вот тебе и раз!
В таможне дали адрес конторы, в которой оформляют такой документ, там сказали, что придётся ждать около 15 дней. Я ещё не рассказал, что для прохождения маршрута по Австралии я попросил Илью Хайта - генерального директора завода ИМЗ, выслать мне второй "Урал", так называемый - "Спортсмен", с коляской, с приводом на колесо коляски. Илья откликнулся на просьбу, и его сотрудница - Мадина выслала в Австралию из Сиэттла, ближе к моему приезду туда, почти новый "Урал" с коляской. Он тоже уже находился в Австралии, на него был оформлен ещё в США этот самый "карнет де пассаж", и тот мотоцикл обещали отдать быстрее.
Но на следующий день - 4 апреля - позвонил мне Харри и сообщил опять нерадостную весть - мотоциклы, как первый, так и второй, отдавать отказались, объясняя тем, что под наш случай не подходит ни одна операция по растаможке, и требуется специальное разрешение на ввоз "Уралов", разрешение аж из правительства Австралии, в Канберре.
Это и потому ещё, что здесь считают, что на оба мотоцикла нет "карнет де пассаж", и что тот, который сделала Мадина на "Спортсмен" в Сиэттле, их почему-то не устраивает. Вот и отправились мы с Джейсоном - нашим “Доном, к менеджеру Харри в его офис с раннего-раннего утра, 6 апреля, решать, что делать дальше. Харри вызвался помогать нам, как он сказал, из альтруистических побуждений, потому, что сам был заядлым мотоциклистом, и искренне нам хотел помочь. Составили мы нужные письма, заполнили кучу бумаг и т. д., и всё это отправили в Канберру.
Харри сказал:
- Ребята если вам повезёт, то до пятницы, может быть, и сумеете получить свои мотоциклы. Сегодня вторник, а с пятницы, с 9 по13 апреля, у нас в Австралии праздники, если не успеете, то тогда - только после праздников!
Неожиданно - если не сказать крепче.
Нам надо, чтобы по высланным бумагам в Канберре дали разрешение на ввоз мотоциклов без этой самой пресловутой "карнет де пассаж" (и зачем только её придумали!). Будем надеяться, что разрешение получим быстро. Уверяю себя внутри в успехе, подключаю все свои душевные силы, чтобы пробить неожиданные бюрократические преграды.

СТОП !!!

Австралия оказалась самой дорогой страной из тех, что мы проехали в рамках своей Кругосветки, а это 35 стран, даже дороже Европы. Проезд в автобусе стоит 4 австралийских доллара, а курс - 0,8 $ USA = 1 австралийскому. Цены на товары и услуги просто удивляют, футболку хотел сменить, а цены кусаются - 25 $ - ничего себе футболочка! Как они тут выживают?
Пошли мы с Саней докупить снаряжения в путь: топорик стоит - 20 $, кастрюли, набор - 100 $, моток буксирного фала - 300 $, но мы, как всегда, не отчаиваемся, и пытаемся найти и тут “пролетарские цены.

[]

Что творится с миром? В Европу лезут чернокожие, африканцы, и прочие народности с юга и востока, идёт интенсивная миграция людей, а за ней и ассимиляция прежних культур, всё это приведёт к тому, что человек скоро будет без нации - эдакий интернационалист. Вот и в Австралии наблюдается та же картина, я ожидал увидеть жителей этого далёкого материка с европейской внешностью, а что увидел - кругом китайцы, ну и немного арабов, индусов к ним. Почему людям не живётся у себя в стране? Ладно у нас в России сейчас непорядок, а что же Индия, Китай, богатейшие арабские страны - они-то чего ищут?
Картина безрадостная, так скоро нации всего мира совсем помешаются, человека хотят превратить в безликую, бездуховную, безнравственную среднюю биомассу, с налётом, так называемой, “современной псевдокультуры. Может я не прав, но мне кажется, что вообще мир уже стал однообразным: вот, например, очутившись в XIV или XVI веках, и проехав по тем же странам, что и сейчас, я увидел бы очень пёстрый мир - каждая страна выглядела очень своеобразной, была самобытной во всём, была очень не похожа на предыдущую - и одеждой, и пищей, и традициями в разных областях человеческой жизни, и песенной культурой, и архитектурой и всем прочим, чем люди гордятся, хвалятся друг перед другом. А сейчас - что вижу? - по улицам любых стран, за редким-редким исключением, ходят все в средних костюмах, в туфлях, рубашках и кроссовках, выпущенных в Китае, как и везде ездят одни и те же автомобили марки TOYOTA, FORD, BMW, везде те же несъедобные “Макдоналдсы, эта жуткая кока-кола и химическая пепси; архитектура не отличается почти ничем, за исключением тех старых зданий, которые были построены до XX века и ещё чудом сохранились.
Побывали мы в Российском Консульстве, нас принял Генеральный Консул - Георгий Толорая, обещал помогать. Радуемся, свои - есть свои!
И вот в четверг “таможня дала добро, но настала другая беда - завтра начинаются австралийские праздники, и в таможню поедем уже только во вторник на следующей неделе! Четыре дня - в никуда! Решили арендовать автомобиль и съездить к горе Косцюшко - совершить на неё восхождение. Это высочайшая точка континента - 2228 метров, все альпинисты стремятся тут побывать, чтобы закрыть такую минимальную программу восхождений “7 вершин - это главные горы всех континентов. Интересно, что первый из русских, кто смог выполнить эту программу, стал наш знаменитый путешественник Фёдор Конюхов, а вторым ” московский альпинист Дима Москалёв, разрыв между ними аж 9 лет. Кто будет третьим ” непонятно пока, скорее всего - Александр Абрамов, известный московский восходитель, руководитель свыше сотни альпинистских экспедиций, а дальше ” четвёртый, пятый, кто!? В общем, не так много из россиян решили эту задачу 7 вершин, вот и нам интересно сделать её. Мы давно объявили об этом своём желании, у нас уже есть Эльбрус, теперь, вот, будет Косцюшко, затем сделаем Килиманджаро, мимо которой проехали, когда пересекали Африку, а там будут задачи посложнее - Аконкагуа - мимо неё мы тоже пронеслись, когда ехали по Южной Америке. А уж про Мак-Кинли, про Эверест, да про Антарктиду и вовсе ничего не говорим - это серьёзные горы! Мы в горах - ещё никто! Надо учиться, привыкать, тренироваться! Сейчас и устраиваем тренировку - восхождение на Косцюшко, или точнее ” устраиваем прогулку на эту гору!

[]

Четыре дня поездки из Сиднея до Косцюшко прошли быстро, восхождение было лёгким, и в самом деле - прогулка, высоты и не почувствовали, что такое - чуть больше 2-х километров! Но стартовый городок здесь уже на высоте не менее 1000 метров над уровнем моря, значит подниматься всего около километра. Такая гора - праздник для совсем уж начинающих альпинистов, чтобы не устать, не получить травм, не выдохнуться и получить максимум удовольствия. Вот так и вышло, что наш механик Володя Сайгаков аж разволновался и заявляет: “Я и не знал раньше, что в горы ходить так приятно, но всё не доводилось побывать! Буду теперь альпинистом, берите меня с собой на все следующие восхождения! Мы не против - здорово, что Володя так “прозрел.
Уже третий праздник - Воскресение Христово - Пасху, встречаем мы с братом в пути, в путешествиях: два года назад, в 2002-м, шли мы на яхте вокруг Европы и встретили этот святой праздник на побережье Атлантического океана во Франции. В 2003 году были в Африке, в Танзании, на побережье Индийского океана, в Дар-эс-Саламе, и вот сейчас стоим на побережье Тихого океана.
Интересно получается, что в этот великий день мы всегда возле океана, всегда выходим, выезжаем к океану, всегда имеем возможность омыться в водах. Разве случайность? Нет, конечно, слава Богу, что именно к водам выводит Он нас на Пасху, чтобы напомнить ещёи ещё раз о таинстве Крещения в водах именно! Как заповедано.

Когда возвращались с горы Косцюшко обратно в Сидней, в дождливую погоду на серпантинной дороге Тимур не вписался в поворот и наш автомобиль ударился в ограждение. Хорошо, что он успел затормозить и удар был несильным - левая сторона бампера в щепки, крыло помялось, стекло фары лопнуло - хорошо, что мы машину застраховали, а то бы нам насчитали сумму...

[]

13 апреля. Сколько раз ловлю себя на мысли, что совершить экспедицию легче, чем её организовать, подготовить. Сколько проблем нужно решить, через какие только трудности не приходится проходить, прежде чем начнётся само путешествие. Казалось бы, вырвались из России в Австралию, вот она - дорога, пустыни - лети! Вроде бы все основные подготовительные дела решены, да не тут-то было! Мы уже в Сиднее 12 дней, а до сих пор не могу получить свои мотоциклы, всё больше и больше вопросов возникают - и бумажные, и уже профессиональные - по прохождению пустынь. Оказывается тут, в единой, вроде бы, стране, но есть своеобразные границы, запрещённые для свободного проезда территории - аборигенские, и надо брать специальное разрешение от аборигенов, чтобы проехать по их территориям. А мы неизбежно к ним закатимся, ведь наша цель - пересечь три пустыни, тут мимо коренных поселений не проедешь никак! Вот и выясняется, что если не будет у нас разрешения - “пермита, то нас просто не пустят на их территории, а если даже в начале пути и удастся “проскочить, всё равно нас где-нибудь обнаружат, поймают и попросят удалиться из пустыни. Это нас так пугали официальные лица. Наверное, цель тут другая - просто получить дополнительные налоги за посещение пустынь - только вот очевидно, что желающих туда ехать совсем немного, и доход с этого дела у них мизерный - но дело же принципа! Ладно, оформляем!
Сейчас нахожусь в таможне с Доном-Джейсоном, спасибо ему за помощь, каждый день заботится о нас, мотается с нами, а мы всё оформляем эту кучу документов, чтоб забрать ещё только первый мотоцикл “Урал-Волк, тот, на котором мы проехали Северную и Южную Америки, и который я отправил из Аргентины сюда морем.
Случилась и случайная радость! Приятная, во всех отношениях!
Вечером удалось встретиться со знаменитым боксёром Костей Дзю, он живёт в Австралии. Созвонились, получили приглашение - вот и поехали к нему домой.
На улице нас встретили его жена Наташа с детьми, и ученик Кости - боксёр Антон. Занятно: Костя угощал нас пивом собственного изготовления - это у него хобби, парень оказался простой, “звёздной болезнью не страдает, очень интересно было пообщаться. Рассказал он о своей формуле успеха. Дословно, конечно, не помню, но по его словам “там, где большинство людей, из-за инстинкта самосохранения остановятся, надо идти, и ломать устоявшиеся правила!

[]

Общаясь с сильными, добившимися своего, известными людьми, и читая книги про первопроходцев, про героев, делаю выводы: больших достижений добивались преданные до фанатизма какой-либо идее люди, только истинно преданный делу человек может поменять мир. А составляющих формулу успеха, конечно очень много, много можно перечислять, всё в краткий афоризм не уместится: не реклама это, а серьёзное дело!

Кончились австралийские праздники. Во вторник процесс пошёл - растаможили, и получили родной “Урал-Волк, а в среду, наконец-то, получили и белый “Урал с коляской. Харри помог нам выбить скидку ” почти половину за хранение Волка: вместо 1000 $ заплатили 600 $ - и то славно, здорово он помог!
Володя аж расцвёл, как положил руки на руль родного “Урала, и сразу взялся за его ремонт. Поменял тот самый злополучный распределительный вал, который он самодельно из ничего склепал в Южной Америке (см. Описание тех событий в Главе “Южная Америка этой книги!), поменял кольца, и много-много мелких неисправностей.
Двинулись на техосмотр, прошли его оба мотоцикла. Настала очередь следующей инстанции - это R.T.A., эдакая контора типа нашего ГАИ-ГИБДД, они, конечно, все во всём мире одинаковые - на удивление! Там мы должны были временно зарегистрировать мотоциклы, получить страховку на них и временные номера.
Но и тут бюрократия ГАИ дала о себе знать, вдруг их не устроил перевод наших водительских удостоверений с русского на английский, который мы сделали в российском консульстве. “Гаишники потребовали другой перевод, который делают в международном агентстве, пришлось ехать туда, выкладывать деньги, там пообещали сделать перевод только через неделю! Артисты, честное слово! Вынужден просить нашего вице-консула Петра Щукина, ускорить процесс. Он смог убедить то агентство сделать перевод за одни сутки, хотя, честное слово - чего там переводить, пять строчек! - работы на 2 минуты любому переводчику! Смех да и только! Слава Богу, пошло вроде бы?
Но вдруг в субботу в R.T.A.-ГИБДД потребовали дополнительные документы, подтверждающие наши личности. Ну, точно, всё как у наших гаишников - лишь бы придраться, любой повод найдут! Оказалоь, что подошли бы им кредитные карточки, но как назло у нас их с собой не оказалось, я свою пустую карточку оставил дома - зачем таскать зря? А у Сани вообще такой не было никогда. Был дурацкий выход - открыть некий счёт в каком-нибудь банке, но оказалось, что в субботу тут банки все закрыты! И, ко всеобщему сожалению, пришлось ждать нового понедельника! Приехали!

[]

Удивляюсь опять Дону, как он о нас заботится, ездит со мной везде, помогает решать все вопросы, мы живём у него дома уже 18 дней, и каждый день он занят только нашими проблемами. Спасибо, такими людьми во всех странах и живут путешественники.

Понедельник, 19 апреля.
Решили податься в банк и оформлять там кредитные карточки и счета. Работник банка, женщина лет пятидесяти, вдруг заговорила с нами на русском, мы были удивлены конечно. Оказывается, она армянка, уехала из Армении 25 лет назад. Рассказала она как и в прежние времена много армян уезжало из своей страны ” припомнила даже из истории 1915 год, когда турки устроили геноцид армянскому народу.
Мы открыли счёт в банке, как того требовали в R.T.A.-ГАИ.
За растаможку, хранение, карантин, услуги агентств, пришлось заплатить за каждый мотоцикл по 1300 $, но и это, похоже, ещё не всё, намечаются расходы в RTA за регистрацию и страховку - обещают ещё около 1200 $. Неожиданно, надо сказать! Естественно, я никак не рассчитывал на такие расходы. Вот тебе и Кругосветка - финал дороже всего остального пути по планете оказывается!
“Пообносился я капитально, уже до платежей в RTA, у меня не осталось ни копейки. И первый раз - деваться некуда! - попросил помощи у Ильи, у гендиректора ИМЗ. Он выслал 4000 $ и только таким образом я смог покрыть все непредвиденные австралийские расходы - прилично пополнил бюджет этой процветающей страны. Дай им, Боже, ещё таких же путешественников!!!

[]

Такого “ожидания за всю кругосветку нигде не было. В США, до того как сесть на “Волка и поехать, тоже пришлось заниматься организационными вопросами - тогда ожидание в 16 дней показалось бесконечностью, а здесь, в Австралии, уже 18 дней. И сколько ещё ждать - непонятно! Так и получается, что два-три месяца готовишься, а один месяц - едешь? Но это и называется ” бюрократия ” способ зарабатывания себе денег на чужих потребностях.
Стоим в очередной раз, в очереди, в RTA-ГАИ-ГИБДД, а работнички-буквоеды эдакими скептическими взглядами просматривают стопки наших документов, так что я до конца не уверен и в сегодняшнем нашем отъезде: опять что-нибудь выдумают. Наш друг Дон с собой в рюкзаке носит тяжеленную папку с разными документами на “Уралы. Каждый вечер мы с тоской смотрим на аппараты и ждём-не дождёмся, когда же произойдёт долгожданный отъезд?!
Вчера съездил в православную церковь, в 25 км от дома Дона. Служба шла долго, около 3-х часов, молитвы читаются тут медленно, зато всё понятно. Отец Владимир, после службы дал наш иконки в дорогу, а староста церкви помог взять просфоры и святой водицы. Славно.
Ожидание всегда тяжело вдвойне, до приезда сюда я распланировал вернуться домой в первой половине мая, чтобы успеть к рождению сына: жена Марина сказала, что где-то в середине мая ждём. Плоховато будет, если я окажусь вдалеке в такой важный момент. Тут бы надо быть дома, крестить ребёнка ” тем более, сына ждём, дать ему имя, поддержать жену. Звонил отцу Илье в город Уральск, он сказал, что “В конце концов, всё к лучшему, праздники заканчиваются и теперь уж вы поедете! Я передал привет через него всем нашим прихожанам и всем, кто работает в Никольской церкви, они ведь так переживают за нас и молятся. Спасибо.
Ну, не чудо ли? После этого разговора - свершилось! Оформили все нужные документы в RTA, “смилостивились гаишники, подобрели - не могу поверить! И без раздумья отъезд назначаю на нынешний же вечер.
Наконец-то, наконец-то, вот он - этот момент, он произошел, как же мы его долго ждали! Весь оставшийся день мы пытались собрать побольше информации о разных маршрутах через пустыню Виктория. Один - более короткий путь, ведущий с юга к городу Йулара (Yulura), нам не подошёл. На этом пути шли, или до сих пор идут даже, испытания ядерного и прочего оружия и боеприпасов, в тот район нас, понятное дело, не пустят, а если бы даже и пустили, то соваться не стоит. Как сказал вице-консул Пётр Щукин: “Тогда после пустыни будете светиться, издалека будет видно русских байкеров! Смешно, но вот даже и в Австралии есть эти самые полигоны, и сюда забрались “испытатели. Так что, скорее всего, поедем первоначально запланированным маршрутом: с трассы 1, с юга континента, сворачиваем напрямую на север, прямиком к аборигенскому городу Варбуртон (Warburton), он - в центре материка. Об этой дороге удалось собрать много нужной информации, но главное - не дорога это, как то подразумевается, когда пишется такое слово, а надо поточнее - тропинка это, или колея, которая, если пройдут дожди, пропадёт совсем.
Перед самым нашим отъездом из Сиднея, в 19:00, позвонил из Москвы Евгений Штиль, корреспондент радиостанции “Маяк. Поговорили, дал ему интервью для эфира, теперь уже до пустыни расстаёмся.

[]

СТАРТ. НАКОНЕЦ-ТО

Вечер 19 апреля. Кому поздно для старта, а мы ждать больше не можем, руки чешутся взяться за руль мотоцикла, да и сами наши стальные кони рвутся в бой - Володя Сайгаков их так отполировал, что и без нас могут вырваться из гаража и уехать!
Водители и пассажиры встречных и обгоняющих нас автомобилей выворачивают шеи, впиваются взглядами в необычного вида мотоцикл с коляской, нагруженный до отказа вещами, и в интересного вида людей, весьма разных на вид. Саня на голову надел каску и очки Дона, на его бородатую физиономию без смеха не взглянешь; Андрей выглядел ещё более странно - его ярко-жёлтая куртка резко отличается от чёрной одежды Сани и Тимура. Туристы - не туристы, дорожные рабочие - нет ли, толком не поймёшь! И куда едут на ночь глядя?

[]

Но проехали всего-то 140 км, как - кранц-ц-ц!!! - срезало шлицы ступицы заднего колеса на “Волке. Кое-как волочём мотоцикл к обочине. Нашли подходящее место для стоянки. Поставили палатку и спать - утром разберёмся. Осмотр под едва встающим солнышком, в живописном тумане, возлёгшем на весь окружающий мир, показал - кому-то надо возвращаться с колесом в Сидней, ремонтироваться! На дороге такую поломку не устранишь! Вот Саня, Тимур и Володя отправились на “Спортсмене обратно, а я и Андрей - остались в палатке у дороги. Ждать нам пришлось целые сутки. Андрей, наивный такой, днём давай спрашивать: “Сергей, а мы сегодня проедем хотя бы 400 километров? Сразу стало понятно по такому вопросу, насколько он ещё малоопытен в таком деле как мотопутешествия. Отвечаю: “Хоть бы завтра утром приехали - и то надо радоваться, а ты ждёшь сегодня, да ещё хочешь проехать 400 километров - нереально никак! Но вот когда всё будет нормально, то за день можно проехать и 500, и 600 км! А пока - ждать надо!
Вечером мы жгли костёр, сидим - приглядываемся, прислушиваеся к чужой природе. Вдруг нас отвлёк от разговора треск с соседнего дерева - глядим, там лазают по веткам опоссумы - небольшие такие сумчатые зверьки. Я посветил им в глаза фонариком, они пришли в замешательство, а Андрей тем временем только успевал снимать их на видеокамеру.
Новым утром, часам к 9-ти приехали ребята. Они воспользовались колесом Дона, взяли ступицу с него, и приварили к колесу “Волка Работа эта почти ювелирная, отнюдь не простая! Молодец наш Володя! А помог ему один знакомый Дона ” армянин, у него мастерская, аппаратура, специалист он высокого класса. И денег за работу не взял!
Радуемся. Заводим, и по газам!

По дороге много попадается сбитых зверьков, типа барсуков, что ли, или сурков, только крупнее и жирнее наших, и что интересно - валяются они лапками вверх. Жалко, конечно! Вчера шёл по дороге и увидел большую змею, в двух метрах от себя, правда, успел хорошенько разглядеть только её толстый хвост, но мне хватило - по моему телу пробежала неприятная дрожь.
Вспоминаю Африку, там каждый день был насыщен впечатлениями: разнообразие природы, фауны, разные народности, а самое главное - много стран пересекаешь, не успеваешь привыкнуть к одной, как уже въезжаешь в другую.

[]

ДЖИП ИЗ МЕЛЬБУРНА

В Мельбурне мы были в четверг, 22 апреля. Первый пит-стоп! Встретились там с Дмитрием Дрикером и его другом. Как мы нашлись - особый рассказ. В Российском посольстве мне дали телефон Игоря Казимирова. А он же, в свою очередь, дал нам телефон своего друга и компаньона по бизнесу - Дмитрия Дрикера, давно мечтавшего организовать мотопоход по Австралии, но всё никак не удавалось.
Дмитрий первым делом посокрушался: “Ну, вот, опередили меня! Но потом помочь не отказался - тут в Австралии все с удовольствием идут на помощь. А дело вот в чём!
Мы уже давно искали себе напрокат квадроцикл или джип. Так и эдак думали и поняли, что на двух “Уралах, впятером, без ещё одного аппарата сопровождения, не прорвёмся! Такие огромные пустыни не пересечь, там нужен большой запас бензина и воды. Расстояние от одной до другой АЗС, если они будут вообще, и от одного источника воды до другого - составляет, в среднем, не менее 1000 км, а то и больше. Я мысленно много раз нагружал наши “Уралы самыми разными необходимыми запасами, но, даже учитывая третий мотоцикл, который можно было бы взять в аренду, всё равно никак не мог распределить весь необходимый груз - оставалось около 150 кг, которые некуда было даже привязать.
А теперь - чтобы двигаться по пескам, мотоциклы должны быть лёгкими, поэтому всё что я мысленно нагрузил на мотоциклы, пришлось разгрузить - и получается уже не 150 кг “лишнего, а все 450 кг самого необходимого! Вывод напрашивался только один - надо брать квадроцикл или джип, который будет служить для перевозки грузов.

Это я немного отвлекся, до пустыни ещё не добрались, но мыслями мы уже давно там, каждый свой шаг примеряем - как он будет отзываться там, в песках!? А будничные дела другие: Дмитрий Дрикер сумел найти такую фирму, где давали джипы специально для езды по бездорожью, и, само собой, разумеется, страховали от всяких непредвиденных ситуаций. А до этого Тимур обзванивал десятки фирм, но там не хотели давать автомобиль, когда узнавали что мы собрались неизвестно куда - да по пустыням. А мы уж подумали - не купить ли какой-нибудь старенький внедорожник, и даже приценивались. Оказалось, 25-летний джип стоит в Сиднее около 5000-6000 $. Конечно, это не самый лучший вариант: такая техника ненадёжна, особенно для серьёзной экспедиции, свои жизни ей не доверишь.
Так что решили в Мельбурне взять джип в аренду, закупить провизии на 15 дней, канистры для бензина на 260 литров и взяли воды 250 литров.
Дмитрий хотел нас устроить пожить бесплатно в местный католический приход, да ещё с бесплатным питанием, но нас туда не пустили, тогда он пригласил нас к себе домой.
Вечером прибыла пресса - из местной русской газеты и с ТВ, давали интервью корреспондентам. Интересно - что напишут про нас.
Следующий день оказался очень удачным: удалось решить все запланированные дела, и большинство - благодаря Дмитрию, он посвятил себя нашим заботам, забросив на два дня свой бизнес. Помощь реальная.

[]

Утром двинулись на Аделаиду. Наша колонна удлинилась, теперь она состояла из “Урала-Волка, “Спортсмена и “Toyot-ы Land Cruser-а. Этот последний набит водой, провизией и горючим под завязку. Нам предстояло проехать по асфальту до Аделаиды ещё 1000 км, а после - ещё около 1000 км - на запад, ближе к южному побережью, и затем уж начнётся пустынное бездорожье, его впереди - около 3000 км. План-максимум прост, как “дважды-два: пересечь материк с юга на север через пустыни Виктория, Гибсона и Большую Песчаную. Вот только бы выдержали “Уралы.
После прохождения маршрута джип надо будет сдать в любой офис проката этой же фирмы. Вполне удобно. А по правде сказать, джип меня несколько смущает: всё-таки всю Кругосветку проехали на “Уралах, последние два года вообще не признавали автомобилей, я уже упоминал почему - и вдруг, на тебе! - джип. Но, мы - реалисты, смертельными авантюрами и необузданным риском заниматься не собираемся, а к тому же - по правилам Российского Туристско-спортивного союза, в который мы заявили свою Кругосветку на соискание спортивных званий по туризму, установлен общий, без разделения, класс - авто-мото-туризм, и всё! Так что наш маршрут по Австралии укладывается в требования, в рамки, спортивно-технического туризма, как вида спорта, и это логично! Но главное - даже если бы у нас было десять мотоциклов, всё равно бы относительный вес запасов, которые они могут перевезти, и возможности тяжёлых мотоциклов в песках настоящей пустыни не позволяют обеспечить полную автономность на 1500 км. Этот трезвый анализ ситуации вполне успокаивает, вот и едет вместе с нашими русскими двух-трёхколёсниками импортный четырёхколёсный аппарат.

24 апреля. Выехали из Мельбурна около 9-ти утра, нас немного проводил Дмитрий Дрикер, поснимали наш отъезд для двух местных русских кабельных телекомпаний. Съёмка завершилась и - вперёд! Решили ехать по дороге, которая идёт вдоль океана, этот путь чуть длиннее того что проходит глубже по материку, но всего на 150 км, зато насколько интереснее! Красивые места на побережьи Индийского океана, есть что посмотреть. И океан - главное! К нему мы стремимся как-то автоматически, словно магнит какой нас тянет. К тому же целый день дует штормовой, южный ветер, и океан бушует, весь день идёт дождь, порывы ветра бросают мотоциклы в разные стороны - класс.

[]

Дорога серпантинная, узенькая, езда пошла нервная, напряжённая. С утра настроение испортил полицейский: я, конечно, виноват, превысил скорость, знак был 50 км/ч, а я ехал - 77 км/ч. Он и объясняет мне, что “по их австралийским законам, если превышение скорости более 25 км/ч, то вообще - отбирают водительское удостоверение, и штраф аж 260 $, а после отправляют на пересдачу экзаменов в ГАИ. А я ему объясняю, что, мол, “проехал я по всему миру, и меня ни разу не ловили за превышение скорости, мол, прошу отнестись ко мне снисходительней, к тому же, водительское удостоверение мне ещё пригодится! В результате всё равно он выписал мне штраф, но не 260, а 200$, который нужно оплатить в течение 28 дней, а водительское удостоверение забирать не стал. Да-а-а, думаю, а как же по этим дорогам пронёсся автомобильный путешественник Владимир Лысенко, из Новосибирска? Ведь он кольцо вокруг Австралии замкнул за 21 день, а на отдельных участках в сутки проезжал по 2000 км? Сплошь нарушал! Повезло, значит, ему, а то бы оставил права в Австралии, и остался бы сам на пересдачу экзаменов. Придётся быть осторожнее - несколько таких штрафов и “по миру пойду без копейки! А впрочем, я уже полтора года иду, точнее, еду по Миру. И хорошо!
По пути к Аделаиде, нам многие советовали, заехать на берег океана к знаменитым в Австралии двенадцати скалам, стоящим в океане вблизи берега - здесь их называют “Двенадцать апостолов.

[]

Чуть не пролетели совсем мимо них, так увлекла дорога, что пришлось возвращаться. Но если честно - на меня они не произвели особого впечатления. Ничего такого, а вот бесконечный штормовой океан заворожил, загипнотизировал. Я стоял и не мог оторвать взгляда, мысли уносятся вдаль, в будущее, как нам с Саней несладко придётся, когда мы будем там - среди бушующих волн. Ведь мы планируем уже осенью этого года стартовать из Австралии на маленькой лодочке и только под вёслами пересечь Тихий океан. Маршрут будем проходить в ревущих сороковых и неистовых пятидесятых широтах, в этих вечно штормовых районах, окружающих кольцом Антарктиду. И если даст Бог пройти на вёсельной лодке мыс Горн, то финишировать думаем в Аргентине, а может, вынесет к берегам Антарктиды. Очень опасная задумка. Будет очень тяжело грести 4-5 месяцев в бесконечном, кипящем штормами океане. И вот - смотрю сейчас на океан, и думаю: “не зря всё-таки мы ходили уже по разным морям на яхточке, закалку прошли серьёзную, вот и пригодилось для ещё более серьёзного плавания.

ОТ ОКЕАНА ДО КУКА

Утром, пока все спали, я решил прогуляться немного. Оглядываюсь, на поле паслась кенгуру, вот только жаль - далеко, хотелось бы их вблизи рассмотреть, но к сожалению, близко нам удаётся посмотреть только их трупы на дороге. А вообще-то кенгуру нам надо опасаться, особенно мне - на мотоцикле-одиночке: Саня, если что, на своём аппарате с коляской и сшибёт зверя, и его мотоцикл лишь пошатнётся, а меня, наоборот, сама кенгуру может сбить и вместо того, чтобы ей остаться на асфальте - останусь я. И почему они гибнут на дорогах, да ещё в таком количестве: неужели им неясно, что асфальт несёт гибель и его надо избегать, неужели они друг другу и своим деткам не могут передать, чтобы те держались подальше от асфальта? Сколько уже посбивало, нет - под колёса попадают всё новые и новые кенгуру. Жалко их, конечно.
Возвращаюсь в лагерь, смотрю - Тимур и Андрей возле эвкалипта суетятся, пальцами указывают куда-то. Оказалось, один из них гоняет медвежонка-коалу с ветки на ветку, а другой - снимает на видеокамеру. Володя и Саня остаются в роли миротворцев, стоят за защиту животных. То один, то другой кричат: “Тимур! Перестань мучить бедненького коалу! Отойди от дерева, хватит его пугать!? Бесполезно. Пока не получили нужных кадров - не успокоились. Дети, ей Богу.

[]

В Австралии осень. Здесь апрель, как у нас октябрь. В тех местах, по которым мы едем к Аделаиде уже холодновато, надели все наши тёплые вещи, хорошо, что сегодня не идёт дождь. Вспоминаем Турцию, когда мы перед пересечением Африки попали в аномальный затяжной весенний циклон в турецких горах и четверо суток стучали зубами, мечтая поскорее отогреться в Сахаре. (Можно перелистать эту книгу на раздел “Африка). Здесь, а Австралии, было, конечно, не так как в Турции, но всё же хватило, чтобы тоже помечтать о солнышке предстоящих пустынь. Вот оно нас пожарит! Ждёт, наверное, уже там где-то, в глубине континента.

Как и полагается случилась первая агрессия со стороны неведомой нам природы. Главное, что мы её никак не провоцировали на то. Пострадал наш золотой механик Володя Сайгаков, и он даже не понял как это было! Что было? А вот именно ” ни сам он, ни кто другой ничего не заметили, не видели, и к тому же, Володя ничего не почувствовал: только через какое-то время езды, а он вёл в это время машину, в салоне обнаружилась масса крови! Чтобы представить себе, разлейте литр крови по салону, вот то самое и было у нас! Как выяснилось ” она льётся из ноги самого Володи. Ужас происшедшего не описать! Сразу пытаемся остановить кровь, перетягиваем ногу всякими там жгутами, что под рукой было, но кровь всё не останавливается, льёт и льёт. Она приобрела такое жидкое состояние, потеряла все признаки свёртываемости, что лилась и лилась, просачивалась и просачивалась через жгуты, как керосин. Процесс этот длился часа два, а сколько Володя потерял за это время крови, точно сказать нельзя, но наверное, литра два. Ему стало уже плохо, хотя он вовсю бодрился и заявлял, что чувствует себя хорошо, как никогда. К счастью, кровь всё-таки остановилась, остановили и мы свою поездку, чтобы восстановить Володю, отдохнуть и поесть. Правда, аппетит у него исчез совершенно, но отдых пошёл на пользу.
Стали думать да гадать ” какой это гад-паразит укусил нашего механика, что он даже и не заметил. Выяснили что единственный момент, когда это могло случиться, это когда он отошёл в кустики по малой нужде и не видел что там возле ступней ног, под травой, делается. Главное, что укус был такой мгновенный, что он даже не видел мелькнувшего тела животного или насекомого, и был такой безболезненный, что только по текущей крови, да по двум пятнышкам на ноге стало ясно, что это не порез, а именно укус, и скорее всего, какой-то змеи. Решили мы теперь - в кустики не заходить даже по нужде, а в обеспечение безопасности справлять всё на открытом месте, чтобы всё видеть, что кругом делается, кто подползает, подлетает или подкрадывается со всех сторон.

[]

Решили, что змеюга запустила в ногу Володи массу яда и теперь ему будет всё хуже и хуже, но оказалось наоборот: довольно быстро наш механик восстановился, и если первый день ничего не ел, не вёл машину, отдыхал, то через день уже забыл вовсе про тот укус. А потом отличное питание, которое у нас было организовано, помогло справиться с симптомами потери крови, и похоже, что для организма Володи Сайгакова яд той змеи был наоборот полезным, а вылившаяся кровь лишней! Так и порешили.
Больше ничего подобного с нами не случалось, хотя видели мы в невероятном количестве таких огромных змей, таких огромных насекомых, которые, казалось, могли запросто перекусать нас, но видимо, одного факта госпоже Пустыне хватило, чтобы проверить нас на устойчивость и упорство. Поначалу мы действительно опасались подходить к кустикам, к зарослям, а когда устраивались на отдых, собирались прилечь на песке, то тщательно выглядывали ” нет ли там кого ядовитого. Но вскоре эта острожность изрядно надоела, а потом мы так привыкли к пустыне, к её обитателям, что ложились без разбору где угодно, искали тень под любыми кусточками, лишь бы найти тенёк, садились на любое место, как будто это родной диван в своей квартире.

Поначалу мы опасались, когда собирали хворост для костра, чтобы не схватить с ветками какую-нибудь живность, но потом дошло до того, что делали это в полной темноте без всякого сомнения, собирали хворост, ломали ветки где придётся, не глядя, и ничего ” Бог миловал. Или, в самом деле, сжились с окружающей природой так, что она с пониманием обслуживала нас, не устраивая больше нападений со стороны всяких там кусак.

[]

Вот и приехали. Здесь для нас кончается асфальт! В крайнем асфальтовом городке Седуна (Ceduna) докупили провизии, бензина, дизтоплива, долили ещё воды. Самое серьёзное - Володя перебрал сцепление на Волке. В аборигенском офисе оформили ещё один пермит для проезда по западной части пустыни Виктории, и айда - сворачиваем с асфальта, кончилась лафа, работать пора. А вообще-то странные тут городки: въезжаешь в них, а на улицах среди белого дня никого из людей не увидишь, так мне и осталось непонятным ” куда это все люди деваются, неужели работают и не показываются потому на улицах?! Зато в городках тех везде чистота и порядок ” этого не описать, это надо видеть! ” вдоль дорог обязательные посадки, много каких-то причудливых, по форме кроны, деревьев, вроде как акаций, похоже. И как это им удаётся тут поддерживать такой вечный порядок и чистоту ” непонятно, потому что ни одного дворника так увидеть и не удалось!?
За этот день отмахали 610 км. Хорошо, но замечаю главное, что тело устаёт от работы за рулём, а вот душа так легка, словно постоянно отдыхает ” удивительно. Наверное, это от предвкушения скорой встречи с чем-то новым, особенным ” с пустынями. С теми местами, где никогда ещё не было русских путешественников, ни в какие времена, для нас это ” белое пятно на карте мира, и нам предстоит первым шагнуть туда. Тут поволнуешься, но зато и для души праздник!
Момент исторический, прямо-таки: “25 апреля 2004. Остановка в г. Ceduna. Пополняем запасы продуктов на автономный переход через пустыню Виктория: 12 дней с расчётом пополнить запасы в посёлке Yulara на границе двух пустынь, не раньше! Это строки из моего дорожного дневника, перечитываю их сейчас и даже не верится, что это было со мной, словно чужие записи читаю.
Бензин заливаем в 20-литровые канистры, взяли 240 литров, на автономный переход не менее 1250 км. Воды столько же набрали из расчёта 3-4 литра в день на человека. Дополнительно 60 литров дизтоплива в 3 канистры, и 160 литров в 2 стационарных бака - это для джипа. Вперёд!
Наконец-то мы стоим на повороте в пустыню, асфальт остаётся только в воспоминаниях. Испытываю какое-то особенное волнение, такое чувство нечасто бывает, значит, происходящее с нами выходит за рамки привычного и обыденного, впереди нас ждёт неизвестность и - безлюдная пустыня. До сей поры всё наше передвижение было, по большей части, предсказуемым, а сейчас, дальше, как Бог даст?!

[]

27 апреля. Свернули с асфальтированной дороги, когда на часах был уже вечер, 21:00, курс - север, направляемся к железной дороге. До неё примерно 105 км, эта железка идёт от самого Перта и пересекает весь континент в его южной части, прямая как хорошее шоссе, а завершается где-то в районе ядерного полигона Налларбор (Nullarbor), не иначе для тех испытаний, это было в 60-х годах, железку и строили!
Темнеет, волнуемся, но пока грунтовка неплохая, более или менее ровная, позволяет ехать на третьей передаче даже. Но это ж мы только в преддверие пустыни. А сама “Виктория ещё впереди.
А вот что записал в своём дневнике мой брат Саша:
Перед нами простирается до самого горизонта изумительной красоты и цвета саванна, очень частые акациевые деревья и сплошной светло-зеленый ковер свежей травы. И никаких признаков жизни. Как хочется остановиться, достать цветные карандаши и изобразить эту австралийскую саванну во всем её великолепии! Но я не имею возможности - впереди у нас тысячи километров. Мы даже едим на ходу.

Оказалось, что барханы ” это участки сплошного песка между каменистым грунтом протяженностью около 50-100 метров. Уже стемнело и я не заметил неожиданно появившего песка, застрял, словно в сугробе. Турист”Урал, управляемый мной, сел на брюхо. Вот тут я осознал, что за привлекательным прелестным ликом показала свой коварный жестокий оскал старуха ” пустыня. Пустыня, казалось, вещает нам: Хотите безмолвия? Безлюдного созерцания моего величия? Что ж, получите!

[]

Вот и первый ночлег в пустыне. Для нас желанный и не только, чтобы усталость согнать. Уф-ф-ф, наконец-то нет людей - тишина. Благодать. Деревьев тоже нет, вокруг такие просторы - какая ж она всё-таки притягательная - свобода!? Сердце радуется.
А сегодня, ведь, торжественный день вдвойне: первое - въезд в пустыню, второе - у Володиной мамы - день рождения. Валентине Фёдоровне исполнилось 65 лет, по этому поводу купили мы австралийского красного вина, и Володя поздравил свою маму по спутниковому телефону. Представляю, как она удивилась: получить поздравления от сына из австралийской пустыни, нечасто такое случается!
И вдобавок я сказал небольшую речь: “Мы въезжаем в пустыню, лучше переоценить её, чем недооценить. Лучше быть готовым к большим трудностям. И если путь окажется легче, чем мы предполагали, то это нам будет подарком. Впереди много будет тяжёлых моментов, трудностей и нужно научиться терпеть и быть порою снисходительным к слабостям и недостаткам товарищей. Лучше больше обращать внимание на всё, что есть положительного в нас. Давайте каждый вечер прощать друг друга, так что простите меня Христа ради, если я кого-то из вас обидел, огорчил словом или делом!?
Если бы кто-нибудь посторонний оказался сейчас вблизи, то он мог бы до двух часов ночи слышать громкие голоса, незнакомую в здешних краях речь, странные возгласы для такого времени суток, издаваемые нами в очень эмоциональной беседе, - в бездонной тишине эти звуки разносились ветром на многие-многие километры затихших бескрайних просторов.

[]

28 апреля. Утром немного вышли из графика. Встали не как обычно в 6:30, а в 7:45. Володя Сайгаков принялся за свои “любимые “Уралы, которые его уже очень ждали. Поменял покрышки, так что теперь на “Урале с коляской на 2-х ведущих колёсах стоит внедорожная резина, а на “Волке будет стоять обычная, и на заднем колесе и на раме, которую мы называем теперь тоже “коляской и планируем вот-вот установить.
Грунтовка шла шириной около 4-х метров, нужно только успевать притормаживать, чтобы не влетать в ямки. Погнали дикую собаку Динго, она неслась метров двести, а потом догадалась свернуть с дороги в пустыню - тут мы и отстали от неё. Я до этого даже не представлял, какого она вида, а оказалась как обычная низкорослая бродячая собака, серо-жёлтого цвета, и худющая такая, кости да кожа! И как это она 200 метров отнеслась со скоростью мотоцикла - не померла бы от перенапряжения, а то оштрафуют нас за вред природе ещё.
Вот и “железка: въехали на станцию “Кук (Cook), такой маленький населённый пунктик: тут и обслуживают железную дорогу. Поездов, правда, так и не увидели.
Кук напомнил нам стандартный посёлок в Казахстане, таких везде множество на железнодорожных путях. Домов пятнадцать всего, небольшие такие жилые здания - сборные домики, но один есть выдающийся, одноэтажный, типа вокзала: только, интересно - для кого он предназначен, может для кенгуру или динго, потому что вид вокзала, хоть и пристойный в целом, но такой, что явно последний раз тут были пассажиры лет 20-30 назад! А говорят ещё, что наши казахстанские степи пустынны, какое там - у нас на любом вокзале, на любом полустанке, всегда какие-никакие пассажиры есть, в любое время года и суток! А здесь - тишина одна! Но зато ” чисто!
Нашли председателя посёлка, чуть не написал ” председателя колхоза, зашли к нему в дом; за столом сидела пышная женщина с добрым лицом, лет пятидесяти, жена Айвы, так звали председателя. Он и сам - полный такой мужчина лет шестидесяти. Они встретили нас тепло, видно и в самом деле, редко здесь проезжают люди. Спрашивали много о России, я показал им карту и наш кругосветный маршрут, а потом попробовал уточнить у них предстоящее нам бездорожье, но оказалось, что председатель знает только дороги в округе не дальше 70 км. Он только предупредил, чтобы мы от колеи далеко не отъезжали, опасно, говорит, в пустынях до нас много людей пропало без вести. Вспоминаю, что нас так пугали везде, на всех континентах, во всех странах. Айва бесплатно дал 40 литров дизтоплива, да насыпал свежих яблок на дорожку. Показал нам рукой нужное направление, махнул так! Тут указывать можно с разбросом в полгоризонта - просторы!

[]

28 апреля. 29 град. 32 мин. южной широты, 130 град. 08 мин. восточной долготы.
После станции Кук грунтовка исчезла, словно сюда, за железнодорожные пути, никто никогда не стремился заезжать. Нужное направление мы с трудом отыскали - едва видимые старые следы автомобилей. Сколько им лет?
Радует отсутствие песка, пока! Повсюду камни, чаще всего мелкие, нужно быть очень внимательным, чтобы не налететь на случающиеся вдруг большие валуны, такая поверхность позволяет ехать только на второй передаче.
Как ни стараешься, а всё-таки налетаешь на острые камни, их бывает так много, что объехать просто невозможно. Мотоциклы начали свои мучения, вместе с нами.
Радует и невысокая, пока, температура, в среднем 27 градусов. Терпимо. И вообще, выяснилось, что нам несказанно повезло: совсем недавно тут прошёл сезон дождей, во время которого австралийские пустыни становятся совершенно непроходимыми ни на каких транспортных средствах, а люди, которые живут здесь, на несколько недель отрезаются от всего остального мира, словно улетают на другую планету. Вокруг разливаются целые озёра воды, возникают бурные реки: самое страшное и опасное в пустынях это не песок, не жара и не дикие животные, а вода, если уж полилось с неба, то бежать некуда, только если какая возвышенность недалеко, и отводятся на бегство тут всего минуты. Вот вам и пустыня! А мы несмотря на все страшные рассказы, которые мы получили от множества людей и ещё подтвердили на станции Кук, движемся всё время на север. Всё глубже и глубже. Куда?
Проехали за первый свой пустынный день 150 км, и вдруг - глядим, глазам не верим, что такое? - большой танк с водой стоит, как монумент! И на карте, оказывается, тоже отмечен! Молодцы, австралийцы, вот бы нам такое в наших пустынях! Из танка долили свой запас воды и умылись бегущей струйкой - когда ещё такое будет? Вода хорошая.
Стараемся двигаться по старым следам машин, это облегчает движение - не надо доставать так часто компас и спутниковый навигатор, как то приходилось делать в Сахаре.
Но дождались же! Начались пески! 50 км ” сплошь, без каменных прогалин даже!

ПЕСКИ

Движение сразу значительно затруднилось, особенно для моего "Волка" - он же без коляски, еле-еле удерживаю равновесие. По песку-то проехали всего около 20 км в тёмное время, а я успел уже один раз упасть. Хорошо, что участки песочные чередуются с каменными, но когда начинается песчаный, приходится спрыгивать с мотоцикла и толкать, так помогаю своему “Волку.
Ехать стало вообще невозможно, надо срочно устанавливать каркас-раму с третьим колесом вместо коляски на "Урал-Волк". Эту конструкцию мы с собой захватили из Москвы. Честно говоря, это единственное решение, которое мы смогли придумать, чтобы перемещаться по пескам: третье колесо, лёгкая прочная рама делают мотоцикл более устойчивым на сыпучих песках, из собственного опыта движения по Сахаре ясно. Там я настрадался с "Уралом-Соло" более чем предостаточно.
А тут ещё похуже, чем в Сахаре, даже мой брат Александр начал забуксовывать на своём "Спортсмене" с ведущим колесом на коляску, и это несмотря на его опыт езды по пескам Африки. Здесь другая, более сложная, ситуация - поперёк нашего направления тянутся высокие песчаные валы, преодолеть которые можно только взобравшись на них, объехать их совершенно невозможно, так как они очень длинные, тянутся по нескольку километров, а по карте и на десятки километров, а напоминают они большие застывшие морские волны.
Когда мы только собирались сюда, то наш научный консультант, знаменитый географ, профессор Дмитрий Андреевич Тимофеев, из Института Географии Академии Наук, предупреждал о таком ландшафтном чуде и показывал фотографии в солидном толстом фолинте. Но фотография оказалась настолько малоинформативной, что когда мы увидели эти многокилометровые валы воочию, то впечатление было просто фантастическим - мы думали, что это будут холмики высотой метра в два-три, а оказались холмы высотой от 10 до 20 метров.

[]

Вступив в пустыню мы вынуждены держаться некоей старой колеи, прокладывать свою новую колею-дорожку тут нет смысла - вокруг много деревьев и кустарников, как через них проедешь - нужен военный танк, наверное. Да, да - именно деревьев, не удивляйтесь, их здесь много, да к тому же вполне зелёных на вид. Такое впечатление, что это не пустыня, а будто едешь по низкорослому лесу, но стоит лишь посмотреть под ноги и сразу удостоверяешься, что находишься в пустыне: почвы тут нет, только камни и песок, и всё это красноватого цвета. И главное ” сушь стопроцентная: когда мы узнавали потом, спрашивали - как тут добыть воду, то выяснили, что нужно копать не меньше двадцати метров вглубь. Копать не хотелось!
Двигатели мотоциклов закипели, только общими усилиями затаскиваем мотоциклы на верхушку очередной песчаной горы, затем вниз, и так далее - до следующий горы.
Вечер. Усталость. Поставили лагерь, стемнело совсем. Чувствуется, что вокруг - ни души, взобрался я на высокий песчаный холм, огляделся - ни одного огонька на горизонте, ничего. Красота. Сразу скажу, что так было всю нашу дорогу сквозь пустыни: проехали примерно 2800 км по пескам и вне населённых пунтктов не встретили ни одного человечка! А три аборигенских поселения - это другой рассказ!
Всё, идут и идут сплошные пески, не перемежаются каменными россыпями, как это было вначале. Но я упорствую, еду пока без рамы-коляски, но километры уже даются с большим трудом, часто толкаю мото, чтобы не увязнуть, много раз чуть не падал, но с помощью ног выравнивал положение. Саня сзади тоже несколько раз забуксовывал, но потом приспособился, вроде бы. Выталкиваемся вместе.
Но вот пошли песчаные холмы, не такие, кажется, и высокие, но всё равно, чтобы на них заехать - нужно разгоняться. Успел два раза упасть, этого хватило мне, чтобы рассеять моё пустое упорство и решаю - надо прекращать такую езду и ставить скорее раму-коляску. Лучше встанем на ночлег, а утром отдохнувшие будем продвигаться дальше.

РЕКОНСТРУКЦИЯ

Володя наконец-то поставил на "Волк" каркас от коляски. На него постелил две широкие доски, сверху закрепил сиденье от коляски "Спортсмена", а на его место положили наши спальные мешки вместо сиденья. Кстати, по поводу установки коляски на “Урала-Волка, было множество несогласных с нашими мнений со стороны, например, технического директора и других представителей, конструкторов Ирбитского мотоциклетного завода, они почему-то считали, что это очень опасно! Пришлось на деле, в пустынях доказывать им обратное, мы же не под сотню километров в час гнали там, так что самодельная рама вместо коляски и простейшее сиденье на ней - это оптимально для того тяжёлого маршрута, который мы прошли в Австралии. Так была защищена наша техническая идея, и “Волк превратился в мотоцикл с коляской, хотя был рождён одиночником.
Совсем другое дело, теперь я более уверенно разгоняюсь перед горой песка и на некоторые мне удаётся взбираться сходу, а на раме-каркасе, для противовеса, сидит, например, Тимур. Конечно, на затяжных подъёмах мы оба выпрыгиваем из сёдел и толкаем мотоцикл. В такой ситуации Александру легче: он уже приспособился взбираться на горки только с помощью двух ведущих колёс без помощи толкачей. Но и это бывает не всегда, некоторые песчаные гряды такие коварные и на их вершинах застревал и “Урал-спортсмен, и за ним внедорожник Тойота. Пустыня же!

[]

Замечаем, что по мере подъёма к северу, к теплу, к лету, температура стала выше, теперь приходится терпеть около 30 градусов Цельсия. Вытерпем.
От асфальтированной дороги по пустыне Виктория проехали на север 330 км. Это вовсе даже и неплохо, хоть и медленно, но продвигаемся же - бывает, что камней на тропе много, скорость всё равно не прибавишь, зато песка нет - и то хорошо. Лучше медленно, но продвигаться к цели. Так к вечеру наматываем около 130 км. Что будет дальше?
Вечером разожгли костер, смотрю, у ребят настроение немного изменилось. Тимур уже меняет свое московское мнение по поводу пустынь:
- Серый! Я начинаю понимать, что такое пустыня, до этого я не понимал, хотя ты мне много рассказывал.
- А вы видели, дорожку кто-то перегородил деревцами, зачем? Может аборигены подкарауливают одиноких путников?
Сразу вспомнились истории о пропавших экспедициях.
- А я видел огонёк слева, вдалеке, когда мы ехали. Это, наверное, костёр жгли аборигены? - вставил Саня.
- Да это же была звезда на горизонте! Откуда здесь люди? - парировал Андрей.
Сможем ли мы преодолеть пустыни, если уже в начале пути, после 300 км пошли такие разговоры? - этот вопрос, наверное, задавал себе каждый из нас. Все поняли, где оказались и что нас ждёт. Вот наступила и вторая ночь в пустыне, ребята ещё менее самоуверенны.
- Это только начало, работы впереди предстоит много, - осталось только добавить мне.
- Надо было на всякий случай вооружиться, мало ли чего можно ожидать ночью? - зевая, мой брат Санёк направился к палатке.

ВОТ ТАК ВСТРЕЧА! И ГДЕ???

29 апреля. Проехали сегодня где-то 50 км, вдруг впереди что-то виднеется: машины, палатки, лагерь, люди. Подъезжаем! Встретили змееловов, они на трёх специально оборудованных машинах ездят по пустыням, изучают и собирают разных там змей, ящериц и прочих пресмыкающихся. В бригаде пять мужчин и две женщины, разговорились с ними, я показываю им карту и наш маршрут. Прошу помочь, прокомментировать - чего можно ожидать впереди в смысле дорог, препятствий?

[]

Изменения. Дорогу, которой я планировал ехать до Йулары (Yulara), через пустыню Виктория, они начисто “забраковали. Оказывается, один её участок давно закрыт, там уже несколько десятков лет никто не ездит. Один из змееловов был там год назад, “сунулись мы, - говорит он, - попробовать! Да не тут-то было, стал увязать в песке наш джип TOYOTA HILUX, едва вообще выбрались оттуда! Это для меня был серьёзный аргумент, HILUX считается самым лучшим в мире внедорожником, по мнению многих, кто ездил когда-либо по пустыням.
Вероятнее всего, если мы поедем туда, нас ждёт та же участь и придётся потом двигаться совсем уж на восток, на асфальтированную дорогу 87, проложенную через весь материк в центральной его части. А это значит - поломается весь план и красиво задуманный маршрут. Нам нужны три пустыни поперёк! Сейчас нужно было принимать решение.
Я разложил все свои карты какие были, всех пустынь, беседуем - оставалось два варианта пересечения пустыни Виктории и далее на север, северо-запад. Через пески идут два “трака - это так тут называют, на официальном жаргоне, те тропы в песках, по которым кто-то когда-то пробивался и как-то их поддерживают для проезда. Так вот - эти “траки друг от друга на расстоянии примерно 200 км. Чтобы проехать по одному из них, нужно двигаться строго на запад 320 км до аборигенского поселения Джунджунджара. Там повернём опять на север до городка Варбуртон (Warburton), который находится, как раз, на границе двух пустынь - Виктории и Гибсона. В общем, до него с этого места, где мы сейчас находимся, получается по карте около 850 км. Конечно, лишний километраж, чем планировали, но зато поедем по проверенной кем-то когда-то тропе.

Мы немного подосадовали - ведь это расстояние можно было бы значительно сократить, если проехать по асфальтированной дороге 1 до траверса Джюнджюнджары, проехать цивильно по той “федералке, с которой мы свернули в пустыню, она проложена по всему югу материка. Но теперь уж не возвращаться же снова на асфальт?
Другой “трак тянется параллельно первому ” сразу на север. Тогда сильно обрезается пустыня Гибсона, а выход в Большую Песчаную пустыню вообще проблематичен. Решено - так как мы едем в гости в три пустыни, то нужно сейчас двигаться на запад. Этот вариант более интересен и сулит нам больше шансов на успех. Хорошо, что есть хоть какой-то выбор!

[]

Распрощались со змееловами. Саша смотрел на них очень заинтересованно, видно было, что ему очень хотелось бы так же как они пожить подольше в пустыне, также побродить по этим диким, безлюдным, местам, спокойно, не торопясь порисовать, пописать дневники. А у нас сейчас гонка, тут ни на день лишний не остановишься - только вперёд и вперёд, плохо, конечно, для таких увлечённых, тонких натур, как мой брат Саня, но ничего пока не поделаешь, едем по своему плану!

Повернули на запад, впереди не меньше чем через 300 км аборигенское селение Джюнджюнджара, там надеемся пополнить запасы бензина и дизтоплива. Вперёд, как всегда!
Дорога достаточно накатана, нам сказали - местными аборигенами, которые ездят из одного селения в другое. Под колёсами песок с камнем, а на обочинах встречаются брошенные легковые автомобили - зрелище, честно говоря, невесёлое. Многие автомобили почему-то даже перевёрнуты вверх колсами, и как это удаётся тут, в пустыне, делать, и кому это надо - непонятно. Почти на всех машинах следы от пуль, кто-то для смеха простреливал, например, лобовое стекло машины, как будто бы это на ходу случилось - видимо, это такой юмор у местных проезжающих водителей, вряд ли у самих аборигенов такой юмор присутствует. Потом нам рассказали, что если водитель абориген, то любая поломка машины для него нерешаемая задача и он просто машину бросает и идёт дальше пешком куда ему надо. А как потом машину вызволяют и вызволяют ли вообще - так мы и не выяснили, может быть у них тут такая легковушка ничего не стоит, что её легко бросают - неизвестно!? А то, что аборигенам ходить пешком естественнее, чем ехать на машине - это уж очевидно!

Дорога позволяет часто ехать на 3-й передаче, но нужно быть внимательным: иногда встречаются участки покрытые булыжником, а в остальном - песок достаточно твёрдый, укатанный, это хорошо. Видно, что по дороге этой частенько ездят, наверно, для снабжения внутренней Австралии продуктами, топливом. Интересно, встретим ли кого?
Песчаные гряды, что помучили нас, остались пока севернее, сейчас на нашем маршруте их не будет, можно передохнуть. Поверхность пошла достаточно ровная, позволяет нам перемещаться без лишних трудностей, смотреть по сторонам, гнать.

[]

АБОРИГЕНЫ

30 апреля. 29 град. 20 мин. южной широты, 127 град 05 мин. восточной долготы.
13-30 местного времени. Вот оно - аборигенское селение Джюнджюнджара (Tjuntjuntjarra). Это мы так для себя выбрали произношение этого аборигенского слова ” на самом деле, нашему языку такое никогда не выговорить.
Наша первая встреча с коренными жителями Австралии у них “дома, там, где они живут уже миллионы лет, живут так давно, когда ещё и нашей русской нации не было, а вот - сохранились.
В Джюнджюнджару въезжали утром, специально так подгадали. Я представлял себе аборигенское селение состоящим из выжженных солнцем древних убогих хижин, где вода и огонь добываются примитивными способами. Но оказалось всё не так: мы увидели сборные современные домики, рядом - водонапорная башня, несколько каких-то ангаров, и даже две огромные бочки с топливом.
Едва въехали мы, как нам показалось, на главную площадь, нас сразу же окружили со всех сторон аборигены, особенное любопытство проявляли вездесущие дети и собаки. Все смотрят на нас, и молчат, и только собаки надрываются. Так тут положено. Видим, к нам приближается седой мужичок в ковбойской шляпе, и тётенька за ним. Это главные, как мы поняли - вождь и его переводчица.
Сначала были с нами настороже, у нас разрешения - пермита, на этот район не оказалось, мы же не предполагали менять маршрут, вот они и упёрлись - не хотят впускать в своё селение. Смешно, конечно, мы же уже въехали и оставаться надолго не собираемся. Андрей достал видеокамеру, но они запретили что-либо снимать. Неожиданная обстановочка! Но интерес, конечно же, взаимный есть, какие уж тут пермиты, ей Богу? Разговорились. Оказывается, женщину зовут Анна, мать у неё - русская, но в России она сама никогда не была. Поговорили ещё и понемногу дело пошло на лад, они разрешили нам погостить у них.

[]

Главное - пополнили запасы продуктов, бензина, а вождь племени - мистер Хайген, разрешил оператору снимать и фотографировать. В том числе, разрешил снимать и себя! Отличить вождя аборигенов очень просто: в чём бы он не был одет, но если он ” вождь, то голова будет повязана красной полоской ткани. И никто больше, кроме вождя, не имеет права носить на голове красный цвет! Никаких тебе иных атрибутов, погонов, и прочего, нет. Если не заметишь под шляпой красной тряпочки, то запросто подумаешь, что это обычный такой мужичок ходит, но заметно, что уважение к нему тут особенное, мягкое такое, но безусловное.
И конечно же, мы с удовольствием покатали жителей Джюджюнджары на наших аппаратах. Первым, как и полагается, воссел на Урал сам вождь ” мистер Хайген. Если бы он этого не сделал, то никто бы и не посмел кататься с нами, все ждали команды. После нескольких кругов с вождём на аппараты налетели дети и подростки ” сотня, наверное. С рождаемостью тут нормально, видим. Визжат, просятся, рады. Да и мы отогрелись немного. Пошло общение.
Местным паренькам очень понравился наш чёрный флаг мотоциклетного клуба “Ночные Волки, Night Wolves, они его внимательно рассматривали, стали просить в подарок. Такое у нас бывало по всему миру, многие просили флаг себе. Всем так и разъясняем - что это мол, талисман наш, что с ним мы и едем по всей планете, никак отдать не можем!
В селении обнаружилась даже небольшая школа, здесь учат детишек английской грамоте. А вот аборигенской грамоте ” не учат! Но - неправильно это: учат одному - забывают другое, забывают свой язык, культуру, свои традиции, обычаи. Этот процесс приближает аборигенов к английской практике, к современной жизни. Деваться туземцам некуда - своих школ у них, конечно же, нет и быть не может, что старики передадут молодёжи втихаря, то и сохранится может быть в новом поколении, какие уж тут древние традиции и культура!?
Есть в селении кроме учителя, врачи и полицейские, и что странно ” девушки. Они здесь работают по вахтам, меняются раз в полгода, а ещё, разок в три месяца, сюда прилетает самолёт. Наверное, пенсию старикам привозят. Так и живут. Картина, мягко говоря, неожиданная!

[]

Зато блага цивилизации, которыми мы пользуемся, удалось найти без проблем: пополнили запасы бензина и дизтоплива, нам ещё отсюда до Warburtona около 600 км. До поворота на северо-запад 140 км будем ехать чисто к западу, а потом повернём на колею под названием Connie sue, какое-то то ли лошадиное, то ли собачье название!
Провожать нас высыпала вся детвора, и главное - все местные собаки, их тут миллион, наверное, в общем, гораздо больше чем людей. Непонятно, что они едят, но вывод один - аборигены собак очень любят, пытались мы выяснить - не для своего ли питания разводят они собак, но ответа так и не получили!..
Долго вся эта смешанная компания - собаки и дети - бежали за нами, с криками, со свистом, с лаем, в местной жизни это, конечно, событие, такое бывает не часто, а впрочем, так случалось везде: и у нас по стране, в деревнях, то же самое было, когда мы Россию пересекали... Вскоре, всё осталось позади!

Ясно, что мы были очень разочарованы, вместо самобытного народа со своей культурой увидели людей, которым отрезали родные исторические корни. Вспомнилась Африка, масаи, тот народ, что себя в обиду не даёт, потому и живут они более естественно, энергичнее, жизнерадостней, свободней. А здесь - беда!

[]

30 апреля. 28 град. 22 мин. южной широты, 125 град. 46 мин. восточной долготы.
Как бы мы обходились без рамы-коляски на Волке - даже и подумать страшно, не прошли бы ничего! А потом вспоминаю нашу Африку, Сахару, и там-то у меня был Урал-соло, но как-то же выдержали?! Забывается, что ли?
С рамой по пескам дело идёт лучше, но зато на ровных участках было как-то непривычно ехать, ладно что ровные участки тут так редко случаются. Зто на песчаные горы можно заезжать с хорошим разгоном и не бояться упасть. Только вот руль всё равно тяжело удерживать, в глубокой колее мотоцикл мотает, может и выбросить из седла. Ничего, постепенно опыт придёт, тем более, если учесть, что я первый раз сажусь на такого “Волка - с коляской.
Змея! Метра полтора длиной, толстая, не спеша пересекла нам путь, вот я и наехал ей на хвост. Оглянулся? Да-а-а, не завидовал бы я своей участи, окажись рядом с ней без мотоцикла, в иной ситуации. Змея резко развернулась, подняла голову, быстро взметнулась, чтобы ужалить побеспокоивших её, но не нашла - не каждый день встречаются ей мотоциклы в пустыне! Вряд ли всю свою жизнь она видела и увидит ли ещё такое неизвестное ей чудище! А проживёт она ещё, наверное, лет сто.
От Джюнджюнджары проехали около 120 км, и вот несколько едва различимых следов ведут на север, к Варбуртону, всё сходится - и по карте, и по рассказам. Сворачиваем туда же и мы!

[]

Растительности стало меньше, деревьев тоже, это даже лучше, а то до сих пор деревья, кустарники и зелёная трава создавали впечатление будто мы вовсе не в пустыне, где грунт состоит из песка и камней, а в каком-то вполне жизнеобильном природном месте. И почему это тогда пустыню Викторию называют пустыней, если тут всё зелено? Но подумалось потом, что скорее всего это зависит от времени года и сейчас - зима, и вот зимой как раз всё и растёт и зеленеет, но приедешь сюда здешним летом и привет! - вся эта благодать превратится в устрашающий выжженный сухостой, вот тогда и будет - “пустыня! Нашёл я такое объяснение и почти успокоился, просто стал соображать, что для того чтобы удостовериться, надо сюда ещё и летом приезжать, где-нибудь в декабре-январе, дабы не было сомнений в пустынности сих мест. Ну, а если говорить о “пустынности в смысле отсутствия людей, то тут уж в любое время года всё верно - людей между посёлками больше мы не видели, кроме тех змееловов, забегая вперёд скажу, на всех 2800 километрах - никого, только в посёлках! Пустыня - одним словом!
Всё печёт и печёт солнце. Готовили обед. Володя тем временем заделал ещё одну дырку в камере - это какой-то камень пробил, гвоздей и стёкол тут не встречается, железная арматура из тропы не торчит, а камни-то острые.

[]

Из дорожного дневника Александра Синельника: Да, суровые эти края, коварно-предательские, с полным отсутствием сервиса, причём, на протяжении всего пути между Джунджунджаррой и Маралингой, не считая одной постоянно пополняемой цистерны с питьевой водой. На одной перевёрнутой машине, которых тут множество брошено на обочинах, вместо номера была закреплена табличка с надписью Bad boys - плохие парни. А кого ещё здесь можно ожидать в этих краях - только заезжих, оторванных от общества, плохих парней. На лобовом стекле зияло отверстие от пули. Да, именно эту Австралию я хотел увидеть, а не небоскрёбы Сиднея, Мельбурна. Вспоминается фильм Безумный Макс, действие которого происходило на просторах Австралии, где добыча бензина ставила на чашу весов человеческие жизни.
На привале перед сном мы долго и оживлённо делились впечатлениями дня. Под нами было южное звездное небо, тишину не нарушал ни единый звук. Покой, только лишь в ушах стоял гул мотора ” таков Урал. Ничто и никто не мешал отдыхать. Даже назойливые дневные мухи куда-то исчезли.

ПО ДЕВСТВЕННОЙ ПОВЕРХНОСТИ

30 апреля 2004. Перед нами, где-то примерно недели за три, за месяц, в этих краях проходил сезон дождей. Говорят, время страшное и неисследованное, потому что в пустыне страшнее всего не жара и песок, не безводье, а вода: не успеешь от неё убежать - пропадёшь точно! Вот никто и не решается заниматься наблюдениями здешних мест во время сезона дождей. Сюда ни на чём не доберёшься: можно взять только, например, аппарат на воздушной подушке, плавающий сам по себе, тогда и увидишь вакханалию небесных потоков воды, только якорь не забудь, когда понесёт! Вот была бы экспедиция - тоже интересно!
Во время сезона дождей все внутренние посёлки отрезаются от остального мира полностью и что там случись, например, аппендицит у человека - придётся самим себя резать или помирать! Длится водная вакханалия здесь, как нам сказали, от двух недель до месяца, но бывают и аномальные годы, тогда месяца полтора-два! Везёт же людям, словно на другую планету улетают от остального мира, и ничего - возвращаются.

[]

А мы едем сейчас и удостоверяемся, что стали первопроходцами: вновь возникшая поверхность девственно чиста - по ней никто ещё не ездил, не ходил, мы - первые! Это и есть примерно та тропа Connie sue, что даже на карте нанесена. Интересно. Но вдруг, на более высоком месте видим, что несколько чьих-то следов сохранилось: значит вода выше этого места не подымалась - вот тебе и способ измерения высоты воды, что была в нынешнем сезоне.
Зато именно на нужном нам направлении встают преградой глубокие промоины оставшиеся памятниками после дождей, чтобы преодолеть их, приходится попотеть. Хорошо что нас пятеро, всегда можно вытащить мотоциклы из любых ям, как и из песков. А одному тут вообще делать нечего - даже на внедорожнике!
Установился у нас как-то сам собой некий экспедиционный режим, который пока оказывается оптимальным: рано утром, задолго до рассвета, точно в 05-30, я бужу дежурного повара и механика, один принимается разводить костёр и готовить завтрак, а другой - это конечно Володя Сайгаков, готовит мотоциклы для дневного перехода. Работы Володе хватает всегда - каждый день надо что-то делать с мотоциклами, так что от дежурства по кухне он освобождён.
Когда каша приготовится - просыпаются остальные. Едим, пьём чай, обсуждаем. В 07-00 уже стартуем. Иногда - в 08-00, это когда, бывает, что нужно устранять поломку посерьёзней, но в основном пока у нас проиводится текущая профилактика мотоциклов.
Обедаем обычно в 14-00, строго, дольше не тянем: у нас принцип, еда - дело очень важное, пропускать обед нельзя, сил не будет для работы! На всё про всё уходит где-то 1 час, а вечером уже стараемся не ужинать - отдыхаем больше! Вечером, обычно в 20-00, готовим чай, и преодолевая жуткую усталость стараемся проехать ещё часа 2.
По темноте, вечером, ехать намного сложней - трудно отыскивать нужное направление, старые автомобильные следы зарастают травой, и чтобы найти путь иногда приходится останавливаться и вглядываться.
В 23-00 встаём на ночлег, палатки можно ставить тут прямо на колее - всё равно никто не ездит в этих краях, и через 30 минут все уже спят.

[]

СУЕТНОЕ И ВЕЧНОСТЬ

На маршруте твёрдые участки поверхности из камней чередуются с участками рыхлого песка, обычно их нужно проскакивать с разгона, но часто такие песочницы бывают продолжительные, приходится спрыгивать с мотоцикла и бежать рядом и толкать, толкать, толкать... Радуюсь самому себе, хорошо всё же иметь хорошо тренированное тело, не зря мы с братом бегаем марафоны. Но часто беспокоит мысль, а что будем делать дальше, если не будет камней, а только один песок?
Температура воздуха стала подниматься ещё выше - 33 градуса, и Тимура Ибатуллина хватил солнечный удар. Он не мог двигаться, обессилел, ритм дыхания нарушился, пришлось ему полежать, отойти, успокоиться, отпивался водой. Но надолго же останавливаться нельзя. Едем дальше!
Отдельной строкой была для меня, как для руководителя экспедиции, работа со спутниковым телефоном “Иридиум, который нам подарила московская форма “Альфателеком. В этой спутниковой системе есть бесплатная функция приёма SMS-сообщений, вот мы и наладили такой приём: мы сами не пишем, а только принимаем, и оказывается весьма полезно и занятно. Вечерами, перед сном, включаю телефон и читаю присланные нам десятки сообщений, особенно трудится наш штаб сопровождения: Евгений Штиль постоянно нас забрасывает вопросами - спрашивает, какой у нас режим дня, какой рацион питания, все ли довольны питанием, какие поломки преследуют?.. Эти вопросы нам задаются, чтобы потом в голосовых сеансах связи была задана тема для моего рассказа отсюда. Но только, если честно, все предварительные планы забываются, едва включается спутниковый телефон и начинается живое общение с родиной.
Кто-то говорит, что современный телефон ” это для путешественников плохо, вредно, что, мол, раньше люди исходили всю землю вдоль и поперёк без всякой спутниковой связи. Говорят, что он отвлекает от экспедиционных дел, расслабляет силы, уносит энергию, которая нужна здесь, а не там, на Большой Земле, что сюсюкания с родными ” это игрушки, потому что если реально там что-то случится, то всё равно ты не поможешь, не прилетишь сию минуту, и будешь только без толку переживать и сам попадёшься от слабости на маршруте. И что, для тебя, он создаёт иллюзию безопасности, хотя реально, конечно, сию минуту, что случись, никто не прибежит ” сколько ни звони в телефон! А если уж совсем серьёзно прихватило, то телефон нужен только чтобы попрощаться с родными одним словом, это как на трагедии Норд Ост в Москве было. Кто-то скажет, что и не стал бы даже родных своих расстраивать, чтобы с последним словом позвонить. А кто-то даже из своего экспедиционного опыта доказывает, что у него совсем нет времени на пользование телефоном, нет, и когда он вынужден выкраивать такое время, то оно оказывается самым неудобным, самым дорогим, и потраченным зря! В общем, вопросы-ответы, как перекидка мяча через сетку в волейболе ” кто уронит!

[]

Конечно, кроме того, спутниковый телефон - это лишний груз, и немалый, телефон с принадлежностями у нас, например, весил килограмм - не шутка! А ещё, что также доказывают опытные путешественники: телефон ” это ценность, которая однозначно привлекает преступников и хулиганов в криминальных странах, районах мира, в городах, там телефон, как и фотоаппарат, как видеокамера, как и деньги в руках, превращаются в приманку против вас! В общем, есть разные мнения, спорят: полезное это приобретение ” для путешественника именно! - современная связь или вредное?
В целом, что спорить ” связь есть связь, с нею надёжнее решаются многие вопросы в жизни. Но путешествия ” это мир особый, и человек на маршруте ” это уже не тот человек, который живёт в обычной жизни, в городе, на Большой Земле. И тут однозначного ответа нет ” полезно или нет иметь эту возможность в любой момент набрать номер телефона и услышать свою семью, родных, или поработать с прессой. У меня лично в разных экспедициях было и так и так, и был телефон, и не было его. В Африку, например, как раз и не советовали брать ” так и говорили: лишний повод для разбирательств с толпой хулиганов! Но, как нам удалось проехать всю Африку, так сейчас, после финиша, наоборот скажу ” можно было вполне взять с собой и спутниковый телефон. Больше было бы освещения в прессе такого интересного путешествия! Здесь, в Австралии, телефон стал само собой разумеющимся атрибутом: ведь впервые, вообще, русские проникают внутрь австралийских пустынь, тут всё необходимо брать, всё что можно с собой забрать ” и фото, и видео, и телефон. Да и не опасаемся мы в этой стране нападений, слишком уж глухие, безлюдные места в пустынях. Да и за себя мы всегда и везде могли постоять и здесь сможем!
Зато, завершая про спутниковый телефон, как не сказать, что честно, времени работать с ним иногда было не так много: к вечеру уставали мы так капитально, просто валились с ног, дневники даже не заполняли, есть-пить не могли не то что по телефону разговаривать ” вот это точно! И тут обязанность выходить в эфир для прессы была просто обузой, которую исполнять приходилось через силу, с большим трудом, язык заплетается от усталости, а надо что-то ещё интересное им рассказывать, да и на вопросы отвечать. А я чувствую, что им что-то в Москву наговариваю, а сам, на самом деле, сплю, и сквозь сон слышу их вопросы и что-то даже впопад отвечаю, но на самом деле организм реально спит. Вот так исполнялись сеансы спутниковой связи в этой нашей непростой экспедиции. Было бы полегче ” вспоминал бы, сможет быть, иначе, и аргументы за и против спутника высказывал бы другие, но сейчас ” только эти!
Из дневника Саши: И снова рычат моторы, мы продолжаем путь. По-прежнему из буша выглядывают пустые глазницы брошенных машин-скелетов. Движение начинается трудное и напряжённое ” болят мышцы рук. Попадаются то там, то здесь дикие верблюды. Они неторопливо бродят по просторам австралийских пустынь, имея в своем распоряжении обилие зелёного корма, дающего им беззаботную жизнь. Из-за кустов возле проезжей части выбегают флегматичные дикие собаки Динго - цвета выжженной травы - динго. Здесь, среди безмолвия и неспешных ритмов пустыни то, что делает человек в суете сует в далёком и деловом мире, кажется бесполезным, бессмысленным, бездумным

[]

1 мая. День. Солнце. Встали отдохнуть и перекусить. У меня возникла идея допить остатки водки - болталось там в большой бутылке грамм четыреста, - допить, чтоб не думать больше о ней. К большому огорчению нашего Володи - любителя выпить, на всех маршрутах у нас установлен строгий “сухой закон! Вот и в пустыню взяли только одну бутылку водки - для проформы, тут и пришло решение от неё отделаться, чтобы не мозолила глаза.
В пустыне, в это время года, от жары можно спасаться во время движения, когда обдувает ” вроде бы и хорошо. Ну, выпили мы - и в путь. По направлению к искомому Варбуртону, на северо-северо-восток, проехали еще 140 км. Как будто это водка дала силу, хороший она стимулятор на какое-то непродолжительное время, но, на самом деле, обманчивый: на организм не оказывает общего положительного воздействия, не повышает резервы организма, не вскрывает запасы сил. Выпил пустоту. Жизненный тонус человеку придают чистые мысли, здоровый образ жизни, физические упражнения, правильное питание, купание в воде, свежий воздух и прочее естественное, природное. Но при такой, правильной, жизни скорого явного подъема, эдакой эйфории, не наблюдается, в отличии от выпивки. Человек выпил - и как будто счастлив, у него, как будто, прекрасное настроение, всё ему “по плечу, “море - по колено, но только на тот момент, пока он находится в нетрезвом состоянии, а утром уже такому человеку не до творческих, вчерашних, полётов, будущее выглядит ещё более туманным, и вообще всё видится уже в серых красках, а яркие радужные надежды словно канули?! Где они?! Они остались в том пустом стакане.
Я не хочу сказать, что спиртное это абсолютное зло, нет - здоровый человек не должен его бояться, но и не должен принадлежать водке. Действительно, иногда человеку надо для весёлости, для душевной беседы с друзьями выпить немного, но основное свое время жизни на этой земле нужно быть обязательно трезвым. Просто многие люди забыли о естественной радости - чтобы пройти по лесу, по степи, поплавать в реке, озере, послушать пение птиц, увидеть движение воды в реке, плеск волны, восхититься рассветом и закатом.
Пусть меня простят любители выпить, но спиртное - это великий обман, надо всегда помнить, что этим зельем споили и спаивают до сих многие народы, что от них осталось? Резервационная культура, да остатки памятников старины, которые напоминают о былом прошлом. Спаивают сейчас и Россию, и как жаль людей! Нам бы всем решить, каждому из нас, кем мы будем завтра, кем будут наши дети, каким будет наш народ? Великим? Или останется только на страничках учебников по истории, а то и с них сотрут всю память? Ответ очевиден, но сделать шаг к нему - это значит отказаться от водки. Каждый ли способен?

[]

Оставаясь пока в таком слегка приподнятом настроении, мы катили дальше, пробиваясь через заросли буша, пока я колесом коляски не налетел на толстую острую ветку, торчащую на тропе, удар был сильный, колесо спустило. Остановка! Надо беречь заднюю покрышку, если не уберегу, то “Волка придётся оставить в пустыне - без покрышки он - груда железа! Почему мы не позаботились о запасной? Но - всем не запасёшься, хотя резина, всё же, главное.
Вспоминаю - где осталась наша запасная покрышка - в Москве, в аэропорту Шереметьево, в тех самых “воротах страны, откуда выезжают, вылетают, и куда приезжают, прилетают, в первую очередь, все гости страны и её граждане. У нас всё при отправлении было, когда мы двинулись на посадку - и запасная коробка, и покрышки, но тут стеной встали на нашем пути доблестные шереметьевские таможенники: на полную катушку была запущена их отработанная система отбора денег, когда прицепляются к любому, ко всякой мелочи, чтобы только выманить деньги. Нам выставили жуткие тарифы за перевозку, объявили всё негабаритом, в общем - хотели “обуть, разуть и раздеть одновременно. Мы на наш родной российский таможенный отбор денег не поддались и вынуждены были оставить в Москве коробку скоростей и покрышку. И вот теперь, уже здесь, в пустыне, вспомнили “родное Шереметьево, как они бьются за престиж страны, а на деле - позорят её перед своими же гражданами, не говоря уже перед всем миром. И порядка там не наведут никогда! Гиблое это место, гнилое.
После поворота с западной тропы на северо-северо-восточную, о котором я говорил, дорога заметно ухудшилась. Колея тут вовсе не накатана, вся дорога заросла кустами, и переплелась паутиной, да, не удивляйтесь - паутиной! Даже со счёта сбился, сколько я “собрал пауков на себя?! Да больших таких! Они на ходу прицепляются к одежде, видно очень хотят покататься на русских мотоциклах - когда ещё им выпадет такое удовольствие? Да и выпадет ли вообще больше ” тут на тяжёлых мотоциклах ни до нас, ни после, вряд ли кто поедет ещё когда!? А пауки ” любопытные же животные. Едешь быстро, а он успевает - бах! - и висит уже на тебе, ловко, незаметно так цепляется. Мастера автостопа.
После 100 км по новой тропе опять пошли сплошные пески. Но пока ехать можно. Хорошо, что старые кое-где видны между песчаными холмами.

[]

Успеваем рассматривать окрестности, отмечать чудеса. Например, удивляет толщина деревьев, которые здесь растут. Даже не ожидал увидеть подобное в пустыне. Поставьте на своих картах точку с координатами S 28 град 22 мин, Е 125 град 46 мин - тут всё это и было! Наверное, под корни тех толстенных деревьев выходят подземные источники воды, получается вполне нормально: сверху жарит солнце, питает листву, а снизу есть вода - гони по стволу и пей, вот дерево и растёт в толщину. Растёт на сплошном песке, и никакого чернозёма ему не надо. И короедов нет.

УСТАЛОСТЬ

1 мая. Всё пока благополучно. Слава Отцу и Сыну и Святому Духу. Аминь. Мы уже месяц в Австралии, молюсь Богу, чтобы и дальше миловал. А рядом поют птички, как будто вместе со мной молятся Творцу.
Поражает обилие верблюдов. Когда же их сюда завезли? И как везли? И сколько? Теперь они здесь расплодились в большом количестве и ходят-бродят по пустыне. Уж сколько их видели, в основном небольшими группами, по пять, шесть - серо-белые, медленные. Зоопарк какой-то. А в Сахаре верблюды были более активные, подвижные. Другой вид там.

Надо менять режим дня, довожу себя и всех остальных до изнеможения. Дошло до того, что встаём задолго до рассвета, около 04:40, спать ложимся не раньше 21:00, а чаще - в 22 часа. Весь день за рулём, если не считать 1 часа остановки на обед, и два, три раза по 20 минут для короткого отдыха. На этих остановках просто нет сил стоять, все падают на песок, как подкошенные. Вчера вечером сильно дрожали руки, сегодня решили поспать чуть больше, встали на час позже.
Но не могу себя изменить, гоню и гоню. Спрашивается, зачем так? Это у меня характер такой - по другому не получается, родился таким: если я на маршруте, в экспедиции, то надо выкладываться по максимуму. А отдыхать будем после победы.

[]

Вчера был трудный день, трудная дорога. Бывают участки, где много песка, “Уралы идут с трудом, и “Волку всё время приходится помогать - мы все спрыгиваем на землю и толкаем, толкаем, если пять минут сидишь в седле, то следующие двадцать пять - толкаешь. Фиксирую это в дорожном дневнике. Писать получается урывками, чаще вечером, перед сном, а когда и днём пару слов напишешь, но сегодня получилось утром пописать.
Ну, вот, пробили “склянки, Саня сегодня дежурный, посигналил, это значит завтрак готов. Хватит писать, дела надо делать!
Хорошо всё-таки, что песок не всегда такой мягкий и рассыпчатый, и часто поверхность достаточно плотная, почти твёрдая, песок сбитый, крепкий, но на нём тут много камней, которые трудно объехать. А есть места, где, видно хорошо, проезжал когда-то давно трактор, или танк, и оставил чёткую гребёнку, так на ней можно оставить свои собственные почки - трясёт страшно, бьёт до боли. И тянутся такие участки порою по тридцать километров, вот и приходилось ехать на 1-2-й передачах. В таких случаях седоку вообще нечего делать, Тимур спрыгивал с коляски и просто шёл пешком или слегка бежал рядом, чтобы успеть. Разминочка!
Бедные “Уралы! Сколько им приходится терпеть, по-моему, они испытали все возможные трудности, какие могут быть на этой планете. Но ведь держатся же, бегут, и нас несут - техническое чудо. Пришлось проезжать и пески, и глубокие промоины от воды, но если честно, я всё-таки готовился психологически к более трудному маршруту. Не знаю, что там будет впереди, но оказалось что в пустыне Виктория достаточно много растительности и деревьев, что она в эту пору не такая уж и безжизненная, а это облегчает взгляд, психику, отвлекает от трудностей - вот и дорога воспринимается не такой уж сложной. В абсолютно пустой, выжженной Сахаре, среди только песков, миражей, отсутствия тени, и больше ничего - было морально тяжелее.

[]

WARBURTON - ГРАНИЦА ДВУХ ПУСТЫНЬ

02 мая. Въехали в Варбуртон (Warburton) в 13:00 по нашим часам. Въехали и сразу же выехали оттуда. Как набросились на нас местные блюстители, вот тебе и гостеприимство. У них такой закон посреди пустыни: нельзя въезжать без оформленного разрешения-пермита, и вообще без пермитов ни в одно аборигенское селение белым въезжать нельзя. В итоге, остановились мы возле бензоколонки, в маленьком кемпинге на въезде в посёлок, в несуразном месте. Но нам не важны такие тонкости, нам бы отдохнуть да заправиться!
Только непонятна такая логика пермитов: конечно, аборигенов берегут от туристов, от новых болезней, от криминала, но сами-то их культуру уничтожают - это как понимать? - сбережение что ли? Далее, ясно, что оформление пермита - это какие-никакие, а деньги. Пусть эти деньги идут туземцам - кто против? Но я могу уплатить прямо на въезде в аборигенский посёлок, чем не деньги, оформите там, на месте! - нет же!!! Ладно, если стремятся тут заработать больше денег, то туристов должно быть больше, а препоны такие - кто поедет? Опять несогласованность. В общем, многого мы не знаем в тонкостях здешней политики и взаимоотношений белых с аборигенами, многого не понимаем и не поймём. Для нас это было так странно, насчёт этих пермитов, когда мы уже приехали в Австралию, а до этого нигде никто про пермиты нам ничего не говорил, даже в австралийском посольстве в Москве, когда визы получали, и то молчали. Почему? Австралия не афиширует эту проблему - зачем “выносить сор из избы, но правильно ли это? Это у них менталитет такой. А может быть, на власти давят сами аборигены, их лидеры сами испросили такой порядок установить - тут уж никуда не денешься: в конце концов, хозяева-то страны - они, коренные жители, аборигены. Они тут живут миллионы лет, а белые 200 лет как приехали и давать рулить! Ясно! На континенте сотня разных местных племён, языков, коренных народностей, и у кажого племени свои порядки, требования, условия. Пусть аборигены и вялые люди, по древности своего рода, но всё равно их лидеры как-то дают о себе знать - вот и установились такие странные законы: “без пермита ты не гость, иначе это звучит так - “без приглашения в гости заявляться нехорошо, или даже так - “незваный гость хуже татарина, то есть, хуже напавшего врага! Есть логика, конечно. И к законам гостеприимства это мало относится, потому что когда пермит оформляешь разве сообщают из столичных городов аборигенам, что такой-то и такой-то, именно, едет туда-то и туда-то ” встречайте, значит!?? Смех. И ещё сами австралийцы, многие, мы разговаривали, недовольны налогами, которые они платят за аборигенов: почему недовольны ” это мы выяснить подробно не смогли, наверное, большие налоги. Но с другой стороны, кто когда какими налогами доволен был?

[]

Здесь в глубинах Австралии аборигенам понастроили современных домов, но не все любят жить в них, недовольны многие. Платят туземцам пособия - не меньше 1000 австралийских долларов. Есть тут магазины, где аборигены получают продукты. Им теперь не надо с бумерангом бегать за кенгуру, кстати говорят, что из мяса кенгуру получаются очень вкусные блюда. Дети ходят в школу и там их учат английскому языку и прочим современным грамотам, и естественно, своему языку и культуре не учат, всё забывается.
Тут даже увидели мы церковь, а возле неё - толпу аборигенов.
А ещё мне смешно было видеть их за рулём автомобиля. Эдакий первобытный, на вид, человек и вдруг управляет машиной - чёрная голова, взъерошенные волосы, до такой степени грязные, что стоят пучком. Нашему взгляду они кажутся страшными: нос сморщенный, губы толстые, цвет кожи чёрно-коричневый, бывает и совсем чёрный! В общем, ночью увидишь, подумаешь - чёрт, и помрёшь со страха. Не знаю, какими глазами они смотрят на нас. Но они, скорее, в этом плане, лучше нас, проще, наивней. И рассматривают нас с неподдельным интересом - это вначале сковывает, а потом становится приятно даже.
Если честно, то мне их очень жаль: слоняются без дела по улицам, такое впечатление, что у них вообще отсутствует интерес к жизни. Ну, пришли белые люди на их земли, потеснили их в пустыни, вмешались в их устоявщуюся жизнь, и результат плачевный - они, конечно, вымирают. А те, кто добрался до алкоголя, это в столичных городах, вообще превращаются в нелюдей. Замечено, что всем древнейшим народам гораздо вреднее пить алкоголь, чем нам, более молодым народам, это наводит на мысль, что сильного алкоголя, типа водки, в прошлые тысячелетия на планете не было, принимали что-то другое для удовольствия, более слабое и натуральное.

[]

Специалисты говорят, что аборигенов осталось совсем мало, их всего около 1 % от всего населения Австралии. Насколько точны эти данные - не берусь судить, аборигены могут и скрываться в глубинках, и выживать там, как их сосчитаешь. Цифры примерные. Плохо, что ничего уже сделать нельзя, не дадут им жить как миллилон лет назад, да и сами они уже так жить не могут - всё перемешалось, и до исчезновения первыми доводятся древние народы, насчитывающие миллионы лет своей истории, такие как индейцы, северные народы, эксимосы, и вот - австралийские аборигены.
Но - это всего лишь мои впечатления, ведь вижу всё мимолётом, из седла мотоцикла, на ходу, мы же не ставим цель изучить быт этого народа, наша цель - проехать сквозь континент, сквозь три его пустыни. И есть первый результат - как раз в Варбуртоне закончилась та самая пустыня Виктория, и началась следующая - Гибсона.
Слава Всевышнему Богу нашему, что позволил нам осуществить это! Результатом я доволен: 1200 км по бездорожью за четверо суток, это даже больше, чем я ожидал. Конечно, мы тоже не теряли времени понапрасну и гнали, гнали, где только можно. Через силу.
Недолгого пребывания в Варбуртоне в качестве непрошенных гостей нам хватило вполне.

[]

Кемпинг, где мы остановились, конечно, не блистал. Рядом бензостанция, тут же и магазинчик, но цены на всё - на бензин, на дизтопливо, и на питание, дороже на 50 % обычных австралийских. Нужного бензина не оказалось, есть только 100-й, но нет нашего 92-го, пришлось покупать 60 литров дорогущего, будем мешать его с имеющимся у нас в запасе 92-м (в соотношении 1 к 3), у нас его 180 литров, так и обойдёмся. А дизтоплива закупили 300 литров, впереди труднейший маршрут длиною не менее чем в 1500 км по пустыням Гибсона и Большой Песчаной, и финиш его уже не в посёлках, а на берегу Индийского океана, на северо-западе континента.
Стали выяснять что-либо подробное об этом маршруте, но никто из местных ничего вразумительного не ответил.
Зашли в полицейский участок, там немного прояснили ситуацию, но всё равно так приблизительно, неточно, что нам и самим ясно было из рассматривания карты.
Зато случай встретили. Стоим, разговариваем с полицейскими, вдруг из окошка камеры выглянула аборигенская физиономия, мы спросили: “За что сажаете? Ответ: “В основном за то, что пьют (спиртное во всех районах, где живут аборигены, продавать запрещено строго настрого!) или нюхают бензин? Вот тебе и раз! А мы ещё обратили внимание, почему тут все бензоколонки закованы в стальные конструкции из толстенной арматуры и под огромными замками, так стало ясно - чтоб местные до бензина не добрались! Вот вам и токсикомания! И где? Посреди пустыни!
Помылись, постирались мы, нам отдых очень нужен, Саня приготовил вкусный ужин. За лучшее дежурство, после каждого цикла выдаю приз, на этот раз - настоящий бумеранг. Купил по случаю.
Завтра рано утром двинемся в путь. Пустыня Виктория позади, впереди ” следующая.

[]

Из путевого дневника Саши: Варбуртон ” аборигенский городок, где аборигенов учат жить искусственной жизнью, контролируемой белыми пришельцами. На мой взгляд, они их бесповоротно портят и лишают вековой самобытности и сил. Цивилизация отнимает у них свободу, а постепенно их жизнь. Тимур попросил двух аборигенов продемонстрировать полёт бумеранга, но ни один не сумел сделать это искусно и заставить это деревянное оружие возвратиться обратно в руки. Почему? Может быть, бумеранги были не того качества. Но это лишь мои незрелые поверхностные соображения
... От недостатка сна накапливается усталость, что приводит к раздражительности и потере работоспособности. Это из моего личного опыта мотопробегов. Терпение ” одно из самых необходимых душевных качеств человеческих в длительных походах.

ПУСТЫНЯ ГИБСОНА

3 мая. Удивляюсь - как “Уралы до сих пор не развалились?! Условия для езды ужасные, дорожка заросла травой, а после сезона дождей много глубоких размывов, неровностей. Посадка у “Волка низкая, я еду как на комбайне по высокой траве, срубаю её коляской, а колеи даже не видно, приходится пробиваться “на ощупь, по каким-то едва видимым старым следам, что, на самом деле, очень опасно. Иногда влетаю в ямы или в термитники, которых тут много, это ещё одно яркое свидетельство того, что дорога давно забыта. Термитники высотой выше метра выросли прямо посреди тропы, это значит точно лет десять никто не проезжал, а то срубил бы машиной, и начинай бедные термиты почти всё с нуля.
Иногда кажется, что “Урал - это некий плуг и я пашу им землю. Как до сих пор масляный картер не пробил - удивляюсь?!
Хотя и никаких границ между пустынями тут не проведено, но на удивление - словно мы такую границу переехали и попали действительно в другую пустыню. Молодцы учёные - как это им удаётся выяснить такую разницу и провести границу на картах. Сейчас у нас пошла пустыня Гибсона - вторая из намеченных! Интересно!

[]

Песок в этой пустыне Гибсона тёмного цвета и гораздо более вязкий, мотоциклы едут с трудом, и гораздо часто приходится бежать рядом и толкать.
А ещё тут появилась совсем уж неожиданная растительность, она нам положительно не нравится: это “злая трава - так мы её назвали, её колючки очень тонкие и повсюду впиваются в наше тело, от чего становится очень больно. Наказание.
Теперь наш путь лежит через пустыню Гибсона. А после ещё мы должны преодолеть
Большую Песчаную Пустыню, в общем впереди ещё хватит бездорожья и полного
автономного перехода. Намечается ещё одно аборигенское селение ” Канавариджи, но пока, по планам, оно остаётся в стороне, к западу.
Строки из дневника Александра: 3 мая. Находимся в пустыне Гибсона. Растительность здесь более скудная, преобладает мульга ” акация, поднимающаяся до 4 м. Каменистый грунт. Бесконечная тряска. Беспокоимся по поводу Уралов - такие пустыни могут уничтожить эти тяжёлые мотоциклы
Сегодня посчастливилось наблюдать кенгуру, в этой глуши они не очень пугливые.
Подъехали к развилке дорог, к Т-образному перекрёстку. Нас ждала дорога ” тропа под названием Gary HWY, на ней не было ни одного отпечатка машин ” только следы неутомимых кораблей пустынь. Впереди полная неизвестность. Это действительно недействующая дорога, о чем свидетельствует заросшая кустарником колея и термитники. Бросилась в глаза надпись на металлической табличке Подумай, сможешь ли ты. Знаменательно!

У нас нет выбора - будем двигаться по GARY HWY TRACK ” так названа эта тропа на карте, что мы купили в Сиднее. Но полицейские почему-то не советовали ехать этим направлением, говорили так из-за трудной проходимости, глядя на наши тяжёлые, низкие Уралы. И всё качали головами, мол, куда вы, ребята, даже не суйтесь! - дорога давно закрыта, на пути очень много промоин, порою непреодолимых.

[]

Чем севернее поднимаемся, тем жарче становится, двигатели греются. Бедные Уралы - всегда горячи, словно это печи для выпечки булок.
Но деваться нам некуда, раз запланировали, значит надо приложить все силы, чтобы прорваться. С этими мыслыми и толкаем вперёд свои аппараты.
Поначалу столкнулись с большими трудностями при прохождении глубоких ям, они образовались прямо на тропе, объезжать ещё сложнее, чем так, с тропы, форсировать. При первых этих яминах даже стали посещать сомнения - а сможем ли вообще вдруг дальше ещё хуже? Это от усталости такие мысли приходят ” я знаю! Но вот, выдержат ли такое Уралы? По логике ” они давно должны были переломаться, а по вере в них, и на русский авось - может и получится.
Обнаружил след какого-то джипа, приблизительно двухнедельной давности. Это обстоятельство придало внутренней уверенности: кто-то проехал, значит ” проезжается! А потом усталость принесла другие мысли - может и не проехал, а только лишь пытался, не вышло и вернулся? Что за напасть - эта усталость!?
Дороги, в нашем привычном понимании, тут давно уже нет - всё заросло кустарником и паутиной с большущими пауками. На нашем пути громоздятся повсюду высокие термитники - для нас они как символ заброшенности тропы, когда тут кто в последний раз ехал? Вот мы и приспособились термитники на ходу сбивать, чаще всего каркасом коляски: как тараном - удар! - и всё разлетается в разные стороны. Термиты на нас обижаются, наверное, но если б не мы тут проехали, а кто-то другой, всё равно бы сбили, потому что построили они свои дома прямо на угадывающейся тропе, где раньше какую-то дорогу, когда-то, пробивали. Долго не ездили, вот термиты и привыкли ” значит, можно строить, раз никого по десятку лет нет!

[]

Зато чем радует пустыня Гибсона, так то, что нет обширных участков сплошных песков и нет сильной жары! Вспоминаю постоянно сильную жару в Сахаре, там мы не могли из-за неё проходить в день и 150 км - двигатели кипели после первых 15-ти километров, а здесь, благодаря средней температуре около плюс 23 градусов, не перегреваются двигатели мотоциклов.
Да ещё благодарю светлую техническую голову инженера Володи Сайгакова, что он разработал такой дивный каркас вместо коляски для Волка. Благодаря каркасу мы с Волком не заваливаемся в песках, а в Сахаре-то, на Урале-Соло в день я "наворачивался" раз эдак по 10-15-ть. Вот тебе и конструкторская мысль!
Вот встаёт новое утро, и нет предела восхищению тишиной и красотой пустыни! Так ценны эти впечатления. А тишина, потому что нет людей, можно проехать и 1000 км и не встретить ни одной машины, ни одного человека. Мне так трудно передать всё словами, трудно записать в дневник, надо приезжать в пустыню самим, а для рассказчика голова не работает, целый день так трясет, что, по-моему, нашим мозгам и почкам скоро придёт конец.
Володя на стоянках делится впечатлениями: Удивляюсь, когда взглядом не нахожу привычных нам электрических столбов, так и кажется, что вон там, на повороте, появится какое-нибудь строение, или дымовая труба, или встретим человека на машине, а едем, едем, и всё нет и нет никаких признаков цивилизации? Никаких. Чудеса!
Из дневника Саши Синельника: 4 мая. Медленно продвигаясь мы приоткрываем покров таинственности пустыни Гибсона, узнавая её. Необитаемые и непосещаемые места!
У меня такое ощущение, что я в пустыне нахожусь очень давно, живу здесь целую вечность. Прошло всего лишь 8 дней с тех пор как мы съехали с трассы в пустыню, а в моём сознании ” как будто другого мира не существует!
Пересекли Южный тропик, который называют здесь Тропиком Козерога по названию звёздного созвездия. Неожиданно улучшилась дорога: появились следы автомобилей. И вдруг увидел раздавленного кенгуру, кровь, внутренности на песке. Как же так?.. Значит, недавно здесь кто-то проехал. Я полон противоречий, кажется, мир тоже

[]

04 мая. 22 град. 28 мин. южной широты, 125 град. 13 мин. восточной долготы.
Трудные участки. В мягких песках Волк вязнет моментально, в таких случаях, когда кто-то рядом, вдвоём, а бывает и только вчетвером, выталкиваем аппарат из песка до более надёжного грунта. Но песок не всегда такой рыхлый, пустой, и чаще всего колея позволяет ехать.
Пассажиру тут вовсе не легче, чем драйверу за рулём. Ехать в коляске, точнее на раме, очень тяжело, жёстко, амортизатор предназначен для более тяжёлой люльки, а каркас удары не смягчает. На такой тропе значительно повышается риск вылететь, коляска взлетает, если мы наскакиваем на бугор или камень, а бывает, и на термитник, оказывающийся иногда твёрже обычного.
Но все самые плохие слова вспоминаются, когда начинается гребенка - вот это конец! Андрей, наш фотограф, поначалу всё время ехал в джипе, и всё говорил: О, надо же, дорога хорошая, ещё два, три дня, максимум, и мы выскочим на асфальт! Чудак, ей Богу - не знал, что говорил. Через пять дней он перестал такое высказывать.
Чтобы познать всю прелесть хорошей дороги, мы решили его посадить в коляску, на место Тимура. Почти весь день, с 16:00 до 23:00, он ехал со мной, два раза чуть не перевернулись, два раза нас выкинуло из колеи, хорошо не наскочили на дерево, на ходу срубили десятки сухих тонких деревцев, несколько термитников. А когда наскакивали на твёрдые термитники, Андрей подлетал с сиденья в воздух с криком: Ой! Ой! Ой! По ходу дела мы разорили много паучьих царств, а густая паутина и большие пауки оставались у нас на одежде и на мотоцикле. Вдобавок ко всему, в этот день мы много вязли в сыпучем песке, и пришлось здорово попотеть, чтобы вытолкнуть наш тяжелющий Урал.

[]

Вечером, когда уже поставили палатку, Андрей понял, что чужой не сладок мед, и забыл слова хорошая дорога! в пустыне. А обессилел он настолько, что даже не мог помочь поставить палатку. Едва в неё заполз.

5 мая. 22 град. 08 мин. 34 сек. южной широты, 125 град. 26 мин. восточной долготы.
Где-то здесь, на пересечении с тропой STOCK ROUTE, закончилась пустыня Гибсона и началась Великая Песчаная.
Сижу один-одинёшенек. Санькин Урал сломался в шести километрах от нашего места ночёвки. Я успел ускакать вперёд, и пока прорывался, даже не смотрел назад, не до этого было, а потом только понял, что что-то произошло! Тимур догнал нас на джипе и увёз Володю назад - ремонтировать поломанный Урал. Но мне же не возвращаться обратно, вот и сижу один в этом мареве.

[]

Солнце жжёт, мухи миллионами, маленькие такие, злые, такие приставучие, хуже наших комаров, облепляют всего, жизни от них нет. Так и думалось ” лучше наши комары, чем здешние мухи. Всяк кулик своё болото хвалит!

БОЛЬШАЯ ПЕСЧАНАЯ ПУСТЫНЯ ” ДОЖДАЛИСЬ !

6 мая. Раннее утро. Ревизия. Подсчитал наши запасы: Воды? 150 литров! Еды? Картошки - 3 кг, 8 пакетиков супа, 5 пакетов крупы, консервы овощные и мясные - 10 штук, орехов - 1 кг, сахара - 2 пакета. Должно хватить на 8 суток, если экономно питаться и воды пить из расчёта 4 литра в день на человека. Тоже должно хватить на 8 дней.
До ближайшего населённого пункта, по нашему маршруту, около 570 км ” это по карте, а в реальности ” кто знает? За вчерашний день проехали всего 90 км, это даже ездой назвать трудно ” ползли, а ведь были дни, когда мы пролетали и по 200 км. Но сейчас такой пробег просто нереален!
Мы движемся уже по Большой Песчаной Пустыне. Вот она. Опять учёные не ошиблись ” совсем другая территория, совсем другая природа, всё отличается от предыдущей ” пустыни Гибсона. Та длилась 650 км, сколько же будет длится эта ” следующая?

[]

Песок тут мягкий, Волк вязнет постоянно, и пошли сплошь барханы - это такие колоссальные песчаные возвышенности высотой 7-15 метров, шириной от 20 до 50 метров. Это целые песчаные хребты, и отчего это они такие длинные-предлинные, и отчего тянутся на многие километры, и мысли не было попытаться объехать их ” они уходят за горизонт, а расстояние между ними, в среднем, 300 метров. Старая колея идёт чаще всего поперёк барханов ” ясное дело, никто же на мотоциклах сюда не забурялся, пробивали тропу на танках, на вездеходах, а им ” всё равно ” едет в лоб, поперёк барханов. Но дошло дело, что и наш джип стал застревать на вершинах этих громадных песчаных гор. Тогда достаём лопаты, и вперед - выкапывать колёса. Потом наламываем веток, чтоб подложить в колею. Толкаем эту огромную машину все вместе, она рычит как зверюга, но всё же проходит. И так ” раз за разом. И конца - не видно!
Расстояние 300 метров между барханами позволяет на мотоцикле прилично разогнаться и на 3-ей передаче залететь на верх песочной горы! Тут, не доезжая до вершины, переключаюсь на 2-ую передачу, выскакиваю из седла, и на всех оборотах толкаю аппарат, перескакиваю через верх. Но там уж полностью мотоцикл увязает в песке, в четверть колеса, но благодаря наклону, кое-как спускаюсь, правда не всегда удаётся прорваться таким образом, без чьей-то помощи.

[]

Обычно, или разгон получается плохим, или колея вдруг делает эдакий крутой поворот прямо пред горкой, а на повороте скорость приходится сбавлять в любом случае, пробовал не сбавлять, коляска поднимается вверх. Мотоцикл трудно удержать в колее. На повороте из-под колёс взметаются столбы пыли и песка, двигатель рычит, как лев, скорость всё равно падает, и, не доезжая вершины, мотоцикл вязнет уже по уши в сыпучем песке. В таких случаях аппарат спускаем уже всем миром вниз, и по бездорожью, по кустам, минуя колею, как получится.
Едва выбираюсь на более или менее ровное место, как всё снова: разгоняюсь, лечу, опять песок, столбы пыли, рёв железа, и иногда преодолеваю вершину, а иногда не доезжаю совсем чуть-чуть, так жаль ” не получилось!
Стою, жду, когда подойдут ребята. Они уже бегут на помощь, впрягаемся и выталкиваем через вершину к склону, там я уж скатываюсь. И так раз за разом. Двадцать, тридцать, сто раз ” сколько там ещё таких барханов?! На карте и то их тысячи, вначале даже считать пытался, но после нескольких десятков бросил ” пустое. А солнце сверху жарит и жарит, а песок дышать не даёт, а ехать-то надо и надо! Обливаемся потом, теряем драгоценное воду в организме, хочется пить, но много не выпьешь, труднее будет ехать!
Сел опять рядом со мной на мотоцикл фотограф Андрей Сармин, проехали один, другой бархан, он и спрашивает: А сколько ещё там впереди? Что ответишь? Говорю: Да, вон тот ” последний! Давай, налегай! Помогай! Ещё чуть-чуть! Проехали и тот бархан. Он видит, что за ним ещё и ещё, спрашивает опять: Когда они кончатся? Никогда, ясное дело. Взгляните на карту!
А говорят, тут люди жили, аборигены, значит. Как-то умели ведь выживать! Только нам здесь даже непонятно что делать? И потому цель одна ” проскочить скорее, скорее, гнать, гнать! Есть ли другой способ преодолеть это пылающее пространство барханов и жары? Нет, надо тогда остановиться, бросить всю технику, раздеться до гола, и вжиться в пустыню, но тогда исчезнет цель ” стремиться куда-то за горизонт, а мы как раз туда и рвёмся!
Смотрю на второй наш Урал - с приводом на колесо коляски, на нём мой брат Саня. Со стороны кажется, что он проходит такие преграды ” барханы - без особых трудностей. Усилий, которые прикладывает мой брат, со стороны не видно. Как перенапрягается мотор ” может сказать только наш механик. Конечно, это безумие - ехать по пустыне на тяжёлом низкосидящем мотоцикле, на Урале, на Волке, по сути, он не едет - его приходится тащить. И я тащу Волка с рамой от коляски, а Саша тащит Урал с целой коляской, так что ему труднее, гораздо труднее. Он скорее меня устаёт, и отдыха ему нужно больше, но отдыха всё нет и нет!

[]

Продолжаю удивляться стойкости Уралов, и почему они всё не ломаются!? В голове постоянный вопрос - как они всё это выдерживают?! А если вдруг порушатся основательно - как тогда будем выбираться? Справится ли джип со всеми нами? И об этом мне надо думать как руководителю экспедиции. (Посмотрите технический отчёт Володи Сайгакова, который приложен к этой книге ” оцените перечень сделанного!).
Всё идёт и идёт пустыня Большая Песчаная, она точно оправдывает своё название, потому как стоя на возвышенности смотрю на север, туда, где будет проходить наш маршрут, и вижу лишь одни высокие-высокие, длинные-предлинные, как гигантские спящие змеи, песчаные гряды, прегражающие нам путь. Их бесчисленное множество, им нет числа, расстояние между ними в среднем 300-500 метров, и уходят они рядами за горизонт. Как мы их преодолеем? Как? Серьёзно? Были бы у нас мотоциклы эндуро, кроссовые, тогда другое дело, но уж теперь - какие есть, что выспрашивать другие!?

[]

Начались бои с Большой Песчаной. Да, да, самые настоящие бои! Первым ушёл, вырвался вперёд джип и на верхушке горы увяз в песок ” приехали! Пришлось в дело пустить лопаты, подкладывать наломанные кустики, мучались мучались капитально, копаешься, а проку немного: слишком мягкий сыпучий песок, откапываешь, а он обратно обсыпается. Всё же кое-как выбрались. Я пока подходил к ним на помощь, смотрел за всем происходящим издалека, внизу у меня уже пошла более прочная поверхность из сбитого песка, вижу - Саня поступил неблагоразумно, погнался зачем-то за джипом, тот застрял на верхушке, а мотоцикл, не сумев с ним разъехаться, тоже увяз. Конечно Урал-Спортсмен" освободили быстрей и спустили вниз на противоположную сторону песчаной горы.
Ну, теперь моя очередь брать очередной бархан:
- Володя, держись! ” кричу Сайгакову, который сжался на каркасе-коляске. Разгоняюсь по-максимальному, насколько позволяла колея, и с разгона, на 3-й передаче, начинаю подниматься, едва скорость падает, моментально переключаюсь на 2-ю передачу и с диким рёвом двигателя въезжаю на верхушку, а тут нас подхватили пацаны и, не давая глубоко увязнуть в песке, толкнули с горы вниз. Даже не верится, что тяжеленный, низкосидящий чоппер может такое вычудить!? А впереди таких гор - тысячи...

[]

Первый блин для джипа стал комом, но зато следующие песчаные гряды машина уже преодолевала нормально. А вот "Волку" приходилось всё туже и туже, особенно, когда расстояние между грядами оказывалось небольшим и не было достаточного места для разгона. Но и тут не угодишь ” бывает, что и расстояние для разбега достаточное, но на пути ” вдруг! - ямы, или резкий поворот перед самым подъёмом, в результате скорость теряется уже на середине подъёма, и всё ” привет! - вязнем в песке. Приходится тогда стаскивать мотоцикл обратно вниз, потому что поднимать, толкать вверх совершенно немыслимо, невозможно, да и бессмысленно, а вот скатив его вниз можно заново разогнаться, срезать тот крутой неожиданный поворот, и взлететь-таки на вершину. Опыт показал, что внизу, под барханами, надо вылезать с седла и предварительно хорошо изучить место разгона.
Хорошо, если между грядами, песок достаточно плотный, а если и там сыпняк - следи, главное не останавливаться на нём, стоит встать - закопаешься сразу! А бывает, для подъёма разгоняемся с большой скоростью на 2 или 3-й передаче, но взобравшись на самый верх горы ударяемся в какой-нибудь холмик, тогда вылетаем с сёдел мотоциклов в разные стороны - это уже опасно! Но, если честно, другого пути тут нет, или же надо было вообще отложить эту затею пересекать Большую Песчаную пустыню.
Джип опять не может выйти сам на очередную гору, с ним намного сложнее, приходится собирать ветки, ломать кусты, укладывать их на колею, где будет он подниматься, и потом дружно толкать. Так проходим рубеж, на это уходит много времени, хорошо ещё, что такой кошмар происходит не так часто. А сверху солнце жарит и жарит, а мы всё севернее, севернее едем, к солнцу, к солнцу ближе.

[]

Привычка слушать свой мотоцикл, его двигатель, как собственное сердце, неизбежно вырабатывается у любого водителя, байкера, лётчика, шкипера, у всех мужчин, кто сидит за рулём, за штурвалом или держит рычаги управления. Вот и сейчас - надрываю я стальное сердце "Волка" на этих песчаных подъёмах, а его рёв у меня внутри отзывается настоящей болью ” понимаю хорошо, что стальное сердце ” тоже не вечное, и тоже может отказать в любой момент, и такие нагрузки как раз приближают этот момент. Под этот рёв двигателя в голове вертится мысль, что уже не вернуться мне на моём стальном коне в Сидней. Слился я с аппаратом, как одно целое уже: и мне больно, когда ему больно! А песчаные гряды всё тянутся и тянутся до горизонта и наша с Волком общая сталь слабеет и слабеет с каждым пройденным метром. Да, уж, выбрали себе дорожку, называется! И что нам не ездится по асфальту, прогнали бы вокруг Австралии по какой-никакой, а асфальтированной трассе, и то была бы нам слава, на спидометрах было бы больше 20 тысяч километров, и к тому же, во всех климатических поясах ” езжай, не хочу! Наши предшественники так и делали, и в пустыню никто не забирался; нет же ” понесло нас! А впереди ещё один высоченный песчаный бархан, а за ним ” другой ” и выше и ещё сыпучее.

[]

"Урал-Спортсмен" более приспособлен для бездорожья, чаще всего он сам взбирается на горы песка, у него большое преимущество в виде двух ведущих колёс. Но как даются эти взлёты водителю ” моему брату Саше, никто, кроме него самого, не знает, не ведает, а Саша ” такой человек, что не скажет, будет терпеть до последнего, пока не свалится от усталости. Такой он человек! А между тем известно, что трёхколёсный мотоцикл требует большего напряжения мускулов, чем двухколёсный, так что Саше моему несладко. Вот он, вроде бы, уже на очередной верхушке бархана, но видно, как даже на скорости не отлипает от его спины намокшая от пота рубашка, как мотает мотоцикл в случайной колее, и как дрожат от напряжения руки. Тяжело.
А вот и до пекла добрались. Становится очень жарко, температура уже переползает за плюс 35 градусов, теперь остановки у нас чаще ” сильно греются двигатели. Пьём много воды, большие физические нагрузки на жаре способствуют обильному потовыделению. При таких темпах езды, всех запасов может и не хватить. Я рассчитывал в день проходить не менее 150 км, а тут получается намного меньше, сегодня, например, проехали всего 70 км.

[]

Зато встретили недавно оазис ” островок бурной жизни в пустыне. Глянули на карту, нашли эту точку и диву дались ” вот так совпадение!!! Этот источник называется ” как бы вы думали? ” не иначе как URAL - Урал, ребята. Если не верите ” глядите на карту! Такого подарка судьбы мы не ожидали, конечно! И почему его так назвали, может это что на языке аборигенов местных означает, может быть что-то такое совсем не связанное с Уралом, Уральскими горами. А может и наоборот: как мы узнали из пояснений к карте эти тропы пробивались в 1906-1908 годах участниками экспедиции Альфреда Канинга (Alfred Canning). Одновременно с тропами те смельчаки копали и колодцы, или как-то находили их ” ума не приложу, как можно такое сотворить на протяжении 1600 км, ведь тогда в экспедиции Канинга сделали сразу 51 колодец. Все они были перенумерованы по порядку, так тот порядок на картах и сохраняется до сих пор!
Скорее всего им помогали аборигены ” без всякой информации источники воды сам, ни с того ни с сего, воду здесь не найдёшь, в этом деле и нужны исторические данные местных жителей-аборигенов. Можно только удивляться смелости, настойчивости и мастерству и самого Альфреда Каннинга и его напарников: в те годы авиации не было, аэрофотосъёмки тоже, карты какие-то, конечно, приблизительные, были, но не было техники, ездили только на лошадях, на повозках, везли с собой всё на всех людей, а экспедиция была большая, около 100 человек, да и нужно было не просто проехать тут как-то, прорваться, что называется, а ещё и главное ” разведать источники воды, потом разведать тропы между ними, проложить их, понаставить указателей, оборудовать источники. Фантастический труд, представьте себе! Вот и осталось имя руководителя той экспедиции Альфреда Каннинга в истории и на всех картах Австралии, да ещё уважение к нему и его героям, которые тут всё так чётко проложили и столько лет всё сохраняется и поддерживается.

[]

И вот в связи с информацией об этой героической экспедиции подумалось, что вполне ожет быть, что тот Альфред Каннинг мог быть и географом и тогда вполне чётко знал про Уральские горы, эту таинственную, для него, страну северного полушария, и потому, естественно, мог назвать один из источников Ural - Урал, вот и всё. Нашёл для себя такое объяснение. Чтобы его проверить, нужно изрядно покопаться в научных источниках.
А если описать наш родственный, по названию, источник, то это небольшое такое озерцо с мутной, можно сказать, грязной, водой, максимальная глубина которого 30-40 см. Сюда приходят на водопой все местные обитатели: одногорбые верблюды, дикие собаки динго, змеи, грызуны, прилетают птицы, приползает прочая живность. Полно тут насекомых, всё перепутано паучьими сетями. Продолжает удивлять, что даже в этой, казалось бы, полностью песчаной пустыне, есть деревья, которые растут прямо из песка ” из ничего, они защищают нас от знойных лучей в период краткого отдыха или ремонта. Удивительно, но факт ” найдёшь самую маленькую тень, такую, что даже всего тебя не скрывает, встанешь, или ляжешь, в неё, и чувствуется, что уже значительно легче дышится. Солнечные лучи тут мощные, просто бьют, вот и спасает всякое деревце.
Все такие островки жизни, оазисы, даже самые крохотные, все показаны на австралийских картах и не меняются вот уже сотню с небольшим лет. Это поражает. Кажется очевидной мысль, что так должно быть везде, что любой источник воды, пусть даже самой мутной и грязной ” это всё-таки спасение для человека, который может оказаться в прямо-таки безвыходной ситуации. Почему же на наших картах никогда не увидишь такого внимания к путнику, к потребителю тех самых карт? Может быть и есть в России какие-то специальные, секретные, карты ” я не знаю, не видел, и речь идёт про обычные, общеупотребительные, такие, какие и тут в Австралии продаются в магазинах. У нас пустыни отмечены на картах просто пустыми районами, если там нет жилых оазисов, а здесь карты испещрены значками: где когда-то кто-то заметил или добывал воду, и к тому же, у большинства источников, оазисов, есть тут свои имена.

[]

Эти имена нанесены на таблички, которые расставлены в пустыне на колеях, также отмеченных на карте. Притом на табличке указаны координаты сразу двух источников ” и ближайшего и следующего, ближнего к этому. Чтобы можно было рассчитать свои силы на переход, если уж совсем припёрло и тогда пойдёшь от воды до воды, этапами. Молодцы, австралийцы! И почему это только наши картографы скрывают ” где в пустынях, в тяжёлых, сложных, районах, есть вода ” непонятно!?
К обеду набрели на новый оазис - озерцо глубиной по колено, водопой для разной живности, поросло всё паутиной, на которой восседают огромные пауки. По карте в этом месте обозначена питьевая вода, наверное, подразумевали кипячение воды из озера, потому как, облазив все ближайшие кусты, колодца мы не нашли. Здесь решили пообедать. Я подошёл к берегу осторожно, чтобы не напороться на пауков, разделся и сполоснул грязное тело и намочил волосы. Саня воскликнул: Это безумие - купаться здесь, можно подцепить разные болезни, ведь здесь пьют верблюды, динго, ящерицы, змеи и т.д., и не только пьют, кстати, а и всё остальное прямо в воду делают! Если кто-то из вас искупается здесь, того буду считать сумасшедшим!
Но несмотря на эти восклицания моего брата, я всё-таки ополоснулся очень хорошо, стало так легко, гораздо легче всему телу, жара отступила ” вода есть вода, всё же! Так что, втайне ребята, наверное, пожалели потом, что не стали тоже купаться.

[]

После обеда двинулись дальше, но ко всему появилась новая проблема: джип стал тоже закапываться в песках на подъёмах. За вторую половину дня продвинулись всего на 7 км, и прохождение этого расстояния потребовало от нас огромных усилий. На подъёмах рубили ветки деревьев и укладывали их в колеи, после чего, когда джип начинал ехать, мы толкали его сзади вчетвером. Только так и подымались.
Ребята из мотоклуба Ночные Волки как-то сказали мне: Мало ехать вокруг света на Уралах, надо ещё получать при этом удовольствие, а разве вы можете получить удовольствие с Уралами? Никогда!
И в самом деле - сколько нужно терпения и самоотверженности с российскими мотоциклами. Вот, к примеру, Володя вместо того, чтобы с утра до завтрака прогуляться по окрестностям, полюоваться пустыней, занимается ремонтом, у него практически нет и минуты свободной, всего себя отдаёт технике. А иначе ” не сдвинулись бы ни на шаг!

[]

Опять нужно садиться на мотоцикл, это так тяжело! Опять нужно ехать по этим пескам, преодолевать эти песчаные горы, и так опасно. Со мной едет Тимур в коляске, на крутых поворотах он откренивает, вывешиваясь за пределы коляски, и всем телом давит на крыло, и даже в такие моменты, особенно, когда дорога с уклоном, колесо коляски отрывается от земли и чтобы не перевернуться, нужно притормаживать, а значит опять увязнуть в песке. И не знаешь, что порой лучше - рисковать перевернуться или не рисковать, но потом вытаскивать из песка мотоцикл, а это очень тяжело.
Зато заметил - только в пустыне начинаешь ценить воду и наслаждаться каждым глотком!
Андрей сказал глядя на наши мучения: Сергей, то, что вы делаете на Волке, можно назвать запределом! И действительно, назначение такого мотоцикла - ездить только по шоссе. Если бы другие мотоциклисты увидели, на какие высокие песчаные горы мы взбирались и едва не тонули ” они сказали бы одно - это самое настоящее безумие.
Мы с Тимуром гнали с одной горы на другую, останавливаться было нельзя. Между горами есть возможность разогнаться, чтобы преодолеть следующую, если остановишься, потеряешь разгон и закопаешься. И так мы двигались километра четыре, преодолев гор двенадцать, как вдруг встали на твёрдый грунт ” вот радость-то! Чтобы подождать ребят стоим минут сорок, а никого нет и нет! Возвращаться нет смысла, как вспомним, сколько трудностей и опасностей преодолели за эти четыре километра?
Вдруг, смотрим - едет только джип, а Спортсмена нет! Подъезжают. Мы к ребятам, а они, на вопрос Что случилось?, показывают кивками в салон, а Володя говорит: Саня перевернулся, да так сильно, что переворот был не боковой, а через передок! Слова звучат как во сне...

[]

ТРАГЕДИЯ

6 мая.
День начался как всякий другой, так кажется. Но именно сегодня пустыня дождалась нашего расслабления, усталости, рассеянности внимания.
Мой брат Александр на одном из крутых поворотов колеи перевернулся на своём мотоцикле через переднее колесо. Тяжеленный Урал накрыл его всей своей 300-килограммовой тяжестью. Саше повезло ещё, что он не снимал с головы шлема во время езды, как чувствовал - это и спасло ему жизнь, потому что основная тяжесть удара пришлась на голову, затем досталось правой руке. Он был один, в коляске никого больше не было.
Ребята ехали сзади него на машине, увидели падение и понеслись! Вовремя успели поднять мотоцикл, с него уже натекло много бензина, и уже плавился электропровод, мог бы запросто произойти взрыв бензина.
Подняли Сашу. Уложили, осмотрели. В районе ключицы, ясно видно, вышла из сустава плечевая кость. Открытой раны нет, перелома нет, скорее всего ” связки. Владимир Сайгаков вправил кость как мог, но ещё оказались ушибленными ноги, и чтобы как-то приглушить боль, Андрей Сармин вкалывал Саше новокаин и анальгин.

[]

©® «Братья Синельники», разработка сайта - Vinchi Group
Оформление и программирование Ильи

Экстремальный портал VVV.RU